Кремлю стелют колючий бархат

Монетизация льгот сдала местным элитам на руки прекрасный козырь. В отдельных кругах уже заговорили о "саботаже" на местах – то есть о реализации реформы таким образом, который поставит под удар ее авторов


Фото: bashinform.ru



Еще год назад вряд ли кто-то мог предположить, что украинские выборы (традиционно рассматриваемые российскими политтехнологами как "полигон" для испытания разных хитрых приемов) не просто обернутся для России очередным конфузом из области внешней политики, но и породят самый настоящий призрак. Призрак "оранжевой революции" бродит по России. Большинство экспертов дружно твердят, что апельсиновый росток на почве, плотно утоптанной под вертикаль власти, вряд ли приживется. Однако отблески оранжевого цвета – как своего рода нового символа демократии – то и дело возникают на горизонте.

Преимущественно под оранжевыми флагами вышли в субботу на улицы участники многотысячного митинга в столице Башкирии Уфе. Отметим, что в отличие от большинства акций протеста, в Башкирии звучали лозунги не только экономические, но и политические. Возмущение "бесчеловечной социальной политикой" федеральных властей, разумеется, присутствовало. Однако больше все-таки досталось власти региональной. Республиканским властям предъявлен ультиматум: до 26 февраля президент Башкирии Муртаза Рахимов должен решить вопрос о льготных выплатах и подать в отставку. В противном случае 26 февраля начнется бессрочный митинг, организаторы которого обещают двинуться походом на местный Белый дом. Следует ли считать это симптомом?

"Обычно региональные выступления сопровождаются резкой критикой в адрес федеральных властей. Ругают правительство, президента, требуют отставки Зурабова, других министров, правительства целиком и так далее. Региональные власти, как правило, находятся все-таки на периферии этой критики. Глав регионов обычно почти не ругают, тем более, что они объясняют, что это не они придумали монетизацию, – отмечает замдиректора Центра политических технологий политолог Алексей Макаркин. – В Башкирии же ситуация достаточно редкая. Здесь требуют именно отставки представителя региональной власти, а Кремль оказался на втором плане критики. Скорее всего, это означает продолжение борьбы за власть, которая наблюдалась во время последних президентских выборов в республике. Там впервые за всю современную политическую историю Башкирии была реальная конкуренция. Были три кандидата, которые реально оспаривали друг у друга президентский пост. Если раньше победа Рахимова была очевидной, в последний раз ему составили сильнейшую конкуренцию Сергей Веремеенко (один из совладельцев "Газпромбанка") и Ралиф Сафин (в прошлом один из топ-менеджеров "ЛУКОЙЛа", в настоящее время член Совфеда). И впервые в истории Башкирии потребовался второй тур президентских выборов, в который вышли Рахимов и Веремеенко. Кремль поставил на Рахимова, соответственно, Рахимов выиграл. С большими проблемами и только с поддержкой Кремля. Говорить о каком-то экспорте "оранжевой революции" – несмотря на используемый там оранжевый цвет – нельзя. Есть экспорт внешней стилистики. Оранжевый цвет появился в Санкт-Петербурге, в Башкирии – но это не означает "бархатную революцию". Это использование стилистики, которая уже зарекомендовала себя хорошо с политической точки зрения, которая способна мобилизовать людей, которая способна дать иллюзию "бархатной революции". Но пока для нее отсутствуют какие-либо реальные условия. Это – чисто внутрибашкирская борьба. Никакой это не наезд на федеральный центр, поскольку в первую очередь требуют отставки Рахимова. Это внутренние противоречия. Значительная часть башкирской элиты поставила на Веремеенко и Сафина. Пиррова победа Рахимова многим не нравится."

Действительно, в оранжевый цвет в Башкирии "покрасились" сторонники движения за местное самоуправление. Они добиваются того, чтобы главы администраций и мэры здесь выбирались, а не назначались, как это происходило до сих пор и, по мнению республиканских властей, должно происходить в будущем. (В Башкирии планируется провести референдум, который закрепит назначаемость мэров; подобная схема уже предложена федеральному центру в качестве положительного опыта) В качестве организатора акции выступил Республиканский фонд развития местного самоуправления – но, что любопытно, при поддержке чуть ли не всех оппозиционных сил: местных отделений КПРФ, "Родины", ЛДПР, "Яблока" и региональных общественных организаций общим числом более двух десятков. "Оранжевый – это цвет нашего фонда, и он символизирует борьбу народа против масс, против фальсификаций и обмана, – объяснил глава Совета Татарских общественных организаций Рамиль Бигнов. – И он означает борьбу народа против фальсификаций, которые происходят именно в Башкирии. Мы сегодня работаем согласованно со всеми общественными и политическими партиями. Наша главная задача – провести референдум, на котором граждане смогут проголосовать не за назначаемость глав местного самоуправления, как это задумано властью, а за их выборность. Это единственная возможность бороться с феодально-классовым режимом, который сегодня царит в Башкирии. Мы такой референдум сейчас готовим, и большая часть подписей уже собрана. Но мы вынуждены идти на улицы, потому что знаем: сейчас наши подписи будут браковать. И мы бьем в набат для того, чтобы нас услышали не только в Башкирии, но самое главное – в Москве. Потому что федеральная власть командует в конечном итоге, и она тоже будет нести ответственность за нарушение российских законов".

Таким образом, сугубо "местный" бунт вполне способен ударить рикошетом по федеральному центру: вертикаль власти выстраивалась для того, чтобы оградить исполнительную власть на местах от влияния местных элит, то есть разделаться с тем самым "феодальным режимом", благодаря которому региональные князьки набирали вес, угрожающий государственной стабильности. Однако монетизация льгот сдала местным элитам на руки прекрасный козырь: губернаторы в силу возложенных на них полномочий стали проводниками реформы. В отдельных кругах уже заговорили о "саботаже" на местах – то есть о реализации реформы таким образом, который поставит под удар ее авторов.

Коли "люб" глава региона и Кремлю, и местным элитам – значит, все идет гладко. К примеру, во Владимирской области, где губернатор должен быть назначен одним из первых, царит полнейшая идиллия. Пенсионеры не шумят. Полпреду президента по Центральному округу Георгию Полтавченко, который приехал на прошлой неделе в регион консультироваться на предмет возможных выдвиженцев, оставалось только слушать хвалу действующему губернатору Николаю Виноградову, против которого ничего не имеют и в Кремле. Другое дело, например, Самарская область, где действующий губернатор Константин Титов, по общему признанию, имеет мало шансов на переназначение. По случайности ли там образовался один из самых сильных очагов сопротивления монетизации льгот? По версии источника "Yтра" в Госдуме, где уже занялись исследованием подобных "очагов" на предмет выявления организаторов, подобные совпадения могут служить косвенным доказательством своего рода политического шантажа Кремля губернаторами, своего рода демонстрацией возможных последствий устранения действующего губернатора.

Впрочем, даже если следовать этой версии, административная реформа далеко не самым удачным образом накладывается на процедуру монетизации льгот. По мнению ярого государственника, лидера фракции "Родина" Дмитрия Рогозина, всегда найдутся силы, готовые разыграть такую замечательную карту, как дестабилизация политической обстановки. Рогозин предупреждает о существовании проекта "Свобода", который финансируется на деньги не то американского миллиардера Сороса, не то российских олигархов. По его информации, в самый критический момент эти деньги будут вброшены для реализации в России сценария по грузинскому или украинскому образцу. Все-таки призрак "оранжевой революции", похоже, поселился в российской политической действительности всерьез и надолго.

Ответить:

Выбор читателей