Замена льгот компенсациями: главное – размер

Если бы правительство думало о людях, а не об улучшении бюджетных показателей, то размер выплат можно было бы запросто увеличить в 2-3 раза. Но правительство хочет таки немножечко сэкономить на инвалидах и ветеранах




В конце мая правительство направило в Госдуму законопроект "О реализации мер социальной поддержки, предусмотренных законодательством Российской Федерации для отдельных категорий граждан". "Социальная поддержка", согласно данному документу, заключается в отмене натуральных льгот и компенсации соответствующих потерь денежными выплатами: правительство называет это монетизацией льгот и уверяет, что "льготники" в итоге ничего не потеряют и даже выиграют. Забавно, что абсолютно то же самое заявлялось и два месяца назад при рассмотрении первого варианта законопроекта, по которому правительство хотело откупиться гораздо меньшими суммами, притом что отмене подлежали не только такие льготы, как бесплатный проезд, лекарственное обеспечение, санаторно-курортное лечение и т.д., но и льготы по оплате услуг ЖКХ. По сравнению с первоначальным вариантом документ, представленный в нижнюю палату парламента, предусматривает в среднем в 2-2,5 раза больший размер компенсаций и сохранение по крайней мере до конца 2005 г. льгот по услугам ЖКХ. В первом чтении законопроект должен быть рассмотрен 2 июля, а уже в начале августа предполагается провести второе и третье чтения, чтобы иметь принятый закон к моменту внесения в Госдуму проекта федерального бюджета на следующий год.

Официально провозглашается, что такая реформа призвана из "безадресной", "непрозрачной" и "несправедливой" системы распределения социальных льгот сделать нечто "адресное", "прозрачное" и "справедливое". Насчет первого и второго – кто бы спорил, а вот насчет третьего желанного результата – есть некоторые вопросы. Несправедливость нынешней системы правительство видит прежде всего в неравности доступа к натуральным льготам: реальные возможности граждан в этом плане сильно зависят от региона и места (город-село) проживания, а также других факторов, в том числе – личных связей (если говорить о таких льготах, как отдых в санатории или зубопротезирование). Излюбленный аргумент официальных поборников реформы – это "ущемленные права" сельских жителей, лишенных возможности наслаждаться большинством тех льгот, на которые они формально имеют право. Поэтому, дескать, правильней будет раздать "всем сестрам по серьгам". На это, однако, можно возразить, что "взять и все поделить" не есть синоним высшей справедливости. Весь смысл натуральной льготы как раз в том, что ею можно воспользоваться независимо от уровня своего достатка именно там и тогда, где и когда в этом возникает потребность. И если деревенской бабушке, чтобы навестить куму на околице, не надо полчаса трястись в автобусе, то это еще не означает, что ее права как-то "ущемлены" по сравнению с бабушкой, живущей в городе и в полной мере пользующейся правом на бесплатный проезд в муниципальном транспорте. В любом случае, ни один самый благой принцип – а уж тем более тот или иной принцип распределения социальных благ – не нужно возводить в абсолют. Отдельные льготы в отдельных случаях просто обязаны быть сохранены в натуральной форме – в частности, возможность получения бесплатных лекарств при определенных заболеваниях (инсулина диабетиками, например).

В общем-то, власть предержащие и сами понимают – или, вернее, начали понимать после бурной реакции в обществе на первоначальный вариант реформы, – что "циклиться" на монетизации нельзя. В этой связи предполагается использовать некий "смешанный" вариант распределения социальных льгот, а именно, в рамках денежной компенсации предоставлять так называемый социальный пакет. То есть по своему усмотрению "льготник" сможет как бы выкупать натуральные льготы – скажем, за 40 руб. в месяц сохранить право на бесплатный проезд в пригородных поездах (будет выдаваться индивидуальный специальный проездной билет), а за 350 руб. продолжать бесплатно получать все необходимые лекарства – соответствующие суммы будут вычитаться из денежной компенсации. Конкретный размер этих сумм еще предстоит утрясти: правительство должно представить "разблюдовку" социального пакета. Сложностей здесь масса. Начать с того, что стоимость различных льгот, в частности проезда в городском транспорте, существенно различается по регионам. Как сие учитывать? Далее: как в рамках предполагаемых денежных компенсаций сохранить (хотя бы в среднем по данной категории "льготников") тот уровень социального обеспечения, который люди имели при чистой "натуралке"? К примеру, почетные доноры сейчас пользуются льготами по лекарственному обеспечению, имеют право на бесплатное зубопротезирование, не платят за проезд в городском и пригородном транспорте. Денежная компенсация им по законопроекту о монетизации натуральных льгот предусматривается в размере всего 500 руб. в месяц. Между тем для Москвы точно в такую сумму оценивается одно только право на бесплатные перемещения городским транспортом; выходит, что про остальные свои льготы доноры-москвичи вынуждены будут забыть. (По данным московских властей, один льготник обходится городу в среднем в 3,8 тыс. рублей в месяц, что на 300 руб. выше максимального уровня компенсации, предусматриваемого в законопроекте для Героев СССР, РФ и соцтруда).

Много неясностей и насчет того, каким образом будут состыковываться федеральные и региональные льготы. Дело в том, что три категории граждан – тружеников тыла, ветеранов труда и репрессированных по политическим мотивам (в совокупности без малого 20 млн человек) – правительство "опустило" на региональный уровень: федеральный центр полностью снимает с себя ответственность за их льготное социальное обеспечение, размеры и формы которого будут определяться на местах. Существует вариант, при котором, во избежание "перекрестного" пользования льготами, гражданам, проходящим одновременно по федеральной и региональной категориям льготников, будет предложено "определиться". В богатых регионах (они же, что немаловажно, и самые дорогие по стоимости жизни) "регионалы" могут оказаться в выигрыше перед "федералами"; так что не исключены ситуации, когда участнику или даже инвалиду войны окажется выгодней "переквалифицироваться" в ветераны труда. Однако в большинстве регионов, при отсутствии соответствующих трансфертов из федерального бюджета, может элементарно не хватить денег ни на то, чтобы сохранить для указанных трех категорий натуральные льготы, ни на то, чтобы компенсировать их потерю (в общей сложности регионам потребуется дополнительно порядка 100 млрд рублей).

И все же, как бы ни атаковали задуманную реформу социальных льгот политические витии и экономисты левого толка, ее "мейнстрим" – в целом правильный. Самое серьезное возражение против реформы сводится к тому, что от нее пострадают люди, которые в набольшей степени нуждаются в льготах и наиболее широко ими пользовались (те, кто пользовались мало, напротив, выиграют). Чтобы не ущемить действительно нуждающихся граждан, необходимо, как уже отмечалось, частичное сохранение натуральных льгот, например, посредством "продажи" того же социального пакета. Соответственно, размер компенсации для каждой категории должен быть не ниже стоимости в рамках такого пакета ранее бесплатно предоставлявшихся социальных услуг (или хотя бы основных из них). Размер денежных компенсаций – это вообще главное. Проблема как раз в том, что правительство предлагает компенсации на уровне, лишь чуть-чуть превышающем нижнюю границу стоимости отменяемых натуральных льгот.

Совокупные обязательства консолидированного бюджета РФ перед льготниками оцениваются сейчас более чем в 2 трлн руб. в год, однако реальные расходы составляют около 500 млрд рублей. Монетизация же льгот потребует из федеральной казны лишь 171,2 млрд руб., а с учетом компенсаций "региональным льготникам" траты консолидированного бюджета едва превысят 270 миллиардов. Иными словами, если бы правительство действительно думало прежде всего о людях, а не об улучшении бюджетных показателей, то размер выплат можно было бы запросто увеличить раза в два или даже в три – при нынешних-то поступлениях в бюджет. И тогда никакой критики реформы, может быть, вообще бы не звучало.

Есть старый анекдот про еврея, который на вопрос о том, что бы он делал, если бы стал царем, отвечал: "Я бы тогда жил лучше, чем царь: я бы имел все то, что имеет царь, и таки немножечко шил на дому". Вот и нашему правительству мало нефтяных сверхприбылей, оно хочет таки немножечко сэкономить на инвалидах и ветеранах.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей