Единую Европу похоронят сами европейцы

Для нынешних граждан ЕС на бывшем соцлагере свет клином не сошелся. Только 51% опрошенных "объединенных европейцев" готовы объединиться с новичками с Востока, тогда как 30% категорически против

ФОТО:
Несколько дней назад решалась судьба Восточной Европы и Европейского союза вместе взятых. И решали ее... жители Ирландии. Дело в том, что ирландцы в свое время не ратифицировали "договор Ниццы", который должен был подготовить механизмы ЕС к работе в условиях расширяющегося состава Союза. Теперь страны-кандидаты из Восточной Европы уже буквально перешагивают порог европейского дома: Еврокомиссия недавно утвердила список из десяти счастливчиков, которые станут членами ЕС через год. Отступать дальше некуда – ЕС должен их принять и при этом, по возможности, не лопнуть от перенапряжения своих властных органов, которые и так с трудом справляются со своими обязанностями. Со второй попытки ирландцы все же дали добро на расширение: в отличие от прошлого раза, правительство провело мощную агиткампанию накануне референдума, и в гражданах проснулась сознательность.

Однако от итогов повторного референдума в Ирландии на самом деле не так много зависело. Комиссия, конечно, запугивала ирландцев тем, что они могут порушить весь европейский проект, ублажала и купала в пиве делегацию ирландских журналистов, посетившую по случаю Брюссель, но на ушко сведущим людям намекала, что у нее есть и другие способы протолкнуть расширение. Например, обратиться к парламенту Ирландии за поддержкой или вообще начать принимать новичков в ЕС без договора Ниццы (руководствуясь нормами более раннего Амстердамского договора).

В общем, все это уже детали. Главное – следует признать, что расширение ЕС, которого более десяти лет ждали наши бывшие соратники по соцлагерю, наконец стало практически неизбежным. Литва, Латвия Эстония, Венгрия, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Кипр и Мальта войдут в Европейский союз к началу 2004 года, а Болгария с Румынией – ориентировочно к 2007 году.

А вот Турцию опять оставили за дверью. Спрашивается, почему? По экономическим показателям она опережает Грецию и Португалию на момент их вступления в ЕС, с нынешними кандидатами тоже могла бы потягаться и еще фору дать. Но Турция – не своя, не европейская по духу, и этим все сказано. Если на минуту отвлечься от экономики, то совершенно очевидно, что нынешний Евросоюз, несмотря на достигнутый уровень интеграции, все еще не сформировался как некое единство (он вовсю ищет свою "европейскую идентичность") и пока просто не в состоянии переварить мусульманскую страну в своем составе. Так что экономика здесь не при чем, а проблемы с правами человека в Турции – просто повод для вежливого отказа.

Но вернемся к счастливой десятке. Экономика, как ни странно, и здесь оказалась не главным критерием готовности претендентов. Решение Комиссии надо расценивать, скорее, как политический аванс странам-кандидатам, нежели как признание их экономических успехов. В ЕС, видимо, поняли, что ждать, пока кандидаты дозреют до соответствия минимальным критериям членства в Союзе, бесполезно. Принимают недозревшими. Еврокомиссия подробно исследовала, как и в чем страны-кандидаты не дотягивают до стандартов ЕС. И выяснила, в частности, что ни одна из них не выполнила требования по сельскому хозяйству, а также в сфере финансов и параметров бюджета (это не говоря уже о многочисленных проблемах и проблемках в политической сфере). Только Мальта и Кипр на сегодня представляют собой страны с устоявшейся, хорошо развитой и укоренившейся рыночной экономикой, где валовой внутренний продукт в пересчете на душу населения сопоставим с европейским. Что касается кандидатов из Восточной Европы, то среди них этот показатель превышает половину среднеевропейского только в Словении, Чехии и Венгрии.

Так что решение Комиссии прозвучало для кандидатов скорее не победным салютом по случаю успешного окончания длительного похода, а выстрелом из стартового пистолета к забегу на новую дистанцию неизвестной пока длины. "Поляки, конечно, имеют хороший повод выпить бокал шампанского или рюмку водки, но после этого они вынуждены идти работать –– потому что их стране нужно еще хорошо поработать, чтобы достичь стандартов Европейского Союза", – заявил комиссар ЕС по вопросам расширения Гюнтер Ферхойген.

Есть, к тому же, основания полагать, что для кандидатов это будет бег с препятствиями. Скажем, повсеместно усиливающиеся в ЕС правые и ультраправые проталкивают идею ограничения на первых порах свободы перемещения рабочей силы из Восточной Европы в Западную. Кандидаты по этому поводу уже вовсю трубят об их дискриминации, но это мало помогает. Несладкая жизнь, похоже, ожидает восточноевропейских металлургов, ведь для сталелитейной промышленности Польши, Чехии, Словакии и Венгрии характерна высокая доля государственной поддержки. Придется, видимо, ее уменьшить. Еще придется закрыть атомные электростанции, не соответствующие европейским стандартам безопасности (в Игналине, Козлодуе и Бохунице).

А еще Еврокомиссия предложила (опять же, на первых порах) ограничить дотации сельскому хозяйству стран-кандидатов 25% от суммы, отчисляемой на нужды сельской отрасли нынешних стран-членов. Уравнять в правах восточных фермеров с западными предполагается только через 10 лет. Это вопрос больших денег, ведь сельскохозяйственные дотации и помощь бедным регионам стран-членов обходится Союзу в 80% его бюджета. А тут подваливает целая ватага регионов, сплошь нуждающихся в дотациях. Откуда взять столько средств? Так ведь еще и "бедные европейцы" (Испания, Греция Португалия и Ирландия) не собираются отказываться от своей кормушки и готовы бороться за нее с кандидатами. Кандидаты-то победнее, да поаграрнее будут! Вот в Польше, к примеру, в сельском хозяйстве занята пятая часть 40-миллионного населения (что составляет 2% от всего населения нынешнего ЕС). С такими придется делиться.

Но если оставить в стороне претензии отдельных стран ЕС по поводу уплывающей от них халявы, какова же в действительности цена расширения для Евросоюза? Газета "Монд" приводит цифры, согласно которым в 2004-05 гг. на расширение ЕС будет потрачено около 40 миллиардов евро. В дальнейшем бюджетные расходы будут зависеть от пересмотра общей сельскохозяйственной политики Европейского Союза, а также структурных фондов и коммунального бюджета. Но это уже относится к периоду после 2006 года. А по расчетам Центра европейской реформы, расходы ЕС в течение двух лет до расширения – с 2002 по 2004 – плюс за два последующих года могут составить 67 млрд. евро. Однако всё, и даже истинная величина цифр, познается в сравнении. Так вот, для сравнения: Германия с 1990 по 1999 г. потратила на свои вновь обретенные восточные земли 600 млрд. евро. Конечно, не все могут позволить себе такую роскошь. И цена расширения становится особенно ощутимой в нынешний период рецессии.

Возникает резонный вопрос: если все так непросто, надо ли было торопиться с решением? Западной и Восточной Европе ведь очень непросто будет жить под одной крышей общего рынка: неизбежны ссоры при дележе дотаций, проблемы в сфере конкуренции, дискриминация новичков в переходный период и т.д. Так не лучше ли было подождать еще лет пять-десять – тогда, глядишь, и кандидаты бы подтянулись, и Евросоюз нашел бы, наконец, свою идентичность?

Но все-таки в Брюсселе решили поспешить. И это отнюдь не великосоюзные замашки – просто иначе можно опоздать. Ведь Евросоюз отнюдь не сулит жителям Восточной Европы манны небесной, и в странах-кандидатах все слышнее голоса скептиков. И хотя сейчас в среднем 65% намерены проголосовать на референдумах за присоединение к ЕС, но тенденции настораживают. Во-первых, остальные все еще плохо представляют себе, куда их, собственно, приглашают, какая от этого польза и, следовательно, стоит ли это поддерживать, а во-вторых, число однозначных сторонников интеграции сокращается неумолимо. И даже более того: чем ближе страна подбирается к ЕС по уровню своего развития, тем быстрее растет в ней число "евроскептиков".

И для нынешних граждан ЕС на бывшем соцлагере свет клином не сошелся. Только 51% опрошенных "единых европейцев" готовы объединиться с новичками с Востока, тогда как 30% категорически против. А по мнению экспертов газеты "Independent", ситуация еще более скверная: "Сейчас ни один европейский политик не может набраться смелости и сказать правду: на самом деле нынешний союз уже не так стремится принимать в свой состав новых членов. Сегодня граждане Европы, переживающей рецессию, в подавляющем большинстве проголосовали бы против дополнительных расходов на расширение, составляющих 60 фунтов на человека". Так на кой все экономические критерии: с расширением надо спешить, пока единую Европу окончательно не похоронили ее собственные граждане.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей