Курсы кройки нового миропорядка. Урок второй

Не успела еще общественность свыкнуться с тем, что Америка присвоила право единолично карать и миловать, как начинается новая кампания по промывке мозгов. Только это будет уже настоящая "перезагрузка матрицы" международных отношений




Что-то странное творится в нашем мире. Не успела еще общественность свыкнуться с тем фактом, что единственная сверхдержава присвоила право единолично карать и миловать, как исподволь начинается новая кампания по промывке мозгов. Только это будет уже настоящая "перезагрузка матрицы" международных отношений...

В СМИ по всему миру начинают появляться прогнозы (в основном, конечно, преподносимые как опасения), что международная реальность может в обозримом будущем повлечь принципиальные изменения доктрины международного права. Так, швейцарская газета "Нойе цюрхер цайтунг" полагает, что война в Ираке может привести к легализации превентивной войны. Для этого Вашингтону достаточно будет убедить значительную часть международного сообщества в правомочности превентивного вмешательства в Ираке (а ведь удалось же США собрать на это дело под свои знамена целую коалицию!). Таким образом, будет создан прецедент, который положит начало новой, правомерной практике международных отношений: "Вы еще не верите в демократию? Тогда мы летим к вам!".

Австралийская газета "Эйдж" рассуждает о самой правомочности превентивных силовых ударов по примеру иракской кампании и приходит к выводу, что в некоторых случаях соображения гуманизма могут возобладать над принципом национального суверенитета. То есть для изменения международно-правовых принципов есть достаточные основания. "Вы можете соглашаться или не соглашаться с войной в Ираке. Бесспорным остается факт, что в ее результате удалось отстранить от власти беспринципный, опасный и деспотический режим с долгой и кровавой историей", – утверждает газета, не преминув напомнить, что Австралия была в числе тех, кто спас иракский народ и весь мир от злобного Хусейна.

А "Франкфуртер Альгемайне" недавно опубликовала полную благородного гнева статью бывшего офицера американских войск, автора нескольких книг Ральфа Петерса. Вот что он пишет от лица "воинов-освободителей" XXI века: "Жалобы и стенания в Европе, энтузиазм, с которым американцев обвиняли во всех смертных грехах, – все это вызвало удивление у американцев. Мы думали, что вы – взрослые, а вы производили впечатление невоспитанных детей". Петерс предлагает не воспитывать провинившихся немцев и прочих французов, а попросту забыть об их существовании. "Игнорируя старую Европу в вопросах стратегического значения, США наконец освободятся от потерпевшей крах модели европейской дипломатии, подарившей миру страшные войны, непригодные границы и диктаторов, которым никто не мешал совершать преступления. Теперь мы пробудились ото сна. Мы больше не собираемся признавать ваши запятнанные кровью устаревшие правила функционирования международной системы. Мы установим собственные правила. Многие из них придутся вам не по вкусу"...

Конечно, у этого американского "орла" накипело много теплых слов в адрес нерешительной, не воинственной и, главное, не согласной со Штатами Европы. Но за всем этим пафосом кроется действительно серьезная угроза – перспектива изменения мирового порядка. Причем речь идет не о фактическом попрании международно-правовых норм (оно уже произошло), а об изменении самих этих норм.

Итак, предлагается узаконить войну как средство борьбы за права человека и способ ликвидации деспотических, общественно опасных режимов. Войну превентивную и ведущуюся по инициативе одного или нескольких "государств-правозащитников". Для этого, подсказывают мировому сообществу, надо всего лишь немного "подкорректировать" Устав ООН. Этому документу скоро исполнится 60 лет – давно пришла пора приспособить его к новым мировым реалиям. Принципы, на которых построен Устав, а в месте с ним и вся система международных отношений, устарели. Для легализации "правозащитных войн" подкорректировать придется пустячок – большинство принципов Jus Cogens, основ международного права, в числе которых: неприменение силы и угрозы силой отдельно взятыми государствами, невмешательство во внутренние дела другого государства, нерушимость его границ и уважение суверенитета. Именно по суверенитету будет нанесен основной удар: государствам откажут в праве жить и управляться по-своему. Если ваш государственный строй не соответствует западным образцам демократии, то... пеняйте на себя!

Весьма плачевная участь может ожидать и саму Организацию Объединенных Наций. За свои 60 лет ООН воспитала три поколения международников-идеалистов, верящих в справедливость и международное право. Наибольшее их число, пожалуй, сосредоточено в России: из всех крупных и влиятельных государств именно РФ наиболее последовательно и довольно (не побоимся этого слова) бескорыстно отстаивает высокие идеалы в мировой политике. Однако, похоже, что и ее энтузиазм иссякает – в том числе и в отношении ООН. Доктор политических наук, профессор Алексей Богатуров отметил в недавнем Послании президента Федеральному Собранию любопытную деталь: среди всех международных успехов России на первом месте было названо приглашение стать полноправным членом "восьмерки", а сама "группа восьми" была упомянута президентом дважды – столько же, сколько ООН. "Сугубо неформальный "клуб сильных" в президентских приоритетах фактически поставлен вровень с Организацией Объединенных Наций и даже несколько выше ее, если судить по очередности упоминаний". Что весьма печально, если учесть разницу между этими двумя конкурирующими институтами. Ведь "восьмеркой" фактически руководят США, а в ООН у каждого постоянного члена Совета Безопасности есть право вето. "Ясно, что президент исходит из реалистической оценки ситуации: "восьмерка" фактически сегодня влиятельнее ООН, – делает вывод профессор Богатуров. – Но легче на душе не становится: возможно, оттого, что в слабой диспозиции, в которой оказалась Россия, радоваться превосходству "американского брата" не хочется".

Впрочем, может быть, напрасно мы так убиваемся по поводу "руководящей и направляющей" роли, которую присвоили себе США? Может, это в нас просто говорят былые великодержавные замашки и зависть к сильнейшему? Ведь США уверяют мировое сообщество, что они делают для него благо – свергают деспотические режимы, защищают права человека во всем мире и борются с международным терроризмом. Они выполняют ту "грязную работу", на которую никак не может решиться ООН и прочие.

Вот, к примеру, как Генри Киссинджер разъясняет доктрину американских "превентивных войн". Он утверждает, что существуют преступления "настолько отвратительные и гнусные, что совершившие их деспоты не должны уйти от юстиции, прибегая к доктрине иммунитета суверенного государства". То есть борьба за права человека может порой становиться вооруженной. Следует отметить, что эти идеи не противоречат канонам современного международного права и далеко не новы. Право на коллективную оборону ("справедливую войну") зафиксировано в Уставе ООН. А институт международной уголовной ответственности физических лиц возник после окончания Второй мировой войны, одновременно с созданием Объединенных Наций. Тогда на основании этого принципа судили руководство нацистской Германии. Недавно именно этот постулат привел на скамью подсудимых Гаагского трибунала Слободана Милошевича.

Но те идеи, которые подбрасываются в плавильный котел мирового общественного мнения после войны в Ираке, очень опасно искажают международно-правовую доктрину. Ведь право судить деспотов-преступников и воевать с их режимами предполагается предоставить не всему мировому сообществу (в лице его представительного форума или органа), а одному, вполне конкретному национальному правительству. Да и сам выбор "подозреваемых" также отдается на усмотрение одной страны. Таким образом, создаются предпосылки для подмены принципа коллективной безопасности правом сильного "государства-судьи". А уж оно, как сумеет, позаботится и о "коллективе".

Не менее пугающим новшеством является и принцип "коллективной ответственности" правителя-деспота и его народа. Получается, что если деспот не хочет добровольно сесть на скамью международных подсудимых, то ответственность разделяет с ним вся его страна, на которую пойдут войной разгневанные борцы за права человека. Конечно, так случалось и ранее: народы страдали от войн из-за неуступчивости своих властителей. Но сама-то война велась всё-таки против целой страны, включая и ее народ (как правило, с целью отнять у него что-то). Антииракская коалиция, напротив, всячески подчеркивала, что не имеет ничего против Ирака и его народа, её цель – облагодетельствовать этот народ. А что бомбили – так это исключительно для того, чтобы поразить Саддама Хусейна и его режим. Что и говорить, цинизма американцам не занимать: помнится, в Афганистане на головы жителей сыпались попеременно то ракеты, то гуманитарная помощь...

Хочется отметить еще одну важную деталь начавшейся кампании по изменению международного правопорядка: мировое общественное мнение обрабатывают какой-то иезуитски логичной аргументацией. Например, если деспот вовремя не сдался на милость судей, то он является виновным в страданиях своего народа от последующей войны, на его совести "Томагавки", упавшие в жилые районы, и расстрелянные частные автомобили с целыми семьями мирных граждан. Действительно, мог ведь Хусейн вовремя уйти? Мог. Но не ушел. Вот он и виноват, а отнюдь не американские морпехи, стрелявшие иной раз по всему, что движется. А завтра, возможно, предложат уйти Ким Чен Иру, Туркменбаши, Лукашенко... И они тоже будут виноваты, если не согласятся.

Точно так же "логично" мировое сообщество убеждают и в целесообразности скорейшей "корректировки" международного права: дескать, до той поры, пока превентивная война не будет легализована и институциализована, нам придется мириться с "нелегализованным" силовым вмешательством одного или нескольких государств во внутренние дела "стран-изгоев"... Всё это очень напоминает дискуссию о целесообразности (и даже необходимости) легализовать наркотики и проституцию. Так и в случае с превентивными войнами: даже если США удастся каким-то образом их узаконить, они всё равно останутся по сути своей формой агрессии, то есть использованием в международных отношениях силы в качестве средства национальной политики. А это противоречит не только ныне действующему Уставу ООН, но и тем достижениям хваленой западной цивилизации, на которых этот документ основан.

Наконец, почему тема корректировки Устава ООН всплыла именно сейчас? США не могут не предвидеть того сопротивления, которое им придется преодолевать, развивая эту тему. Стоит ли овчинка выделки? Не проще ли Вашингтону сохранить всё как есть и оставаться "неформальным лидером" мирового сообщества? Возможно, и проще. Но узаконить свою политику и свой миропорядок всё-таки надо, и как можно скорее. Штаты не смогут бесконечно удерживать пальму мирового первенства без риска ее уступить, скажем, Китаю или объединяющейся Европе. А те уж точно попытаются воплотить свои мечты о многополярности и, тем самым, возродить ООН и старый миропорядок. Так что однополярный мир нужно бы узаконить сейчас, пока никто не может поспорить с США в мировом лидерстве.

Вообще-то, все узурпаторы рано или поздно стремятся придать своей власти некую легитимность. Они прекрасно сознают, что их дурной пример может быть очень заразителен.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей