Греф для служебного пользования

Отставка главного идеолога экономических реформ не нужна ни Путину, ни Касьянову, ни большей части бизнес-элиты. Так что Герман Оскарович может работать спокойно, никому не принося ни особого вреда, ни особой пользы




Вопреки всем слухам о почти решенной отставке, 19 мая Герман Греф вернулся из месячного отпуска и продолжает возглавлять Минэкономразвития. Напомним вкратце хронику событий. 14 марта состоялась расширенная коллегия МЭРТ, на которой Касьянов устроил Грефу и его сподвижникам форменную головомойку, в частности по поводу неудовлетворительного положения дел с налоговой и административной реформами. На это Греф возразил, что документы, подготавливаемые в министерстве, не только волокитятся в других ведомствах, а главное, в аппарате правительства, но к тому же еще и корежатся до неузнаваемости, так что утрачивают первоначальный реформаторский дух. Через несколько дней Греф в пылу полемики на одном из совещаний у премьера заявил о готовности уйти в отставку. Более того, по имеющимся сведениям, 18 марта он просил "вольную" на аудиенции у Путина, однако таковую не получил. Президент сказал, что по-прежнему верит в Германа Оскаровича, а звучавшая критика "не должна настраивать на пессимистический лад, а наоборот, должна настраивать на работу, тем более что есть понимание, что и как делать и в какие сроки".

После всех треволнений Греф 21 марта слег на больничный. Пока он приходил в себя, Касьянов успел объявить предупреждение "о неполном служебном соответствии ввиду ненадлежащего исполнения служебных обязанностей" первому заму Грефа Михаилу Дмитриеву после того, как тот резко раскритиковал аппарат Белого дома за затягивание пенсионной реформы. На работу Греф вышел только 14 апреля, но уже через неделю взял отпуск для окончательной поправки здоровья.

Грефовцы давно нападают на аппарат правительства, а тем самым фактически и на премьера. Понять их можно: Минэкономразвития непосредственно отвечает за все реформы в экономике (с него и спрос!) и хочет их провести, да не может: реформаторский раж монотонно гасится в шестеренках бюрократической машины. Как бы то ни было, факт остается фактом: три года правительство Касьянова почивает на нефтяных лаврах, а реформы не движутся, ну, или почти не движутся. Толстенная программа действий, подготовленная Грефом и утвержденная в 2000 году, осталась по существу литературным произведением. Между тем на носу выборы и надо как-то отчитываться, иначе говоря – искать козла отпущения.

С другой стороны – зачем? Цены на нефть еще не упали до критического уровня, а возможно, и не упадут; к тому же накоплен определенный жирок, так что видимое экономическое благополучие, весьма вероятно, сохранится не только до парламентских, но и до президентских выборов. Форсировать в этих условиях экономические реформы, большинство из которых априори непопулярны, нет никакого смысла. По-разному всё может повернуться, но пока представляется, что Путин не намерен перетряхивать правительство до окончания своего первого срока. Второй срок – это уже для Истории (если, конечно, не думать о третьем), и реформы будут проводиться или не проводиться для одобрения потомками, а не ныне здравствующими избирателями.

Если социальная обстановка в стране сохранится относительно благоприятной, для Путина прямой резон вообще вынести тему экономических реформ за скобки своей предвыборной кампании. Но тогда важно, чтобы Греф оставался в правительстве, ибо он – символ этих реформ, и утрата символа привлечет нежелательное внимание к их фактическому провалу.

А вот Касьянову нужно отчитываться не перед электоратом, а перед начальством, то есть президентом, что во многих отношениях сложнее. Судьба Михаила Михайловича после выборов покрыта дымкой, но по крайней мере до тех пор ему необходимо продержаться, чтобы обустроить свои позиции на эту туманную перспективу. В этих целях он, естественно, будет и дальше валить все провалы на Германа Грефа, а также вице-премьера Алексея Кудрина, с которым тоже по разным поводам конфликтует (в частности, Кудрин еще год назад публично разругал аппарат правительства; впрочем, не менее остро глава Минфина полемизирует и с Минэкономразвития). Однако по большему счету Касьянову отставка его оппонентов, и в первую очередь Грефа, невыгодна. Во-первых, потому, что валить будет больше не на кого – не предъявлять же претензии к только что назначенному министру. Во-вторых, кого назначить? – воз на себе Герман Оскарович тянет немалый, и быстро заменить его в роли "главного по экономике" будет непросто. Наконец, в-третьих, развалится вся система сдерживаний и противовесов внутри и вокруг треугольника Касьянов – Кудрин – Греф.

Система эта и без того уже трещит. Каждый из троицы оппонирует каждому, причем всё более резко. Правительство из-за этого начинает лихорадить, не говоря уже о негативной реакции в Кремле и у широкой публики. В такой ситуации решение президента от 28 мая о переводе руководителя аппарата Белого дома Игоря Шувалова в свои помощники и назначении на его место Константина Мерзликина (занимавшего должность руководителя секретариата главы кабинета) может рассматриваться не столько как исполнение желаний Грефа и Кудрина, сколько как упрочение позиций самого Касьянова. Жертва фигуры дает ему выигрыш качества в плане фиксации status quo на предвыборный период.

Кстати, по слухам, Шувалов возглавлял в окружении премьера фракцию сторонников "жесткой линии" по отношению к "питерцам". Напротив, Мерзликин – представитель фракции "соглашателей", полагающих, что их шеф еще не готов к самостоятельному политическому поприщу, а следовательно, не в его интересах форсировать события. По их мнению, отставка Грефа неминуемо повлекла бы отставку главы кабинета, не дав ему "дозреть" до нужной кондиции.

Таким образом, отставка главного идеолога экономических реформ не нужна ни Путину, ни Касьянову, ни большей части бизнес-элиты. Сторонники преобразований, мечтающие о цивилизованном капитализме, опасаются, что удаление Грефа из правительства еще более стреножит реформы, а противники, обустроившие свои ниши в капитализме бюрократическом, не видят в деятельности министра большего для себя ущерба. Так что Герман Оскарович может работать спокойно, никому не принося ни особого вреда, ни особой пользы.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей