Цены ползут все выше, и выше, и выше...

Семимильными шагами мы идем к обществу всеобщего потребления, а реальная экономика по-прежнему отстает. Только выражается это уже не в пустых полках, а в пляшущих ценниках




В январе с.г. компания "РОМИР" провела социологический опрос, чтобы выяснить, какие проблемы, стоящие перед Россией, ее граждане считают главными. На первом месте с большим отрывом оказалось "развитие экономики" (45% респондентов), а вот на вторую позицию несколько неожиданно вышла инфляция (29%), опередив даже "повышение благосостояния народа" (28%). Почему, в самом деле, несмотря на профицитный бюджет и положительное сальдо текущего платежного баланса, инфляцию никак не удается побороть? Конечно, нынешний ее официальный уровень (12,0% в прошлом году) это не 85% 1998 г., но все же он довольно высок и свидетельствует о нездоровье экономического организма. Процесс излечения от застарелого недуга протекает медленно. За 2000-2003 гг. темпы роста потребительских цен сократились всего на 8 процентных пунктов – это, продолжая аналогию, как если бы температура больного снизилась с 38,0 до 37,6 градусов.

Уже стал традиционным и сценарий инфляционного процесса в течение года: резвый старт в начале, плавное снижение к лету и слабое развитие во втором полугодии. Январь у нас – самый инфляционный месяц, в частности ввиду новогоднего повышения тарифов на услуги и сезонного роста цен на сельхозпродукцию. Соотношение январской и годовой инфляции – обычно где-то 1:5; например, в 2002 г. – 3,1% и 15,1%, в 2003-м – 2,4% и 12,0%. Таким образом, исходя из заложенного в бюджете-2004 уровня инфляции в 10%, цены "имели право" вырасти в предыдущем месяце на 2%. Именно такую цифру (точнее, 2,0-2,1%) еще 28 января называл в качестве прогнозной первый зампред Центробанка Олег Вьюгин. Однако уже через несколько дней Госкомстат сообщил, что рост цен составил "всего" 1,8%. Можно, выходит, надеяться, что по итогам года инфляция не превысит 9%, хотя большинство независимых экспертов продолжают исходить в своих прогнозах из 10-12%.

Но даже 9% – это все равно много, причем в сравнении не только с развитыми, но и развивающимися экономиками. Скажем, на Украине и в Казахстане, которые наряду с Россией наиболее продвинуты в СНГ в смысле "рыночности", инфляция в 2004 г. планируется на уровне, соответственно, 5,8-6,3% и не более 6%. В прошлом году данный показатель составил 8,2% (после дефляции в 0,6% в 2002 г.) на Украине и 6,8% (при плане 6,1%) в Казахстане, притом что и там и там денежные власти были недовольны – дескать, многовато. Отчего же тот уровень инфляции, который в Киеве и Астане считается чрезмерно высоким сегодня, у нас рассматривается как желанная цель на завтра?

Как известно, в настоящее время главный инфляционный фактор в России – рублевая эмиссия через валютную биржу. Сквозь шквал нефтедолларов Центробанк вынужден прокладывать курс между Сциллой инфляции и Харибдой чрезмерного укрепления национальной валюты. За два последних года денежная база РФ расширилась более чем в два раза, в том числе на 55,2% в 2003 году. Денежная масса (агрегат М2) увеличилась в прошлом году на 51,2%. Вместе с тем, само по себе это отнюдь не обязательно должно оборачиваться значительным ростом цен, учитывая неуклонное замедление скорости обращения денег и резкое падение доли неденежных расчетов в производственной сфере. В силу указанных факторов экономика нуждается во все большем количестве денег – степень ее монетизации (денежная масса как доля ВВП) возросла за три последних года с 16% до приблизительно 26%.

Кроме того, существенная часть рублевых сумм, эмитированных через валютную биржу, сковывается на корреспондентских счетах и депозитах комбанков в ЦБ, а также в правительственном стабилизационном фонде. Так, стремительное наращивание денежной базы в декабре прошлого года (на 24,3%, или 55% годового прироста) сопровождалось еще более резким – на 44,3% (за вычетом обязательных резервов и вовсе на 98%) – ростом совокупных средств, депонированных комбанками в Банке России. Соотношение этих средств и наличных денег в декабрьском расширении денежной базы составило 57:43, тогда как в предшествующие 11 месяцев пропорция была диаметрально противоположной – 19:81.

Еще один фактор – дедолларизация российской экономики, вызывающая дополнительный спрос на рубли. Примечательно, что если денежный агрегат М2 возрос в 2003 г., как мы сказали, на 51,2%, то агрегат М2Х (т.н. "широкие деньги"), включающий инвалютные депозиты, – только на 39,4%. Удельный вес инвалютной компоненты в М2Х сократился за год с 25,4% до 18,9%.

Стоит также отметить, что по темпам роста денежного предложения ни Казахстан, ни Украина практически не уступают России. Тенге и гривны печатаются не менее интенсивно, чем рубли, да и механизм эмиссии такой же. В 2003 г. денежная база в этих странах увеличилась в те же полтора раза, что и в РФ, – на 52,2% в Казахстане (с 1999 г. денежная база здесь расширилась в 3,5 раза, денежная масса – в 7 раз) и на 46,5% в обделенной нефтегазовыми богатствами Украине (прогноз Нацбанка Украины на 2004 г. – 32-34%). Уровень монетизации казахстанской и украинской экономики тоже примерно соответствует российскому.

В чем же тогда дело? Почему цены (в том числе в долларовом эквиваленте) растут в России быстрее, чем у наших соседей, что, кстати, дает им немалые конкурентные преимущества? Ситуация в значительной степени проясняется, если сравнить динамику денежных доходов населения. За 11 месяцев 2003 г. они увеличились в Казахстане и на Украине соответственно на 14,7% и 13% (реальные доходы – на 7,8% и 4,9%). А вот у россиян номинальные доходы возросли в прошлом году на 28,8% (реальные – на 14,5%) – до 8,75 трлн. рублей. При сопоставлении декабря-2003 к декабрю-2002 получается еще более внушительная цифра – 33,4%; прирост же ВВП при указанном сопоставлении выглядит гораздо скромнее – 8,2%. Часть этого разрыва покрывается импортом, остальное – инфляцией.

Доля денежных доходов населения в ВВП России поднялась до 66%, что считается достаточно высоким показателем. Вообще говоря, это отрадно, однако сама структура российской экономики (гипертрофированная роль сырьевых отраслей) оказывается неадекватной такому "очеловечиванию" результатов экономической деятельности. В свое время бытовало следующее объяснение, почему в стране не хватает мяса: "Мы идем к коммунизму семимильными шагами – скотина за нами не поспевает". Теперь семимильными шагами мы идем к обществу всеобщего потребления, а реальная экономика по-прежнему отстает. Только выражается это уже не в пустых полках, а в пляшущих ценниках.

Ответить:

Выбор читателей