Новая китайская угроза растет молча

Китай медленно, но верно превращается в державу "имперского типа". Его гегемония в Азии – это уже просто вопрос времени. На наших глазах Поднебесная прибирает к рукам рынки, бизнес и ресурсы от Урала до Южно-Китайского моря




Говорить о китайской угрозе стало уже делом привычным. Правда, она, как правило, сводится у нас к каким-то полумифическим сценариям, связанным с демографическим "ползучим" завоеванием китайцами Сибири. Заселят, дескать, ее и постепенно узурпируют. Т.е. угроза, исходящая из Поднебесной, связывается в массовом сознании не с Китаем как государством, способным что-то захватить, а с китайцами как самой многочисленной нацией в мире, проживающей по соседству с малонаселенной азиатской частью России. Не так давно добавилась угроза экономического характера: засилье в магазинах низкокачественного ширпотреба "Made in China". Правда, этот фактор воспринимается, скорее, не как настоящая угроза отечественному производителю, а всего лишь как очередная малоприятная "дань времени", вроде назойливой рекламы пива...

Одним словом, отношение к китайской угрозе у нас несерьезное. Это там, на Дальнем Востоке, люди ощущают нарастание гигантской лавины на противоположном берегу Амура. А у нас тут тихо – Европа, до Китая далеко...

Но вот некоторые факты, которые, возможно, дополнят наше представление о китайской угрозе. С конца прошлого столетия Китай планомерно увеличивает свои расходы на оборону. К 2000 г. их доля в бюджете страны составляла 13%, затем возросла до 17%. В абсолютных цифрах это пока не много, но также наблюдается неуклонный рост. В текущем году оборонный бюджет КНР планируется увеличить на 12,6% – при этом он составит порядка $30 млрд, или 2,8% ВВП Китая. Таким образом, КНР будет тратить на оборону больше России (в бюджете РФ на этот год военные расходы составляют $24 млрд), хотя пока еще сильно меньше, чем США ($419 миллиардов). Причем назвать китайские военные затраты "расходами на оборону" можно лишь с известной натяжкой: эксперты отмечают, что Китай делает основной упор на развитие "наступления" – экспедиционных сил, предназначенных для применения за пределами собственной территории...

Китай, конечно, ни с кем не воюет. Пока. Но удивительная вещь получается: эта страна – одна из немногих, которым в современном мире удается расширять свою территорию. Недавно Китай "приобрел" ряд территорий благодаря истечению сроков международных договоров аренды: в 1997 г. Великобритания возвратила ему Гонконг, в 1999 г. от Португалии вернулся Аомынь (Макао). А в прошлом году – Россия "поделилась" своими пограничными островами на реках Амур и Аргунь (острова, общей площадью 370 кв. км, были поделены примерно поровну). А уж Китай своего не упустит: недавно в КНР был принят закон, разрешающий вооруженным силам страны, если что – своими методами "урегулировать" проблему сепаратизма Тайваня. Ведь это не просто часть территории Поднебесной, а один из важнейших с экономической точки зрения регионов.

Но своего "дракону" мало. Китай сейчас открыто посягает на острова в Южно-Китайском море, пытаясь их колонизовать: Парасельский архипелаг и острова Спратли (частью которых, кроме него, владеют Бруней, Вьетнам, Малайзия и Филиппины), а также филиппинский риф Мисчиф и еще четыре спорных рифа, на которых китайцы уже возвели военные сооружения. Бывший филиппинский министр обороны назвал эти действия "ползучим завоеванием". Эксперты отмечают, что проблема статуса островов в Южно-Китайском море мало кому известна, а потому их "ползучее завоевание" Китаем проходит практически незамеченным со стороны мирового сообщества. Сами по себе эти клочки земли, конечно, не представляют особой ценности, однако обладание ими дает Пекину повод претендовать на контроль над 80% акватории Южно-Китайского моря (хотя и вопреки нормам международного морского права). А там, на шельфе – нефть...

Усиливается экономическая экспансия Китая за рубежом. Поднебесная экспортирует уже не только товары, но и услуги, а также капитал. В прошлом году инвестиции КНР за рубежом составили $3,62 млрд, что на 27% выше аналогичного показателя 2003 года. Общий объем зарубежных инвестиций Китая достиг $37 млрд; примерно половина из них приходится на Латинскую Америку, около 40% – на Азию. Также в 2004 г. Китай предоставил подрядные услуги за рубежом на сумму $17,47 млрд (рост на 26% по сравнению с предыдущим годом), услуги по контрактам на $23,84 млрд (рост на 35%)... Таким образом, китайцы приобретают влияние в бизнесе не только соседних стран АСЕАН, но и в других регионах.

Китай отчаянно борется за доступ к мировым энергетическим ресурсам. Он давно схлестнулся с Японией за российскую дальневосточною "трубу": похоже, ее начнут строить и только потом решат, куда же она пойдет – в Китай или к побережью Тихого океана. Он соперничает с США за африканскую и южноамериканскую нефть и даже за "черное золото" Персидского залива. Наконец, через Казахстан он намерен дотянуться до ресурсов Каспийского региона. Более близкие месторождения (упоминавшийся шельф Южно-Китайского моря) Пекин вообще захватывает силой...

В общем, эксперты делают вывод, что Китай медленно, но верно превращается в державу "имперского типа". Его гегемония в Азии – это просто вопрос времени. На наших глазах Поднебесная прибирает к рукам рынки, бизнес и ресурсы от Урала до Южно-Китайского моря и негромко, но настойчиво заявляет о себе в других частях света. Прошли те времена, когда Китай был объектом чужой экспансии. Но, видно, "осадочек" у китайцев с тех пор остался: они выращивают мощь своей страны не только для того, чтобы прокормить себя, но и чтобы сказать свое веское слово в мире. Как выразился китайский генерал Ми Шенью, "в течение относительно долгого времени нам абсолютно необходимо молча лелеять чувство отмщения. Мы должны скрывать наши возможности".

При этом ядерный арсенал Китая и крупнейшая по численности армия (2,5 млн человек) служат надежной гарантией от того, что ни ООН, ни даже США не станут предпринимать силовые акции в китайской "вотчине". Так что "дракон" растет практически в тепличных условиях. Однако есть у него и слабая сторона – экономика. С этой точки зрения новая империя стала не только сильна, но и весьма уязвима. Экономический бум привел к феноменальному росту ВВП и экспорта, но при этом Китай, который некогда обладал практически самодостаточной экономикой, теперь с каждым годом все сильнее зависит от импорта сырья (алюминия, меди и т.п.) и энергоресурсов (в первую очередь, нефти). И пока еще он не установил контроль над источниками своего снабжения, а значит, экономические средства сдерживания роста новой империи есть. Впрочем, возможно, что истинные экономические возможности Поднебесной от нас сокрыты.

Ответить:

Выбор читателей