Денег не бывает чересчур много

Лежали, допустим, у вас 16 августа 1998 г. в банке 3 тыс. руб., и равнялись они тогда $500. А затем очень быстро обратились в $125... Высокая монетизация экономики снижает подобные риски




Экономический рост и финансовая стабильность повлекли за собой существенное увеличение уровня монетизации российской экономики. Напомним, что этот показатель представляет собой отношение денежной массы (агрегат М2) к ВВП. Как правило, чем слабее и неустойчивей экономика – тем ниже ее монетизация. В развитых странах уровень монетизации обычно превышает 60, а то и 100%; в странах Восточной Европы, успешно осуществляющих трансформацию административной экономики в рыночную, он составляет 40-60%. В России данный показатель традиционно вычисляется как бы в двух ипостасях: с учетом той роли, которую играет во внутреннем обращении иностранная валюта, для определения уровня монетизации, помимо агрегата М2, часто используется агрегат М2Х (т.н. "широкие деньги", или денежная масса по методологии денежного обзора Банка России), включающий не только рублевые, но также инвалютные депозиты в российских банках. Накануне дефолта показатель монетизации составлял у нас 14,2% без учета валютной компоненты и 17,3% – с ее учетом, а после августа 1998 г. в течение года упал, соответственно, до 11,4% и 16,0%. Перелом произошел в 2000 г., и четыре последних года уровень монетизации российской экономики уверенно растет. Уже к концу 2002 г. были достигнуты отметки 15,7% и 21,5%.

В условиях снижающейся инфляции и укрепления рубля скорость обращения денег падает; к тому же, произошел серьезный отход от практики использования между предприятиями неденежных расчетов (их доля, по разным оценкам, не превышает сегодня 10-15% против порядка 75% в недавнее еще время). Так что денег экономике нужно все больше и больше. Прежде всего именно этим объясняется тот любопытный факт, что масштабная рублевая эмиссия Центробанка через валютную биржу подстегивает инфляцию гораздо менее сильно, чем можно было бы ожидать. Действительно, денег в обращении (агрегат М2) стало за прошлый год больше в полтора раза (на 51,6%), а потребительские цены возросли, по данным Госкомстата, всего на 12%.

По состоянию на 1 февраля с.г. денежная масса М2 достигла 3214,1 млрд руб., М2Х – 3946,0 миллиардов. По предварительным оценкам, ВВП России в январе-феврале составил около 2,2 трлн рублей. Таким образом, уровень монетизации отечественной экономики (показатель ВВП берем, естественно, в пересчете на год) сейчас равняется 24,3% без учета и 29,9% с учетом валютной компоненты. Так, глядишь, через пару-тройку лет мы догоним хотя бы наших бывших братьев по соцлагерю.

Казалось бы: ну и что с того? Как и на что это влияет? Между тем увеличение денежной массы не только отражает рост национального богатства, но и делает его, если так можно выразиться, более стабильным. Вот, к примеру, лежало у вас 16 августа 1998 г. в банке 3 тыс. рублей, и равнялись они тогда $500, а затем – если, конечно, ваш банк не лопнул – очень быстро обратились в $125. Высокая монетизация экономики снижает соответствующие риски. Разумеется, всякое может быть – достаточно вспомнить метания евро от 0,85 до почти 1,3 за доллар; не говоря уже о том, что наши нынешние экономические успехи зиждутся на сверхблагоприятной конъюнктуре мирового нефтяного рынка, а это фактор преходящий. Тем не менее, объективно высокий уровень предложения денег делает финансовую систему страны менее чувствительной к спекулятивным перемещениям капиталов или "внеплановой" эмиссии, а следовательно, менее уязвимой.

Параллельно с монетизацией российской экономики началась ее долгожданная дедолларизация. Так, на рынке наличной валюты весь прошлый год продажи превышали покупки, причем ножницы между объемами этих операций расходятся все сильнее. В целом за 2003 г. граждане продали на $5,5 млрд больше, чем купили. Правда под матрасами остается, по данным Центробанка (по другим оценкам, раза в полтора-два больше), еще около 38 млрд долларов и евро (с пересчетом в доллары по обменному курсу), однако к началу текущего года рублевая наличность впервые за все последние годы превысила валютную (по состоянию на 01.02.04 – 1130,6 млрд руб., т.е. $39,7 млрд, причем за январь количество наличных рублей даже сократилось на 16,4 миллиарда).

Уменьшаются и безналичные инвалютные активы. Если в 2000-2002 гг. удельный вес валютной компоненты в М2Х сократился незначительно – с 28,4% до 25,4%, то к 1 февраля с.г. упал до 18,5%. Более того, с октября 2003 г. наблюдается снижение и номинального, в пересчете на рубли, размера инвалютных депозитов (главным образом, за счет оттока из Сбербанка): за четыре месяца он сократился с 840,85 до 731,86 млрд руб., или почти на 13%. Темпы роста агрегата М2 в прошлом году оказались почти на треть выше, чем темпы роста М2Х, а в январе нынешнего года фактический размер М2Х даже снизился на 0,4%, поскольку после декабрьского "рывка" (на 391,4 млрд руб., или 13,9%) рублевая денежная масса подросла всего на 1,4 млрд, тогда как инвалютные депозиты уменьшились на 17,7 млрд руб., или на 2,4%. (Физического оттока валютных средств из банков в январе, в отличие от IV квартала, не было, но еще более укрепился рубль.)

Таким образом, агрегат М2 постепенно как бы догоняет М2Х; соответственно, сближаются и вычисляемые на их основе показатели монетизации экономики. Если так дело пойдет, то надобность в использовании для денежного обзора особого агрегата М2Х (а это наше национальное изобретение) может и вовсе отпасть.

Вместе с тем, радуясь растущей монетизации отечественной экономики, следует иметь в виду, что значительная часть рублевой эмиссии в действительности не участвует в обороте, а возвращается обратно в Центробанк в виде депозитов и остатков на корреспондентских счетах комбанков. Так, в декабре прошлого года совокупный размер средств, депонированных комбанками в ЦБ, подскочил на 44,3%, а без учета обязательных резервов – на 98% (!). Иначе говоря, экономика все же не может переварить весь поток "нефтерублей", эмитируемых через валютную биржу.

За вычетом средств комбанков в Банке России, достигших к 1 февраля 777,2 млрд руб., уровень монетизации российской экономики – с учетом и без учета валютной компоненты – составляет сейчас соответственно 18,5% и 24,0%. В принципе, это все равно не так уж мало. Хотелось бы, конечно, больше, но в экономике свои законы. Здесь, вопреки бытовой логике, денег может оказаться чересчур много, и тогда случается то, что в своей недавней истории мы уже проходили.

Ответить:

Выбор читателей