России есть чему поучиться у потомков варягов

Посол Норвегии в России г-н Ойвинд Нордслеттен в эксклюзивном интервью "Yтру" рассказал, как наши страны решают насущные проблемы, чему они могут научить друг друга и каковы перспективы их сотрудничества




У России и ее северного соседа – Норвегии много общего. Это и общее Баренцево море с его природными богатствами и экологическими проблемами, и признанное лидерство в области мировой газо- и нефтедобычи. Как два государства решают проблемы, чему они могут научить друг друга, каковы перспективы их сотрудничества? На эти и другие вопросы в интервью "Yтру" отвечает Посол Норвегии в России господин Ойвинд Нордслеттен.

"Yтро": Норвегия и Россия являются крупнейшими игроками на мировом топливно-сырьевом рынке. Можно ли считать наши страны конкурентами – или лучше говорить о партнерстве?

Посол Норвегии в России г-н Ойвинд Нордслеттен: Я думаю, что мы должны делать ставку на партнерство и общие интересы. Естественно, поскольку мы продаем нефть и газ на те же самые рынки, присутствует и элемент конкуренции, от этого никуда не денешься. Но главное, у нас очень много общих интересов. Когда в мире такие высокие цены на нефть и газ, это тем более правильно. Добавляю, что мы являемся сопредельными государствами, у нас есть общее Баренцево море, мы можем только выиграть от тесного сотрудничества.

"Y": Расскажите, пожалуйста, о строительстве норвежскими специалистами в российском порту "Восточный" буровых платформ с бетонными основаниями, для участия в проекте "Сахалин-2".

О.Н.: Это уникальные сооружения. Там сейчас работает приблизительно 2000 человек, среди которых 70 норвежцев. Получается, что это вторая по величине концентрация норвежцев в России, после Москвы. Фирма "Aker Kvaerner" – одна из крупнейших мировых компаний, специализирующихся на технологиях для нефтяного и газового сектора. Они строят там 2 крупные бетонные платформы, причем довольно большая доля используемых при строительстве материалов (до 90%), в частности металла и бетона – российского производства. В июне 2005 г. первая платформа будет транспортирована через проливы и поставлена на дно, на шельфе возле Сахалина. У нас имеется большой опыт эксплуатации таких платформ в Северном море. Главнейшее преимущество бетонных платформ в том, что они хорошо противостоят льду. Но в Северном море нам помогает природный "ледокол" Гольфстрим, а рядом с Сахалином лед толстый и ледяной покров сохраняется достаточно долгий период. Мы надеемся, что эти платформы будут не последними, и дальше, за "Сахалином-2" пойдут проекты "Сахалин-3, 4, 5" и т.д., которые, тоже выберут такой метод.

"Y": Как осуществляется этот проект?

О.Н.: Сначала был создан док. Несмотря на все сложности этого проекта, дело пошло за считанные месяцы, теперь там ведется бурная круглосуточная стройка. Там же побывал губернатор Приморья Дарькин, который, как нам кажется, дал высокую оценку нашей совместной работе. Сейчас уже позади 3 млн рабочих часов, и за это время не случилось ни одного серьезного производственного происшествия. Все происходит по графику, даже с опережением, так что проект – хороший пример того, как можно работать слаженно с российскими партнерами, учитывая специфику конкретного региона.

Мы отдаем себе отчет в том, что работы на Сахалинском шельфе ведутся с ориентировкой на рынки, которые, после рынка США, являются самыми крупными в мире по импорту энергии. Это Япония, потом идут Китай, Южная Корея.

"Y": Еще совсем недавно Норвегия была такой же сырьевой державой, поставляющей на мировой рынок нефть и газ, как и Россия. Сегодня она является одной из немногих стран в мире, которые смогли наилучшим образом использовать средства, полученные от экспорта сырья, учредив резервный фонд. Расскажите подробней о том, как это было и как используются средства фонда.

О.Н.: Стабилизационный нефтяной фонд действует у нас уже около 5 лет. Столь высокие цены на нефть, конечно, сказываются на доходах добывающих ее стран. Когда поток прибыли от экспорта нефти течет в российскую казну, надо иметь в виду, что следующей за Россией (2-е место в мире по экспорту) по объему экспорта нефти идет Норвегия. Но при этом население Норвегии – это немного меньше третьей части населения Москвы, то есть 4,5 млн человек. И если в Норвегии все доходы от продажи нефти пустить в экономику, то для нее это будет пагубно. Это приведет к инфляции и другим отрицательным экономическим последствиям. Поэтому у нас в стране и был создан такой фонд. Он тем более нужен, потому что сейчас везде, в том числе и в России, и в Европе, происходит старение населения, и соотношение между теми, кто работает, то есть пополняет казну налогами, и теми, кто пользуется пенсиями и прочими льготами, постоянно ухудшается. Поэтому, если мы хотим поддерживать высокий уровень жизни и выполнять взятые на себя социальные обязательства, надо иметь деньги в стабилизационном фонде на будущие расходы. Ведь те, кто станет работать в будущем, просто не смогут содержать всех тех, кто находится на пенсии. Именно поэтому данный фонд часто называют Фондом Будущего. Сейчас он насчитывает 1100 млрд норвежских крон, что приблизительно равно $160 миллиардам. Это значительная сумма, она инвестирована в облигации и другие ценные бумаги. Подобные фонды имеются во многих странах, имеющих высокий доход от продажи нефти, – это и Россия, и Казахстан, и Азербайджан. Мы готовы делиться опытом создания фонда с нашими партнерами. Вскоре в Россию приезжает министр финансов Норвегии, и я уверен, что на встречах с российскими коллегами этот вопрос будет одним из главных.

"Y": Но полностью копировать опыт Норвегии в России нельзя?

О.Н.: Каждая страна имеет свою специфику. У вас свои потребности. Каждая страна должна решить вопрос о том, как строить и использовать фонд, по-своему, хотя есть и общие черты, которые необходимо обсудить

"Y": Россия заявляет о готовности принять на свою территорию для хранения и последующей переработки отработанное ядерное топливо из других стран. Хорошо известно, как в Норвегии относятся к экологии и, в частности, к вопросам радиационной безопасности. Как вы относитесь к самой идее ввоза на территорию одной страны отработанных ядерных топливных элементов из другой?

О.Н.: Я должен сказать прямо: мы считаем, что это нежелательный подход. Мы выделили достаточно большие средства, порядка $100 млн, для совместных норвежско-российских проектов в области атомной безопасности, в области переработки отработанного ядерного топлива, отходов и утилизации подводных лодок. Я думаю, что Норвегию можно называть одним из лучших партнеров России в этой области.

К сожалению, вблизи нашей границы находится одно из самых радиоактивно загрязненных мест в мире – Андреева губа. Нам кажется, что нужно решить эти проблемы и не импортировать новые отходы.

"Y": На какое количество АПЛ достаточно этих сумм?

О.Н.: В прошлом году мы на свои средства утилизировали 2 подводные лодки. Сейчас будет утилизироваться третья. Но кроме утилизации лодок, у нас есть и другие проекты, например, по переработанному топливу.

"Y": На прошедшей недавно в Москве туристической выставке "Отдых 2004" впервые в истории российско-норвежских туристических отношений был представлен национальный стенд Норвегии. Насколько для вас важно присутствие на этом туристическом рынке? Что может предложить Норвегия российским туристам?

О.Н.: Туризм – важнейший элемент нашего народного хозяйства. По доходности он идет сразу после нефтегазового и рыбного секторов. Недавно авторитетный журнал National Geographic провел опрос на тему, какую местность люди считают самой интересной, самой красивой в мире. Нам очень приятно, что на первом месте были не Средиземное море, не Гималаи, не Крым, а норвежские ландшафты с фьордами на севере и западе нашей страны. Эти ландшафты у нас главная достопримечательность. Скоро начинается зимний сезон, а у нас прекрасные горы, можно покататься на лыжах.

По нашим подсчетам, в этом году Норвегию посетят несколько десятков тысяч русских туристов. 20 лет назад, когда я гулял по улицам Осло, я очень редко слышал русскую речь, а сейчас она слышна по всей Норвегии. У нас в стране к тому же сейчас живет приблизительно 6-7 тысяч русских.

Туристический бизнес очень важен для нас, поэтому мы приветствуем каждого российского гражданина, который приезжает к нам, пользуется нашими услугами, любуется нашей природой, нашими достопримечательностями. Привлечение туристов из России – очень важное направление работы Норвежского туристического совета. Кстати, норвежских туристов в Россию приезжает тоже много. Я например, уже много лет живу в вашей стране и очень часто путешествую. Катался на лыжах на Байкале, в Магадане на рыбалке был дважды, сплавлялся по реке на Камчатке... у вас кругом чудеса.

"Y": Норвегия является королевством. Расскажите, какую роль играет монархия в современной жизни страны?

О.Н.: Король Норвегии, Гарольд V – глава государства. Прежде всего, он символ преемственности власти и наших традиций. Норвегия в 2005 г. будет справлять столетие со дня возрождения нашей независимости.

Мы были независимым государством еще во времена варягов, но потом независимость была утрачена. Сначала мы попали под власть датчан, потом под власть шведов. В 1905 г. мы вернули себе независимость. Тогда мы расторгли унию со Швецией, и, кстати, первой независимую Норвегию признала Россия. В 1905 г. был проведен референдум, и почти все население страны проголосовало за то, чтобы Норвегия отделилась от Швеции. А потом был проведен еще один референдум, по результатам которого нужно было решить, будет ли Норвегия республикой или монархией. Подавляющее большинство проголосовало за монархию. Но по нашей конституции у нас не могло быть дворян, так называемых людей "голубой крови". Но так как монарх все-таки должен был быть "голубых кровей", мы пригласили одного датского принца стать нашим королем. Король очень мужественно вел себя во время войны, когда в 1940 г. немцы оккупировали Норвегию.

Но надо добавить, что у нас конституционная монархия – это очень важно. Король на практике не имеет исполнительной власти, она вся у правительства и премьер-министра. Идут дискуссии по поводу того, стоит ли Норвегии становиться республикой, но подавляющее большинство полагает, что лучше оставаться монархией, которая нам так хорошо прослужила сто лет.

"Y": А что послужило причиной дискуссии? Кому-то не нравится существование монархии?

О.Н.: Я думаю, причина дискуссии в том, что мы постоянно идем по пути модернизации. Глава государства не выбирается, и это, можно сказать, идет вразрез с принципами демократии. Основа демократии – выборная система. Тем не менее, опросы общественного мнения показывают, что монархия пользуется всеобщим уважением. Так что сложившаяся система отвечает ожиданиям и потребностям нашего народа.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей