Превратится ли Грузия в колонию США

Независимость Тбилиси в принятии решений вызывает большие сомнения. Эксперты предупреждают, что нынешний курс грузинских властей может привести к полному фиаско




Политическое противостояние Грузии и России в последнее время утратило остроту. После визита в страну Джорджа Буша воинственной риторики в выступлениях Саакашили и представителей "партии войны" в правительстве и парламенте заметно поубавилось. А долгожданные договоренности о выводе российских баз в Тбилиси были представлены как прорыв, достигнутый неимоверными усилиями грузинской дипломатии. Между тем позиции Москвы и Тбилиси по-прежнему расходятся в главном. По мнению целого ряда грузинских и российских экспертов, если нынешний курс "молодых революционеров" не претерпит изменений, это может привести к фактической потере Грузией суверенитета. Впрочем, независимость тбилисских властей в принятии решений уже сейчас можно поставить под сомнение.

По словам политолога Александра Чачии, одного из бывших сопредседателей грузинской партии "Единство", "Грузия по ряду признаков не является и не может являться независимым самостоятельным субъектом международных отношений". Даже лидер грузинской партии беженцев Борис Кукубава, который почти во всех грузинских бедах винит Россию, тем не менее признает, что в Грузии не существует власти: "Есть американские ставленники, которым помогали российские олигархи, политики и службы... От американских легионеров у нас не будет спокойной, хорошей жизни. К власти пришли сегодня люди, которым зарплату платят американцы".

Председатель национального Гражданского Совета по международным делам Сергей Марков так прокомментировал "Yтру" ситуацию в Грузии: "Становление государственности идет очень трудно. Каждый новый лидер Грузии сначала вооруженным путем захватывает власть, а потом уже приобретает легитимность путем голосования. Кроме того, фактически идет гражданская война с представителями этнических меньшинств. У нас очень много тревожных наблюдений, если говорить о проблемах демократии. Мы видим, что все четыре основных телеканала Грузии находятся под контролем власти, причем один из оппозиционных каналов был захвачен при помощи автоматчиков. Кроме того, в Грузии используется технология контроля над информационным пространством, которая была разработана на Украине при режиме Кучмы: из администрации президента спускаются рекомендации, кого показывать, где и по какой теме, а кого отсекать от эфира. Борьба с коррупцией идет абсолютно не правовыми методами. Резко увеличилась зависимость судебной системы и прокуратуры от властей. Правоохранительные органы финансируются из внебюджетных фондов. Национальные меньшинства в Грузии практически не представлены во власти. Их нет в серьезной политике, и это вызывает опасения". Как считает Марков, все это позволяет сделать вывод, что, несмотря на слова о демократических ценностях, демократии в Грузии при Саакашвили стало меньше, чем при Шеварднадзе. А развитию отношений с Россией мешают мифы, которые были привиты грузинской политической элите. "Миф первый: во всем виновата Россия. Он объясняется просто: нежеланием признавать собственные ошибки в отношении национальных меньшинств – абхазов и осетин. Второй миф: мы будем доить Евросоюз и США, как раньше доили Россию. Третий: мы будем играть на конфликте между Россией и Западом. Четвертый миф, к сожалению, связан с Абхазией и Южной Осетией – их хотят поставить на колени. Но это вариант не удастся".

В самой Грузии оппозиция, которую называют "карманной" (но другой просто пока нет), критикует тактику и стратегическую линию официального Тбилиси. "Сегодняшняя политика, к сожалению, нас не удовлетворяет. Мы не хотим иметь политическое руководство, которое является марионеткой Вашингтона, – говорит характеризует лидер оппозиционного движения "Грузия, вперед!" Ираклий Батиашвили. – Называют фамилию Сороса, который приезжает и делает нам указания, как действовать и что делать. Мы не хотим, чтобы политическое руководство Грузии было бы марионеткой Кремля или Вашингтона. Мы хотим, чтобы оно исходило из национальных интересов Грузии. А жизненным национальным интересом, прежде всего, является обеспечение территориальной целостности".

Многих российских и грузинских политиков объединяет оценка ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии. Однозначная и показательная ориентация на Запад уводит Грузию от решения главных проблем, в том числе и проблемы территориальной целостности. Ведь окончательно выдавливая Россию из Закавказья, грузинские власти тем самым фактически отказываются от Абхазии и Южной Осетии. "Ну зачем американцам Абхазия в составе Грузии? Нефтепровод там не проходит, аэродромов в Грузии и так достаточно. О грузинских же интересах речи нет. Речь идет о замене российского военного присутствия на американо-турецкое, его легализации и придании законных форм, поскольку оно уже существует. И это не злая воля Саакашвили и нынешней правящей партии, как представляется многим в России. Это судьба маленького государства и малочисленной нации в современном мире, когда это государство становится разменной монетой в геополитической игре великих держав, – считает Александр Чачия. – Изменится ли ситуация, если в Грузии произойдет государственный переворот и к власти придет какая-то часть нынешней оппозиции? Думаю, что не изменится. Потому что на роль оппозиции Госдепартамент США с подачи спецслужб уже назначил определенные силы и определенных лиц. И парламентскую оппозицию назначили, и внепарламентскую". Спасение Грузии, подытоживает Чачия, должно прийти с севера, из России: "В Грузии есть умники, которые с удовольствием помогают процессу выдавливания России с Кавказа. Они не понимают, что не контролируемый Россией Северный Кавказ – это конец Грузии. С распадом России ни о какой грузинской государственности не может быть и речи, как, впрочем, и о государственности многих других народов".

Ответить:

Выбор читателей