ЧП кремлевского масштаба

Последние инициативы властей очень похожи на системно запущенный "черный пиар", направленный против них самих. При этом, накладываясь на характерные особенности носителей власти, он начинает жить своей активной вирусной жизнью




Нынешняя волна массовых протестных действий для многих наблюдателей и экспертов оказалась вполне ожидаемой. Традиционная пассивность населения, послушно кушавшего весь бред, которым потчевала его официальная пропаганда в течение лета-осени (мол, теперь будет реальная прибавка к пенсии пенсионерам и инвалидам), безусловно, должна была смениться холодным душем реальной, а не виртуальной действительности. Охрипшими контролершами на входе в московском метро, исступленно требующими паспорта у непонимающих пенсионеров, уже никого не удивишь. В Калининграде кондуктора в автобусе милиция скрутила за то, что билет у блюстителя требовал. Когда сотни тысяч людей, наконец, увидели, сколько денег у них теперь требует государство и уполномоченные им конторы, то естественное "голосование кошельком" не заставило себя ждать. Но только вот можно ли это назвать "голосованием" как таковым – то есть свободным волеизъявлением свободного же гражданина не менее свободной страны?

В том, что дичайшее по своей сути и исполнению разрушение системы государственной социальной поддержки (стыдливо именуемое "монетизацией льгот") первым из всех путинских реформ подорвет виртуальную властную вертикаль, никто не сомневался. Даже по самым скромным подсчетам это "смелое" начинание обещало нокаутировать более 20% населения. Другое дело, никто не ожидал, что народные волнения стартуют сразу же на излете принудительных новогодних радостей. Мало кто предполагал, что пресловутая монетизация всколыхнет общественную жизнь не только внизу (считается, что здесь ничего интересного происходить не может, даже если люди устраивают целыми заводами голодовки и толпами выходят на улицу), но и в среде лояльного единороссовского "истеблишмента". Тот факт, что тезис о возможной отставке правительства прозвучал из уст Л.Слиски, сразу придал происходящему неустранимый аромат чего-то очень знакомого, заставляя привычно потянуть носом в сторону царских хором. Российская политическая практика обязывает задаваться сакраментальным вопросом: "Qui prodest?". И считать нынешнее протестное цунами, которое "вдруг" поддержали и кремлевский клон второго дивизиона Партия пенсионеров, и ветеран отечественного политического бизнеса ЛДПР, и гневно сотрясающий распахнутую решетку российского политобезьянника блок "Родина", исключительным следствием землетрясения, произошедшего в океане народных масс, безусловно, заблуждение.

Проблема, как водится, в другом. Уже много копий, перьев и клавиш было сломано вокруг того, являются ли последние законотворческие пакеты, посвященные реформам системы соцзащиты, административного управления, образования и культуры (последние два пока еще не приняты) и означающие фактический отказ государства от своих прямых обязанностей, следствием бытового идиотизма парламентско-правительственных деятелей или же это свидетельство прямого, но хорошо законспирированного вредительства членов семейно-олигархического "сопротивления". Безусловно, бытовой идиотизм – причина уважительная, но недостаточная, особенно в российской политике. Потому что уж больно похожи последние инициативы властей на системно запущенный "черный пиар" (он же ЧП), направленный против самой этой власти. При этом, накладываясь на характерные индивидуальные особенности носителей этой власти, он начинает жить своей активной вирусной жизнью. С Первого и Российского телеканалов ЧП незаметно растекается в повседневную практику, оборачиваясь набирающим обороты хаосом управления. Например, в ближайшие несколько месяцев большинство губернаторов вообще выпадут из нормальной человеческой жизни, будучи вынужденными "записываться с вечера в очередь" в Кремль, причем наверняка не с пустыми руками. Тут уж не до изыскания каких-то дополнительных 2-3 млрд руб. "на покрытие социальных обязательств".

Недавно где-то промелькнуло выражение "шизофренизация власти". Фактически же речь идет о простой, но весьма жестокой вещи – конфликте групп интересов, которые последние годы уже совсем не укладываются в прокрустово ложе отечественной партийной системы. От этого место политического соития власти и бизнеса все громче трещит по швам.

Причитания либералов по поводу наступления "единороссизма" настолько нелепы, насколько очевидна цепочка "либерализация-приватизация-олигархизация-питеризация-паркинсонизация всей страны". Отсюда – и обреченность их попыток договориться между собой. В стане же нынешней так называемой левой оппозиции давно идут болезненные мутации, которые небезуспешно направляются "политгенетиками" из администрации президента. Руководство КПРФ очевидно получила четкие указания "не высовываться" и отрабатывает их на все сто. Сейчас вместо того, чтобы в исключительно благоприятной ситуации, преподнесенной властями на блюдечке, возглавить по всей стране широкое протестное движение, верхушка компартии послушно озвучивает те же мессиджи, что и Слиска с Рогозиным. Любые попытки отдельных представителей строптивой околокоммунистической молодежи (типа Молодежного левого фронта и входящих в него СКМ, АКМ и других) сыграть на одном поле со взрослыми дяденьками сопровождаются гневными воплями типа "Уйди, мальчик, не мешай!". Но мальчикам и девочкам уже не хочется идти в свои песочницы, особенно когда они за прошедший после парламентских выборов год почувствовали свою силу. Одна из первых акций по перекрытию Ленинградки в Солнечногорске, инициированная пресловутым МЛФ 9 января, затем вылилась в более масштабные протесты в Химках, закончившиеся столкновениями с ОМОНом. Апатиты, Самара, Псков, Томск, Тюмень, Барнаул, а также Красноярск, Пенза и другие города, где уже объявлены на 22 января акции протеста и где есть более-менее самостоятельные организации Союза коммунистической молодежи, – все это места, где левая молодежь давно и настойчиво борется прежде всего со своими старшими товарищами. Но "революционный" порыв молодости грозит быть утопленным в навязанной сверху "широкой протестной коалиции" под руководством кремлевских же клонов, которые уже играют черт-знает-на-кого.

В итоге, можно предположить, что события начала 2005 г. представляют собой попытку "старой" олигархической гвардии заманить в ловушку "новую" бюрократическо-силовую группировку, воспользовавшись вынужденным отсутствием олигархов "независимых", т.е. западно-ориентированных. Стихийный протест людей нужен этим группировкам, чтобы придать видимость гражданской легитимности своим интересам, но, как это часто происходит в нашей политике, результатами народного гнева рискуют вновь воспользоваться вездесущие сами-знаете-кто. Вот и остается только решить: оно нам надо?

Автор – заместитель директора Института проблем глобализации, кандидат экономических наук

Ответить:

Выбор читателей