Эксперты подводят итоги и дают прогнозы

Специально для "Yтра" известные политики, политологи, журналисты подвели итоги уходящего года и дали прогнозы на год грядущий




Специально для "Yтра" известные политики, политологи, журналисты подвели итоги уходящего года и дали прогнозы на год грядущий. Представители "партии власти" сетуют на то, что в 2004 г. заслуги "Единой России" перед отчизной остались незамеченными, но смотрят в будущее с оптимизмом. Политики оппозиционного спектра оптимизм единороссов не разделяют.


Михаил Леонтьев, обозреватель ОРТ:

Мои оценки уходящего года таковы. Новая система выборов губернаторов: это абсолютно позитивно, совершенно необходимо. Это логично, нормально, это созрело.

Пропорциональная система: рискованно, спорно, но имеет под собой логику. Причем логику достаточно ясную и жесткую. Если удастся эту логику реализовать, будет и создание партийной политической системы.

Экономическая политика: за рамками обсуждения. Хамство мы не обсуждаем. Господин Греф и господин Кудрин хамят собственному народу. Вещи, которые они говорят публично, достойны не обсуждения, а мордобоя. Когда над вами глумятся, это не повод для дискуссии. Что они имеют в виду тайно - понять невозможно. Массовому сознанию это не доступно. В свете разных обстоятельств эта политика пришла к тому, что дальше она так продолжаться уже не может. Поэтому, опять же, нет худа без добра..

Третий момент - это внешняя и почти внешняя политика. Потому что СНГ - это внутренняя российская политика. Успехов нет, а мотивация возникла. Раньше не было ни успехов, ни мотивации. Проблемы, с которыми столкнулась Россия в 2004 г., это не проблемы ошибок или провалов 2004 г., это проблемы ошибок и провалов всех последних лет. Просто они зафиксированы, поскольку наши любимые союзники начали фиксировать прибыль от деградации России в ближайшем российском зарубежье. В общем, они ее зафиксировали - с очень большими для себя потерями. Если Россия сможет воспользоваться этими их потерями, то мы все отыграем, никаких препятствий для этого нет. В принципе, мы же ничего особенного не делали. Мы просто заявили о том, что у нас есть интересы. И это взорвало ситуацию в такой, в общем, далекой от нашего политического влияния стране, как Украина. Украина никогда не находилась под политическим влиянием России. Воздействия были - влияния не было. Кучма был гораздо больше ориентирован на Запад, чем на Россию. Всегда. Смена марионеток, проходящая за рамками нормального политического процесса, выдается прогрессивной мировой либерально-демократической общественностью за страшную победу над Россией. Леонид Данилович Кучма, выдающийся разводчик нашей эпохи, который кидал Россию в течение всего своего срока, наверное, раз двадцать, удивительное дело, кинул себя самого и своих сторонников в России в последний раз! Последний кидок. Причем все прекрасно знали, что этим кончится. Вопрос в другом: политическая ситуация на Украине изменилась кардинально. И люди, которые оценивали не фиксированные результаты на Украине, а реальную политическую ситуацию, говорят, что такой ситуации на Украине не было никогда. На Украине есть поляризация в отношении к режиму и в отношении к России. Эта поляризация территориальная, расположение этой территории всем понятно. Если говорить о политическом успехе: политический успех - это не сателлита своего посадить, как американцы сделали, а отвоевать доверие и симпатии людей, которые пророссийски ориентированы. Мы это сделали. Вообще, наличие золота в руде не является ни поводом для счастья, ни поводом для горя. Оно является поводом для добычи золота. Если его не добывают - его нет.


Борис Немцов, член Федерального политсовета СПС:

Самые печальные итоги года - это Беслан и теракты, начиная от убийства Кадырова и заканчивая взрывами самолетов.

В политическом плане, на мой взгляд, произошла глубокая и серьезная зачистка российской Конституции. Безмолвствующий народ лишили еще нескольких прав: права избирать, права на представительство в Думе, право узнавать правду из новостей телеканалов, право на местное самоуправление и федерализм. 2004 г. войдет в историю как год крушения не буквы, но духа Конституции России, как год укрепления реакции.

В международном плане можно констатировать крупнейшие провалы Кремля на постсоветском пространстве (я имею в виду и Грузию, и Абхазию, и Украину, и Белоруссию) и падение авторитета России на международной арене в целом. Не только по вышеизложенным причинам, но и в связи со сворачиванием гражданских прав и свобод и резким ухудшением инвестиционного климата и наступлением на бизнес. Тут можно вспомнить и позорную продажу "Юганскнефтегаза", и вмешательство в бизнес среднего уровня, причем как в центре, так и в регионах.

Что касается прогнозов - я думаю, огромное значение для внутренней политики России (и для Кремля, и для политических сил страны) имеет победа украинского народа. По моим оценкам, реакция власти будет такой: она будет и дальше закручивать гайки, дабы ни в коем случае не допустить народовластия, массовых выступлений людей на улицах. Мне представляется, что 2005 г. пройдет под знаком самодурства самодержавия во всех его самых неприятных проявлениях.. Это будет выражаться в странных, а иногда и стихийных назначениях губернаторов, в попытках не допустить каких бы то ни было референдумов.

Скорее всего, в 2005 г. студентов лишат отсрочек от армии, и эта тема может серьезно всколыхнуть российскую молодежь. Будет нарастать волна социального протеста людей, обманутых в результате монетизации льгот, а таковых десятки миллионов. Когда они будут получать жалкие денежные компенсации вместо льгот, которые они имели, думаю, они многое начнут понимать.

Отношения на международной арене будут осложняться, особенно с Европой. Если бы Путин строил демократию или, во всяком случае, ее не рушил, нечего было бы беспокоиться о наших отношениях с Западом. Но любая диктатура всегда ищет врага, в первую очередь, в демократии.

Что касается внутриполитической жизни, я хотел бы верить в то, что в 2005 г. что-то прояснится в демократическом лагере. Получится ли объединиться или нет - вопрос. Мой прогноз пока не очень оптимистичен: позиции всех более или менее значимых участников ясны, некоторые позиции являются объективными, но есть и те, кто ставит политический сепаратизм выше общегражданских интересов. И эта позиция может оказаться фатальной для демократического движения в целом.

Я хотел бы ошибиться, но мне представляется, что в 2005 г. перед Россией будет по-прежнему стоять проблема терроризма, так как чеченская проблема не решена.

Если говорить о гражданских свободах, я думаю, что в 2005 г. Кремль ужесточит контроль и над печатными, и над электронными СМИ. Логика цензуры не терпит поблажек. Думаю, они будут продолжать давить на прессу, зачищая поляну к 2007 году.

Экономическая ситуация в стране, которая всецело зависит от нефти, останется такой же, как сейчас, но экономический рост замедлится - в силу отсутствия каких-либо реформ.

Бюрократия будет еще менее профессиональной и более алчной. Короче говоря, события будут развиваться по накатанному коррупционно-авторитарному сценарию и вряд ли следует ожидать перемен к лучшему.


Вячеслав Игрунов, директор Международного института гуманитарно-политических исследований:

Самый главный итог 2004 г. - это кризис новой политики России. Накануне этого года Россия достигла очень больших успехов. Более или менее сносных позиций в экономике, успехов во внешнеполитической деятельности. Но, начиная с весны 2004 г., у нас наблюдается явный экономический спад, который трудно затушевать успехами, связанными с высокими ценами на нефть и другие энергоносители. Наметился кризис политической элиты России, кризис доверия к государству, кризис политической системы страны. Кроме того, одна за другой следуют внешнеполитические неудачи Кремля. Они резко ослабили позиции России на постсоветском пространстве, осложнили отношения с Западом. И даже успехи в отношениях с Индией и Китаем не остаются без вопросов. Этот год, к сожалению, войдет в историю страны как год кризиса.

Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий:

Итоги 2004 г. для России скорее плохие, чем хорошие. А вот для россиян - скорее хорошие, чем плохие. С одной стороны, мы имеем Беслан, взрывы самолетов, Украину, за которую Россия вела геополитическую борьбу и проиграла ее. Мы видим большую проблематичность с решением задач удвоения ВВП, уменьшение темпов роста и увеличение инфляции. Видим очень серьезное недоумение граждан в связи с предлагаемыми реорганизациями - отказом от прямых выборов губернаторов, отказом от одномандатников. Я бы не сказал, что все это вызывает какой-то очень сильный протест, но возникает непонимание - к чему это, зачем это. Наконец, мы видим такую очень серьезную проблему, как монетизация льгот.

С другой стороны, интересно следующее. В основном (если не брать монетизацию и угрозу терроризма), все перечисленные вопросы пока волнуют лишь элиту. Та же Украина: россияне от всех этих тем явно устают. Украина - где-то там, за пределами страны. Что касается темпов роста, этот вопрос волнует, в основном, экономистов и аналитиков. Фондовый рынок тоже волнует лишь специалистов, которые имеют к нему какое-то отношение. Что касается терактов, здесь очень важен психологический аспект. В сознании большинства наших граждан срабатывают защитные рефлексы, и они стараются об этом поменьше размышлять, поменьше говорить, что помогает россиянам минимизировать травматическое воздействие этих событий на психику. Что касается монетизации льгот, основные проблемы, связанные с этой монетизацией, придутся на 2005 год. И там многое будет зависеть от того, как эта монетизация будет реализовываться.

Зато в уходящем году россияне очень активно стали вести себя как потребители. Идет экспансия россиян на потребительский рынок - в том числе, и низшей части среднего класса. Берутся кредиты, обновляются товары. Россияне больше стали интересоваться досугом. Одним словом, россиянам, ориентированным на потребительские стандарты, не до политики.

Но проблема в том, что стабильность эта очень относительная. Эта стабильность зависит от двух вещей: во-первых, от уровня мировых цен на энергоносители, а здесь большую роль играет иракский фактор. Успокоится ли ситуация в Ираке хотя бы относительно до такой степени, чтобы Ирак смог восстановить свои экспортные возможности. Второй фактор - экономический рост. В настоящее время этот фактор действительно интересует, скорее, экономистов - но в случае, если возможное снижение темпов экономического роста наложится на снижение мировых нефтяных цен, все это благополучие вполне способно "схлопнуться". Это явно произойдет не в 2005 году.

Что может произойти? Здесь существует вот какая опасность. У нас сейчас фактически утрачены оппозиционные институты, оппозиционные структуры, которые могли бы эффективно управлять протестными настроениями. Во власти все это, очевидно, понимают. В связи с этим у нас сейчас имеется и "Родина", и ЛДПР, структуры, которые, ругая правительство, работают как громоотвод, которые, в случае чего, вроде бы как будут претендовать на управление протестными настроениями.

Говоря о демократическом лагере и его перспективах, могу отметить, что успехи СПС на региональных выборах в силу ряда причин очень сложно будет конвертировать на федеральный уровень. СПС ведь не идет на региональные выборы под лозунгом: "Мы за Чубайса и против президента"! Лозунги там совершенно иные. А иначе им не получить 7-9%. Это региональные политтехнологические проекты, основанные на сугубо жестком прагматизме.. В регионах СПС - за Путина, за Кремль, за федеральную власть, за проводимую федеральной властью политику. А от Чубайса они дистанцируются. В регионах это работает. Но на федеральном уровне это будет работать очень относительно. Для либералов вообще возникает кошмарная ситуация: они крутятся на небольшой площадке, где очень много известных, но утративших электоральную перспективу фигур.. Вообще, все, что было в начале 90-х годов, все приоритеты, в том числе, персональные, уже неактуальны. Этот период закончился. Где будут два вождя, будет три партии.

По моим личным ощущениям, какой-то либеральный проект в России возможен только на принципиально новой основе. Новая программа, новые идеи, причем идеи, скорее, сводящиеся не столько к безусловной и безоглядной критике власти, сколько к некоей альтернативе, к некоему позитиву. Потому что одна критика, исходящая от фигур, в значительной степени утративших популярность, может сформировать лишь "партию вчерашних". Необходима ориентация на некие позитивные интересы, которых у россиян очень много. Например, реальное равенство возможностей. Идея, вполне соответствующая либеральным принципам. Ведь у нас сейчас элиты костенеют, затвердевают. В 90-е произошло резкое омоложение элит. Тогда им было по 30, а сейчас им 40 и они не собираются уходить. А молодые, которые только вступают в жизнь, оказываются в очень сложной ситуации. Им некуда идти. Вузы выпускают огромное количество специалистов - откровенных кандидатов в безработные. Получается, что молодежь - с амбициями, с образованием - оказывается в кризисной ситуации. Если у них отсутствуют связи, протекция, они резко ограничены в своих карьерных возможностях.. Политик реформаторско-либеральной ориентации, который сможет ответить на эти вопросы таким образом, чтобы это было приемлемо для избирателя, вправе рассчитывать на определенный электоральный успех. А все наши старые демократы сражаются за старый демократический электорат, который все время сужается.

Поэтому главное для наших либералов - это попробовать ориентироваться на немножко иные группы избирателей, которые традиционно демократическими не являются, но у которых есть демократический потенциал. Там есть группы, которые, предположим, добились успеха, но ощущают при этом давление со стороны государства, со стороны чиновничества. Им надо что-то предложить.

Одним словом, даже несмотря на то, что старые демократические фигуры вызывают у многих некое отторжение, надо понимать: для значительной части россиян политические склоки или провалы, которые были в течение 90-х годов, уже не интересны. Россиян интересуют конкретные вещи: их перспективы, возможности для продвижения, перспективы их детей, возможности в сфере работы, образования, здравоохранения. Их интересует огромное количество вопросов, которое зачастую не является предметом интереса для политиков. Политики, в том числе либеральной ориентации, вместо того, чтобы представлять внятную позицию по этим вопросам, интересующим граждан, сидят и складывают проценты своих рейтингов. Пока это будет продолжаться и сопровождаться абстрактно-правозащитной и антипрезидентской риторикой, зацикливанием на традиционных фигурах и абстрактных спорах - за президента или против президента, ничего хорошего не получится. Но если избиратели увидят интересных кандидатов и интересные программы, которые соответствовали бы реальным умонастроениям этих избирателей, у либералов появится шанс.

Валерий Рязанский, член Президиума Генерального совета партии "Единая Россия", депутат Государственной Думы

На мой взгляд, 2004 г. положил основу реальному многопартийному строительству. Прослеживается тенденция обострения межпартийной конкуренции на уровне субъектов Федерации. Центр тяжести работы партий федерального уровня смещен в регионы. Результат сейчас, может быть, неочевиден. Но, тем не менее, переключение центральных органов всех партий на работу в регионы, безусловно, является знаковым событием и абсолютно ощутимым явлением 2004 года. Года, который предваряет изменение системы выборов губернаторов - и это требует совершенно иных подходов в регионах.

Что касается перехода на новую систему выборов губернаторов: на опыте последних губернаторских выборов и по накалу страстей, которые были на выборах в Законодательные собрания, могу сказать, что в последние годы произошло явное обострение со стороны технологий проведения выборов. Просто назвать их "черными" технологиями - не сказать ничего. Все эти технологии показывают лишний раз, что нам действительно нужно принимать решения, которые соответствуют веяниям времени. На мой взгляд, президент принял абсолютно правильное, взвешенное решение. Мы, действительно, можем иметь в областях нужный и необходимый, с точки зрения построения вертикали власти, результат.

Относительно подбора кандидатур - у меня нет сомнений в том, что будет проводиться достаточно широкий спектр консультаций, том числе и с политическими партиями. Партия "Единая Россия", безусловно, будет проводить необходимый кадровый мониторинг и рекомендовать кандидатуры, которые могли бы быть рассмотрены высшим должностным лицом для рекомендации в субъект федерации. Кроме того, такого рода решения нас, безусловно, подталкивают к еще одному аспекту партийной работы - формированию резервов партии. А значит и к системе обучения. Опыт партийной, кадровой учебы, который сегодня немного подзабыт, остается востребованным как никогда.

Относительно выборов по пропорциональной системе. Не хочу сказать, что я лично в восторге от этих предложений, поскольку сам избирался дважды по одномандатному округу в Москве. Но, тем не менее, вижу, что без такого решения нам вряд ли удастся выстроить цивилизованную партийную политическую систему как одну из основ гражданского общества. Сегодня партии служат одному-единственному результату. Они очень серьезно работают на выборную кампанию, а в промежутке между выборами работа затихает. Новые условия нашей системы предполагают работу партий на постоянной основе. Это требует очень серьезного подхода не только к работе центральных органов партии, но и к работе на местах, что значительно сложнее. И здесь не все партии могут похвалиться необходимой результативностью.

Еще одна особенность уходящего года - мы, и политики, и те, кто работает в исполнительных органах власти, достаточно часто применяли термин "адресной материальной помощи", "адресных льгот", "адресных распределений субсидий". И зачастую не всегда отдавали себе отчет в том, что за этой достаточно простой формулой кроется необходимость приложения огромного количества усилий для того, чтобы эта формула работала в жизни. Лишим подтверждением тому является начало применения на практике известного всем закона о замене натуральных льгот на денежные компенсационные выплаты. Мы видим, как недостаточно подготовленные со стороны местных властей решения в самый последний момент реализуются на практике. Это говорит о том, что надо весьма тщательно подходить к подготовке такого рода формул и реализации решений, принятых на федеральном уровне. Эти решения абсолютно взвешенные, правильные… Мы спрашивали региональные власти, не стоит ли перенести сроки реализации этих программ, однако все отвечают, что в этом нет никакой необходимости, обещают справиться. Но опыт показывает, что без жесткого централизованного контроля такого рода решения проходят с большим трудом. Это урок нам на будущее. Думаю, это начало большой работы по реализации той формулы, что адресная льгота, адресная помощь, адресная денежная выплата всегда много эффективнее, чем размазанные, никем не подтвержденные льготы.

Что касается нашей оценки украинских событий, любое решение, принятое народом Украины, мы должны воспринимать как единственно верное. Других решений быть не может. Украина была и остается нашим соседом. Но, безусловно, нам нужно уходить от отношения к Украине как к младшей сестре, которая "не подчинилась" каким-то нашим домашним заготовкам. Такого рода позиция никогда и нигде себя не оправдает. С другой стороны, я рассматриваю события, которые там произошли, как повторение некоей горбачевской линии. Поведение Кучмы мне напоминает поведение Горбачева на финише его политической карьеры. К большому огорчению, Кучма не был до конца откровенен с Россией, и мы, может быть, излишне доверившись позиции Кучмы, получили вот такой результат. Но, повторяю, историю не перепишешь, поэтому нам надо выстраивать отношения с Украиной, исходя из объективных реалий. Надо очень умело проводить тактику политического сближения и ни в коем случае не допустить каких-то резких конфронтационных вещей.

Что до разговоров об "экспорте оранжевой революции" в Россию - мы с Украиной разные. У нас разные условия и запас прочности несколько иной. Но не считаться с тем, что произошло на Украине, мы не имеем права. Есть у нас такого рода предпосылки? Безусловно, есть. Есть у нас почва для такого рода развития событий, особенно среди молодежи? Да, безусловно, есть. Мы не можем не учитывать этих факторов. Мы на сегодняшний день мало внимания уделяем проблемам молодежи. Государственной политике здесь надо ориентироваться на то, чтобы молодежь находила ответы на беспокоящие их вопросы. Огромное количество выпускников вузов сегодня не получает ответа на вопрос - что дальше, где им работать. Нельзя решать вопросы будущих поколений только на тактическом участке, мол, учатся - и хорошо, проблема решена. Мы должны заглядывать дальше и видеть в молодежи ту силу, которая может послужить настроениям "оранжевой революции". Недооценивать это мы просто не имеем права. Те, кто должен сейчас проанализировать ситуацию и ее соответствующим образом доложить президенту, думаю, это сделают. И, думаю, будут внесены соответствующие коррективы и в вопросы законодательства, и в вопросы работы правительства, и в вопросы, связанные с молодежной политикой. В любом случае, нужно сделать выводы.

Если говорить о процессах, происходящих в России на либеральном фланге - судя по региональным выборам, либеральные силы стали получать на региональном уровне достаточно весомую поддержку. Это говорит о том, что экономическая политика правительства недостаточно эффективно удовлетворяет экономические аппетиты бизнеса - малого, среднего и большого. Нужно делать выводы с точки зрения коррекции в поведении правительства, прежде всего, в решения вопросов, связанных с бизнес-программами. Но можно также констатировать, что эти силы по-прежнему разъединены. Я не верю в то, что они способны выступить единым фронтом, потому что между ними есть достаточно глубокое размежевание. В том числе, и по личностному фактору, из-за неумения выбрать из нескольких лидеров одного и работать на него. Причина прежде всего в этом. Не знаю, кто из бывших лидеров "правых" мог бы возглавить такое движение. А вот политики федерального уровня, которые достаточно серьезно показали себя в конкретной работе - такие, как Греф, Кудрин - показали себя и достаточно сильными с точки зрения практического применения такого рода теорий. Мое личное мнение: доверие к этим фигурам значительно более высокое. В любом случае, по команде сделать это будет сложно. Нужны консолидированные усилия большого количества лидеров и политических групп.

Если говорить о "Единой России", я бы обратил внимание на то, что "Единая Россия" в 2004 г. из категории политических партий, пользовавшихся год назад большой популярностью, превратилась в политпроект, который не критикует только ленивый. Это говорит о том, что партия набрала вес и становится объектом откровенных нападок со стороны оппонентов. Прежде всего, это проявляется со стороны "Родины".

А вот мы не можем похвалиться тем, что СМИ нас балуют, как это было в 2002-2003 году. "ЕР" сейчас подвергается критике в гораздо большей степени, потому что мы отвечаем за все решения, которые мы здесь принимаем.

Но мы все же провели много интересных, хороших решений в 2004 году. Мы попытались решить проблему, связанную с той же рекламой пива, и каким-то образом сняли остроту этого вопроса. И, тем не менее, никто доброго слова в адрес "Единой России" не сказал. Те же праздники. Что касается 7 ноября - это, в определенной степени, итог нашей исторической эпохи, связанной с Великой октябрьской революцией, и начало новой идеологической эры. Что касается необычного применения на практике новогодних каникул: меня поражает волна в СМИ. Вылез тезис, что мы сопьемся за 10 дней, что наше население не умеет отдыхать и не сможем правильно организовать свой отдых. Мы что, такие уж все забулдыги и пьяницы, которым не хватит 10 дней для того, чтобы протрезветь? Ужасное представление о нации и о нашем народе. Думаю, что у наших людей хватит здравого смысла для того, чтобы провести эти праздники с толком, с семьей, на свежем воздухе. Я понимаю, что не все поедут на горнолыжные курорты или на южные берега. Большинство людей останется в своих родных краях, и ничего страшного в этом нет. Я сам буду проводить каникулы вместе с внуками в Подмосковье и не вижу ничего в этом трагичного. Нам надо учиться проведению досуга. Если ориентироваться на пьяниц и тех, кто не может и два дня толком провести, можно далеко зайти.

Одним словом, много вопросов решено. И налоги снижены - тот же единый социальный налог. 288 млрд руб. остаются в живой экономике. Это реальные оборотные средства. Но никто, повторяю, не вспоминает о тех положительных решениях, которые приняты "Единой Россией" и дают серьезный импульс, в том числе, и нашему экономическому сообществу. Обидно.

И еще, мы четко сказали на Съезде: мы можем себя считать только партией законодательной власти. На сегодняшний день мы не формируем правительство, и в этой связи говорить о том, что мы являемся полномасштабной партией власти, нельзя. Хотели бы мы формировать правительство? Я думаю, что мы к этому придем. По большому счету, тот курс, который обозначился с точки зрения развития партийной политической системы, неизбежно приведет к тому, что партия, победившая на выборах, будет полномасштабной партией власти. Только тогда можно говорить о том, что эта партия может не только провозгласить те или иные программные установки, но и реализовать их. Сумели их реализовать - получили мандат доверия на следующий срок. Не сумели - избиратели назначат другую партию власти. Весь мир живет по этим принципам, и если мы хотим быть участниками этих процессов, мы должны двигаться в этом направлении. Я могу даже сказать, что в России, в принципе, вполне возможно что-то вроде украинской политреформы - но с несколькими оговорками, учитывающими российские особенности.

Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований, член Бюро партии "Яблоко":

Оценивая 2004 г., могу отметить три крупнейших провала путинского режима в трех важнейших сферах государственной жизни. Первое - это сфера безопасности. Беслан - это символ того, что у нас творится в этой области. На фоне Беслана многие забыли о взрывах в метро, упавших самолетах и так далее. "Эффективность" нашей системы безопасности, кстати, была продемонстрирована не только в Беслане, но и в каком-то странном ритуальном убийстве несчастного подводника Пуманэ, которого в течение нескольких часов убивали 50 высших чинов ФСБ и МВД, собравшись в одном маленьком подвале.

Но самое главное, что показал Беслан: речь идет уже не только о Чечне. Пропагандистский тезис нашей власти о том, что в Чечне мы боремся с международным (иногда говорили - исламским) терроризмом, стал самым сбывающимся прогнозом. В бандах теперь представлены все этнические группы Северного Кавказа. Ясно, что статус Чечни для этих людей не является предметом, ради которого стоит убивать и жертвовать своей жизнью. Масса этих людей ощущает себя членами международного исламского Джихада. Мы действительно превратили войну в Чечне в войну исламистского фундаментализма и терроризма уже не за независимость Чечни (она мало кого интересует), а против России. И к этой борьбе присоединяется все больше людей на Северном Кавказе. К такому исходу привела комбинация причин: это и то, что мы позволили разрастись военному конфликту в Чечне, и те зверства, которые мы там совершаем. Ведь в Чечне изначально были сепаратисты, боровшиеся за независимость, но постепенно стало вырастать исламское крыло. Нежеланием вести переговоры с сепаратистами мы толкали все больше людей в лагерь Джихада. А так как это явление уже не чеченское, а мировое исламское, интернациональное, оно оказалось очень привлекательной идеологией для многих людей в других республиках, где вся социально-экономическая ситуация созрела для такого рода исламской революции. Абсолютная коррупция светских властей, бедность, демографический взрыв, безработица и так далее. Вот это - полный провал нашей политики. Мы, по сути, действительно создали своими руками фронт исламского Джихада против России на Северном Кавказе.

Второй провал - это, безусловно, во внешней политике в более широком плане. Выборы на Украине - тоже только символ. До нее внешняя политика формулировалась так: да, мы отступили по тем или иным причинам из Восточной Европы, но зато мы будем доминировать на постсоветском пространстве, построим империю, станем центром притяжения и силы. Все, что происходило в Молдавии, Абхазии, Украине, Белоруссии говорит о том, что мы стали центром отторжения.

Третий провал - это провал в экономике. Тут тоже есть символическое событие, это национализация "ЮКОСа". Это тоже деталь общей картины. Идет не борьба с олигархией, а замена ельцинского поколения олигархов этаким коллективным олигархом - бюрократией. О том, что модель этой экономики неэффективна, кричат все объективные данные 2004 г. и все специалисты, работающие в администрации.

Что касается прогнозов на будущее - власть будет завинчивать гайки, на корню уничтожать оппозицию. Власть напугана "оранжевой революцией", которая России, тем не менее, не грозит в силу полного отсутствия в ней гражданского общества. Но это не значит, что нужно откладывать объединение демократических сил до того момента, когда все рухнет и власть дрожащими руками захочет сама ее кому-нибудь передать.

Ответить:

Выбор читателей