Моцарт с русскою душою

"Маленький мировой театр" представил своеобразную постановку "Волшебной флейты". Получилась смешная и страшная история про чертей и ангелов, про святость и богохульство, про всепобеждающую силу Любви




Поставить оперу так, чтобы зритель полностью отдался происходящему на сцене, – для этого нужен недюжинный талант. Судя по тому, как прошел премьерный показ "Волшебной флейты" Моцарта в "Маленьком мировом театре", создатели этого во всех отношениях интересного спектакля подобным талантом обладают.

Тут нужно добавить, что новая постановка "Волшебной флейты" – это воплощенная мечта режиссера и автора идеи Екатерины Поспеловой. Только благодаря ее настойчивости и упорству дело было сдвинуто с мертвой точки и доведено до блестящего финала.

Собственно, идея сыграть "Волшебную флейту" в народном ("вертепном") стиле особой оригинальностью не отличается, поскольку сама опера относится к жанру зингшпиля и была написана Моцартом в 1791 г. именно для народного театра в венском предместье. Свою задачу постановщики видели в том, чтобы сделать творение Моцарта самым любимым оперным спектаклем русских зрителей.

Действие оперы перенесено в русскую народную среду, но к какому-то историческому времени не привязано. Ту вам и кукольник в армяке с вертепом – Папагено (Роман Шевчук), и Памина (Наталья Бороздина) – ну вылитая Татьяна Ларина (так и щеголяет в пеньюаре все время), и благообразный, словно с иконы сошедший старец Зарастро (Владимир Кудашев), и мудрецы с забавными валенками на голове, и Моностатка-черт (Псой Короленко), и Смерть с косой (Людмила Шилова), словом, все герои Моцарта, попав в новые условия, преобразились. И получилась смешная и страшная (ну, пожалуй, больше смешная) история про чертей и ангелов, про высокое и низкое, про святость и богохульство, про торжество Света над Мраком, про всепобеждающую силу Любви, про иностранцев в России и про маленького кукольника с вертепом, из-за которого все и началось...

Об "иностранцах в России", пожалуй, стоит сказать отдельно. Иностранец – это Тамино, по сюжету немец (его поет молодой австрийский тенор Роман Пайер), ищущий свою Памину и потихоньку проникающийся русским духом. Только он поет часть своей партии по-немецки, чем, собственно, и возвращает нас к оригинальному Моцарту.

Надо сказать, что авторы спектакля, будучи людьми культурно искушенными, позволили себе удовольствие устроить мистификацию. В качестве манка был использован вполне достоверный факт – приглашение великого австрийца в Россию, последовавшее от одного из князей Голицыных. "Ходят слухи, – читаем мы в программке, – что в одном из российских архивов обнаружен неизвестный автограф Моцарта – рукопись оперы "Чудесная дуда", написанная композитором для одного из русских крепостных театров по заказу князя *** в конце 80-х годов XVIII века. После тщательного рассмотрения стало ясно, что таинственная и плохо сохранившаяся, промокшая и обгоревшая рукопись – это русский вариант знаменитой оперы "Волшебная флейта", поставленной в Вене в 1791 году". Вот такая история...

Конечно, исполнялся музыкальный текст никакой не найденной рукописи, являющейся плодом фантазии авторов, а самого оригинала. Переводчики – Мария Степанова, Псой Короленко, Игорь Эбаноидзе и Катя Поспелова – отнеслись с чуткостью ко всем тонкостям оперного текста, сделав его максимально удобным для пения, за что солисты (кстати, большинство из них работает в "Новой опере") наверняка их уже не раз успели поблагодарить. Кроме того, они наполнили либретто понятными нашему зрителю ассоциациями, и, надо сказать, публика живо реагирует на лермонтовские "надзвездные края", пушкинские "жизнь, и слезы, и любовь", чеховские "мы отдохнем" и прочие аллюзии.

Музыкальная часть была поручена Татьяне Гринденко и созданной ею "Академии старинной музыки", что само по себе является гарантией очень высокого уровня исполнения моцартовского шедевра.

Небольших размеров зал Театрального центра "На Страстном", где проходило представление, как нельзя лучше подходит для такого вот семейного, камерного спектакля. Ведь вертеп – это традиция семейного показа маленьких домашних рождественских представлений.

Несколько слов о самом "Маленьком Мировом Театре", которым руководит Марина Бьернсгорд. По сути, это некая концептуальная оболочка, формой существования которой выбран некоммерческий проект. В таком режиме можно осуществлять проекты любой сложности, ориентируясь при этом на специфику конкретного "мероприятия" и привлекая участников лишь по мере необходимости. ММТ дебютировал в мае 2003 г. российской премьерой оперы Майкла Наймана "Человек, который принял свою жену за шляпу" в постановке Наталии Анастасьевой. Постановка прошла в присутствии самого автора и была номинирована на "Золотую маску".

Если учесть, что в планах театра "Дидона и Эней" Г.Перселла с оригинальным прологом Веры Павловой и в музыкальной редакции Майкла Наймана, а также оперы композиторов XX века Карла Орфа, Эдисона Денисова, Филипа Гласса и других, то получается, что в Москве появился третий театр, ориентированный на эксклюзивный оперный материал (первые два – "Геликон-опера" и Камерный музыкальный театр).

Возвращаясь к "Волшебной флейте", скажу, что пока запланированы всего два показа оперы, которые состоятся 6 и 7 февраля в Театральном Центре "На Страстном".
Билеты можно приобрести в кассах, расположенных по адресу: Страстной бульвар, 8а. Телефон – 200-46-77; адрес в Интернете – stdrf.ru.

Ответить:

Выбор читателей