Крыса с человеческим лицом. Часть 1

Крысиное сообщество имеет очень много общего с человеческим – и не только потому, что мы живем по соседству. Кое в чем крысы могут быть примером для людей – так, в плане внутрисемейных отношений они являются образцом добродетели




Начавшееся многие века назад сожительство и противостояние своеобразного триумвирата – людей, крыс и тараканов – продолжается, несмотря на гигантские усилия со стороны людей найти радикальное решение по устранению двух других его составляющих. Но о тараканах поговорим в другой раз. В этой статье пойдет речь о крысах, как о сообществе, имеющем очень много общего с нами – и не только потому, что живем по соседству...

Пролог

Как-то был построен лабиринт. В одном из его коридоров находилась приманка: для крыс – сыр, а для человека – 100 баксов. На этапе обучения и человек и крыса быстро находили нужный коридор с приманкой. Отличия появились, когда убрали приманку. Крыса после двух-трех безрезультатных посещений этого коридора перестала туда бегать и стала исследовать новые. Человек же упорно продолжал наведываться в когда-то денежный закуток. Ему было очень трудно отказаться от созданных им самим мифов...

После прекращения ядерных испытаний на атолле Бикини американские исследователи по заказу Пентагона посетили бывший полигон на Маршалловых островах. И там, среди мертвого монолита из спекшихся коралловых останков, напоминающий лунный пейзаж, были обнаружены только... Правильно! Тараканы и крысы! Тараканов оставили в покое а бедных крыс начали подвергать различным дозам радиоактивного облучения в огромном количестве исследовательских программ. Выяснилось, что наиболее стойкие из подопытных экземпляров смогли "принять на грудь" в 10 раз больше рентген, нежели допустимо для взрослого здорового человека. Но очень скоро появились мутанты, которые с каждым разом способны были пережить все более сильное облучение... И при этом не теряли способность к размножению!

Семья – ячейка сообщества

Известно, что крысы быстро и весьма успешно плодятся практически в любых условиях. Самки готовы к воспроизводству уже через две недели после появления на свет. Причем резкое увеличение количества крысят в одном помете отмечается именно тогда, когда популяции грозит опасность вымирания (сообщество действительно, видимо, предчувствуют, что "корабль может потонуть"). Соотношение рожденных самцов и самочек при этом равно 2,5:1 (этот механизм саморегуляции известен и у людей).

На первый взгляд, нелогично получается: наступают тяжелые времена (например, ожидается голодовка, т.е. количество лишних ртов ни к чему), а крысы усиленно делают других крыс. Зачем? Оказывается, если любую по числу особей группу крыс поместить в замкнутое пространство и лишить пищи, она самостоятельно разделится на тех, кто ест, и тех, кого едят. Последние безропотно приносят себя в жертву первым для того, чтобы вид не исчез. Получается, популяция при такой безотходной организации может существовать практически вечно!

Рассмотрим поближе устройство "семьи". Крысы "на воле" живут группами, точнее, кланами, – сообщества такого типа, как правило, слишком велики, чтобы члены одной группы могли знать всех остальных персонально, и поэтому принадлежность "к своей национальности" узнается по специфическому запаху, свойственному всем его членам. В плане внутрисемейных отношений крысы могли бы послужить образцом добродетели. Они отмечены миролюбием, нежностью и терпимостью. Члены семьи никогда не воюют между собой. Матери приносят все свои выводки в одно и то же гнездо, и воспитание носит с детства "социальный" характер. При этом старшие животные проявляют граничащую с жертвенностью заботу о младших. В крысиной стае иерархии не существует. Точнее – она вывернута наизнанку: молодые имеют все права, и даже сильнейший из старых не оспаривает их.

Еще крысы очень контактные животные. Внутри стаи не существует индивидуальной дистанции. Церемония дружелюбной готовности к контакту состоит в так называемом подползании, которое особенно часто наблюдается у молодых животных, в то время как более крупные чаще выражают свою симпатию к меньшим эдаким наползанием. И только излишняя назойливость в таких проявлениях дружбы является поводом к хоть какому-то подобию безобидных ссор внутри семьи. Если взрослому зверьку, занятому едой, чересчур надоедает молодой, то первый легонько обороняется: бьет второго передней лапкой или наступает на него задней. Но ревность или жадность в еде почти никогда не бывает причиной подобных действий.

Отметим, что крысы, в отличие от человека, обладают соизмеримым с их размерами смертельным оружием – острыми зубами. При этом укусов внутри стаи не бывает практически никогда. Но все меняется, когда крысы сталкиваются с членами другого клана – тут они превращаются в настоящих извергов. "В день травли чужой крысы, – пишет Штайнигер, – все члены стаи относятся друг к другу раздраженно и недоверчиво. В этом единственном случае возможны серьезные стычки между членами одного клана: они сражаются в течение трех-пяти секунд, затем основательно обнюхивают друг друга, сильно вытянув шеи, и мирно расходятся. Участь же чужой крысы ужасна. Крыса-пришелец либо умирает от шока, вызванного безмерным ужасом, либо ее ждет долгая и мучительная смерть. Загнанная крыса не сопротивляется и не защищается, она впадает в отчаяние, ее парализует панический страх, и она готова к тому, что ее казнят. И это притом, что крыса, загнанная в угол крупным хищником, подавляюще превосходящим ее, защищается отчаянно и активно – она атакует".

Насколько мы лучше? Опыты

Серых крыс, пойманных в разных местах, помещали в большом вольере. С самого начала отдельные животные, казалось, боялись друг друга. Нападать им не хотелось. Тем не менее, иногда доходило до серьезной грызни, когда крысы встречались случайно, особенно если двух из них гнали вдоль ограждения друг другу навстречу и они сталкивались на больших скоростях. По-настоящему агрессивными они стали только тогда, когда начали привыкать и делить территории. Одновременно началось и образование пар из незнакомых друг другу крыс, найденных в разных местах. Если одновременно возникало несколько пар, то следовавшие за этим схватки могли продолжаться очень долго; если же одна пара создавалась раньше, то тирания объединенных сил обоих супругов настолько подавляла несчастных соседей, что дальнейшее образование пар было парализовано. Одиночные крысы явно понижались в ранге, и отныне мафиозная пара преследовала их беспрерывно. Даже в загоне площадью 64 кв. м такой паре было достаточно двух-трех недель, чтобы доконать всех остальных обитателей, т. е. 10-15 сильных взрослых крыс. Оба супруга победоносной пары были одинаково жестоки к побежденным сородичам, хотя было очевидно, что он предпочитает терзать самцов, а она – самок. Побежденные крысы почти не защищались, отчаянно пытались убежать и, доведенные до крайности, бросались туда, где крысам удается найти спасение очень редко, – вверх. Они редко умирали легкой смертью в результате внезапной глубокой раны или сильной потери крови. Чаще смерть была результатом сепсиса, особенно от тех укусов, которые повреждали брюшину. Но больше всего животных погибло от общего истощения и нервного перенапряжения.

А вот еще один опыт. В отдельный вольер помещали крысу из родной стаи, все остальные особи которой находилась за стеклянной перегородкой. И вот, когда избранной крысе давали еду, всех остальных членов сообщества било током. Разряд становился все сильнее по мере поедания испытуемой очередной порции. Если крыса не прекращала приема пищи – электрический ток для остальных становился смертельным. И все это несчастная отчетливо видела через стекло. Итог таков: более 90% крыс предпочитали собственную голодную смерть, а не погибель сородичей. Безымянные серые герои уходили в крысиное небытие, напоследок стараясь как можно теснее прижаться к стеклянной загородке, чтобы хоть как-то быть ближе к своим. Остальные делали выбор в пользу собственной жизни. Не из таких ли человек пытается воспитать так называемых "крысиных волков" – терминаторов?.. Но об этом – в следующем выпуске.

Окончание следует.

Ответить:

Выбор читателей