США и Европа разбежались всерьез и надолго

Изменение политической стратегии стран Евросоюза произошло во время иракской войны, но зрело, очевидно, давно – по мере того, как Европа объединялась и обретала политический вес




Два года назад, готовясь ударить по Афганистану, США пользовались всесторонней поддержкой не только своих традиционных союзников, но и достаточно широких слоев "мировой общественности". Затем последовал второй крестовый поход, мишенью которого стал режим Хусейна. И вот об Ирак-то и сокрушилось единство "западной цивилизации": Европа встала на дыбы... С тех пор страсти, конечно, улеглись: Париж и Берлин пошли на мировую с двукратным победителем терроризма и даже пообещали не чинить ему препятствий в Совбезе ООН.

Была ли "Буря в пустыне-2" всего лишь черной кошкой, пробежавшей между двумя берегами Атлантики и ненадолго омрачившей отношения союзников, или же она стала каплей, переполнившей чашу накопившихся серьезных противоречий? Чтобы ответить на эти вопросы, надо проанализировать позиции обеих сторон конфликта: США и континентальной Европы во главе, разумеется, с Германией и Францией.

Позиция США особых вопросов не вызывает: Вашингтон продолжает гнуть свою линию, не считаясь ни с какими издержками. Никто не смеет подумать, что мировой лидер был в чем-то не прав. И если официальный Лондон начал юлить под ударами критиков войны в Ираке, то Вашингтон, очевидно, не смутило бы даже прямое публичное доказательство того, что эта война была развязана по "сфабрикованному делу". "Коалиция действовала в интересах защиты мира – и авторитета Соединенных Штатов – и, благодаря этому, Ирак теперь свободен", – заявил Буш на недавнем заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Кофи Аннан и Жак Ширак там же говорили об опасности односторонних мер в деле борьбы с общей, пусть даже и весьма серьезной, угрозой, но выглядело это как известная жестикуляция после драки. США завершили работы по "демонтажу" прежнего иракского государства и теперь занимаются строительством на его месте нового. Ошиблись в "смете"? – не беда! Нисколько не смущаясь, Штаты говорят о том, что на восстановление необходимо порядка $75 млрд., и призывают всех к сотрудничеству. Им намекают, что неплохо было бы вернуть суверенитет иракскому народу, дабы тот тоже поучаствовал в решении своей судьбы. Однако у Вашингтона иные взгляды на возвращение иракцам власти: "Этот процесс должен происходить не слишком медленно, но и не чересчур быстро", – только и сказал Буш.

Таким образом, применительно к нашей теме позиция США означает следующее: Вашингтон руководит процессом и делает всю грязную работу. Кто хочет в этом помочь – пожалуйста! Но если нет – США справятся и сами. Зато, когда грязная работа закончена, нужно навалиться всем миром на "ударную стройку". То есть союзники нужны тогда, когда нужны "ко-спонсоры". И никаких обид.

Весьма показательно в этой связи "прощение" Германии. Так, накануне недавней встречи со Шредером Джордж Буш выразил "понимание" в связи с позицией, которую глава канцлер ФРГ некогда занял по отношению к войне в Ираке. "Шредер тогда участвовал в предвыборной кампании, – оправдывал его Буш в интервью телеканалу "FOX NEWS". – Кроме того, немцы, в основном, являются пацифистами, так как многие из них помнят об опыте Второй мировой войны". В общем, смысл такой: надо их понять и простить. К тому же теперь, дескать, Германия исправилась: Буш похвалил ее за готовность принять участие в обучении иракских полицейских.

Примерно в таком же духе состоялось примирение с Бушем и президента Ширака. Тот заявил, что Франция не будет налагать вето на новый американский проект резолюции ООН по Ираку. Прежние баталии с Вашингтоном французский президент охарактеризовал как "дебаты старых друзей" и охотно позировал рядом с Бушем перед телекамерами.

Вот такая Европа нужна Вашингтону! Америка готова все забыть и все простить своим строптивым союзникам, особенно, если ЕС побольше раскошелится на восстановление Ирака и смирится с мыслью о том, что это был не последний оплот мирового терроризма... Итак, США придерживаются практически беспроигрышного подхода: незаменимых союзников нет. Опыт иракской кампании показал, что если даже Европа, с которой у США самые тесные, "доверительные" отношения, не поддерживает лидера, вместо нее всегда можно "рекрутировать" полсотни новых союзников "ad hoc", для массы. Потом, глядишь, Старый Свет и одумается. А нет – найдется на него управа в лице восточноевропейских новобранцев Евросоюза. В общем, у США нет проблем с союзническими отношениями.

Зато есть они у Европы. За внешними актами примирения союзников кроется достаточно серьезное изменение политической стратегии стран ЕС. Произошло оно во время иракской войны, но зрело, очевидно, давно – по мере того, как Европа объединялась и обретала политический вес.

Теперь у нее появилось желание создать свою собственную военную структуру, независимую от НАТО. Идея эта родилась у Германии, Франции, Бельгии и Люксембурга в разгар иракской кампании. Уже есть элитное франко-германское подразделение, которое составит основу европейской армии; где-то в районе Брюсселя планируется разместить ее штаб-квартиру, а в будущем году "евроармию" хотят оснастить стратегической авиацией. Согласно замыслу, европейский военный контингент быстрого реагирования создается для "решения кризисных ситуаций", но будет также использоваться и в любых других операциях ЕС без участия НАТО. Недавно премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт прямо заявил, что новая штаб-квартира необходима Европе, чтобы "автономно планировать и осуществлять европейские операции". Что такое "европейские операции" – он не уточнил.

"Европе не нужны новые штаб-квартиры", – высказался по поводу всей этой затеи представитель США в НАТО Николас Бернс. Что ж, из-за океана виднее, но у Европы свой взгляд на этот вопрос. Самое, пожалуй, важное обстоятельство – то, что Великобритания, этот вернейший союзник США, "снюхалась" с раскольниками. Недавно она поддержала идею создания европейской армии (точнее, самостоятельного военного командования в Европе), правда, взамен добилась от Франции и Германии обещания, что новая военная структура не будет "конкурировать" с НАТО.

Как бы то ни было, факт остается фактом: Европа уже не настолько близка с Америкой, как бывало раньше. Да, по большому счету они союзники, их стратегические взгляды, базисные ценности и принципы очень во многом совпадают. И, тем не менее, уже нельзя быть уверенным в том, что ЕС поддержит США в решающую минуту. Европа, объединяясь, обособляется и избавляется от заокеанской опеки. За дружеской, как и прежде, риторикой вызревает не то что раскол – просто разъединение двух ключевых игроков мировой арены. Точнее, Европа постепенно "отпочковывается" и начинает вести свою собственную, все более самостоятельную игру.

Другое дело, что она не настолько едина, как этого хотелось бы ее "локомотивам". За формальным объединением экономических и правовых систем не чувствуется единства политических ориентиров и задач, Европейский союз становится все более дезориентированным во внешней политике. Особенно это станет ощущаться после 1 мая 2004 г., когда его пополнит 10 восточноевропейских новобранцев. Многие из них буквально "завербованы" Вашингтоном, но многие по-прежнему сильно связаны с "обломками" СССР. Трудно сказать, какой крен получит тогда политический корабль Европы, но, видимо, какое-то время ЕС будет привыкать к своим новым габаритам и переоценивать прежние стратегические постулаты.

Ответить:

Выбор читателей