Лучшие умы бьются над загадкой Путина

До сих пор никто не понял, что имел в виду президент, когда говорил про общественную палату и полезный региональный опыт. Кремль не торопится объяснять, потому что ждет инициативы снизу. Инициатива уже на марше




Вчера Саратовская область презентовала в "ИА" Росбалт свой вариант общественной палаты – в качестве регионального опыта, который можно использовать при создании общественной палаты федерального масштаба. Участникам мероприятия даже показали умилительный фильм про то, как губернатор Аяцков дружит с общественностью. Представители общественности, глядя в камеру, честно признавались, что "как инструмент воздействия на общество общественная палата – самый совершенный инструмент на сегодняшний день". Впрочем, самым совершенным инструментом успели обзавестись многие губернаторы и даже полпред президента в СЗФО Илья Клебанов (а если уж совсем точно, то его предшественник на этом посту).

"Сентябрьская революция", как окрестили политическую реформу, инициированную президентом, в самом разгаре. В регионах спешно согласовывают законопроект о назначении губернаторов, в Думе ждут предложений по переходу к системе назначения мэров. Глава ЦИК Александр Вешняков в рамках строго распланированной дискуссии несет в провинции благую весть о переходе на пропорциональную систему выборов. Между тем к одному из пунктов программы, озвученной Владимиром Путиным месяц назад, до сих пор так и не подступались. Более того: лучшие, можно сказать, умы страны до сих пор ломают голову: а что, собственно, имел в виду президент, когда говорил про общественную палату и полезный региональный опыт?

Нет, суть идеи все, конечно, уловили. Нельзя же, в самом деле, допустить, чтобы гражданское общество оставалось обделенным пресловутой вертикалью. Губернаторов построили, мэров тоже построят, в Госдуму будут пускать только по партийным спискам, в Совет Федерации уже все равно, кого пускать – он лицо давно потерял. А вот общественность не охвачена и периодически позволяет себе вступаться то за права человека, то за свободу выборов, то еще бог знает за какие общечеловеческие ценности. Но вот как ее, эту общественность, строить? Где, в каком порядке, в каком количестве, наконец?

Отсутствие ярко выраженной инициативы сверху объяснил замглавы администрации президента Владислав Сурков в "программном" интервью "Комсомольской правде": порядок формирования и деятельность общественной палаты должны быть установлены федеральным законом, подготовка которого должна осуществляться при широком участии гражданских объединений. Но чтоб гражданские объединения совсем не потерялись в открывшихся перспективах, основные пожелания Сурков озвучил. Функционировать палата должна при Федеральном Собрании. Работать должна на постоянной основе. Нормы представительства должны учитывать как центр, так и регионы. Представители гражданских союзов в палате не должны занимать государственные должности и посты в политических партиях. Делегировать своих представителей в палату на двухлетний срок смогут ветви государственной власти, либо партии, набравшие не менее 1% голосов, либо коллегии выборщиков в регионах. Потом палате, может быть, разрешат принимать в свои ряды новых представителей самостоятельно. Чтобы обеспечить функцию общественного контроля, палате обещан "надежный механизм сотрудничества с государственными органами" и судебной системой и гарантированный доступ к СМИ, а главное – независимость от политической конъюнктуры. А также право распределять государственные гранты между общественными организациями.

Знаменательно, что эта схема значительно отличается от системы построения большинства общественных палат, созданных при губернаторах. Туда не заказан вход политическим партиям, а нормы представительства формально практически ничем не ограничены. Как рассказал зампредседателя ОП Саратовской области Константин Бандорин, ее членами автоматически становятся все общественные объединения, подписавшие региональный договор об общественном согласии. Таких набралось уже 4,5 тыс. – разумеется, чаще двух раз в год всю палату не собирают. А вот президиум числом в 117 человек работает постоянно. Еще есть около двух десятков комиссий, которые раз в неделю заслушивают доклады ответственных чиновников (по негласному правилу на комиссию должен являться чиновник рангом не ниже замминистра областного правительства), и еще есть "круглые столы", где участвуют даже не присоединившиеся к ОП организации – например, КПРФ.

Порядок формирования палаты при полпреде президента в СЗФО вообще носит уведомительный характер – зарегистрированная в Минюсте общественная организация (численностью не мене 500 человек) присылает полпреду пакет документов, а он в двухнедельный срок уведомляет о регистрации в качестве члена. Палата, обросшая значительным количеством региональных отделений и рабочих групп, регулярно выдает рекомендации по разного рода важным государственным вопросам (их никто не обязан исполнять, но к ним, как утверждают в полпредстве, "прислушиваются"). Сейчас участники палаты общим числом 52 проходят перерегистрацию: иных уж нет, а те далече. В списках "общественности" до сих пор присутствуют "Демократическая Россия" и "Российская партия будущего", Крестьянская партия, Партия стабильности и многие другие фактически не состоявшиеся участники политического процесса.

В общественной палате при губернаторе Московской области даже гордятся тем, что там представлены практически все политические партии, действующие в регионе. Палату (возглавляет ее вице-губернатор Алексей Пантелеев) поделили на два уровня: областной и муниципальный. На 72 муниципальных образования – 70 отделений общественной палаты, а дальше все по привычной схеме: "круглые столы", "консолидированные решения".

Спикер Мосгордумы Владимир Платонов считает, что столица из-за отсутствия региональной общественной палаты ничего не потеряла: у депутатов есть деньги на то, чтобы при подготовке законопроектов привлекать экспертов со стороны. А у москвичей есть право на законодательную инициативу – если соберут под нее 50 тыс. подписей. В сущности, общественную экспертизу законопроектов специальным законом оговаривать и не нужно: она и так существует. Вот с контрольными функциями сложнее... Вчера Мосгордума, по словам Платонова, официально обратилась к москвичам с просьбой высказать предложения по поводу организации общественной палаты.

Председатель Координационного совета российского бизнеса Александр Шохин напоминает, что в поисках общественного консенсуса власть не раз терпела провалы. Взять хотя бы политический консультативный совет при прежнем президенте: умер такой тихой смертью, что его даже распустить забыли. Ну а что касается грядущего проекта: контрольные функции просматриваются с трудом, а перспективы "экспертного" влияния на подготовку законов, по мнению Шохина, достаточно спорны. В Конституции четко оговорено, чьи заключения и на какие именно законопроекты должна принимать в расчет Госдума. То есть Федеральное Собрание может взять на себя исключительно добровольное обязательство прислушиваться к общественности. А вот прописать это в законе, не внося изменений в действующую Конституцию, невозможно. Но вряд ли сейчас уместно создавать прецедент правки Основного закона страны – начнется, потом не остановишь.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей