Операция "преемник": Путину не на кого положить глаз

Эксперты снова обсуждают "проблему-2008". Они задаются вопросом: что важнее для будущего России - личность преемника или политический курс? И каковы границы преемственности следующего президента страны?




Вчера видные российские политики и политологи обсуждали основной вопрос национальной повестки дня. Участникам круглого стола "Проблема-2008: преемник или преемственность?", организованного ИА "Росбалт" при поддержке Института системных проектов, было предложено к обсуждению несколько вопросов: что важнее для будущего России - личность преемника или политический курс? Каков политический курс действующего президента и каковы границы преемственности следующего? Придет ли общество к консенсусу по поводу нового президента страны? Рассуждали и о последствиях неприемлемости нынешнего курса новым президентом.

Надо сказать, что собрались на мероприятие в основном политики оппозиционного спектра, которые не упустили случая покритиковать главу государства и, в частности, обвинить его в том, что мало денег тратится на здравоохранение, образование и науку. (Как назло, вчера же Путин на встрече с членами правительства и руководством парламента потребовал в ближайшие 2-3 года выделить дополнительно существенное финансирование на повышение зарплат врачей, учителей, ученых).

Как заявил на "круглом столе" руководитель думской фракции "Родина" Сергей Глазьев, "главным признаком современного государства, отличающим его от государства полицейского, является рост расходов на человека, Россия же движется в обратном направлении. Сегодня на образование, здравоохранение и науку в процентном отношении к ВВП мы тратим в 2 раза меньше, чем развитые страны мира. Ликвидирован бюджет развития, свернута большая часть целевых программ, сокращается численность сотрудников Академии наук". Кроме того, по мнению Глазьева, в политическом отношении Владимир Путин является "образцовым преемником предыдущего президента России": "Путинская реформа политической системы сводится к отстранению граждан от избирательных процедур и ликвидации механизмов ответственности власти перед обществом. Ельцин начал с расстрела Верховного Совета, Путин продолжил дело предшественника, выстроив так называемую "вертикаль власти", которая держится на коррупции и страхе", – утверждает лидер "Родины". Власть в современной России наследуется по "доминирующим экономическим интересам", и сегодня это интересы коррумпированной государственной олигархии, заключил депутат.

Заместитель председателя партии "Яблоко" Сергей Митрохин, напротив, считает, что при Ельцине жилось не так уж плохо, а политика Путина отбрасывает Россию в прошлое, так как выражается в восстановлении архаичных структур управления и последовательном разрушении демократических институтов. "При Ельцине существовало разделение властей, сейчас его нет, то же можно сказать об институте федерализма, судебной реформе, экономической политике, – отметил Митрохин. – Все относительные успехи нынешней власти в сфере экономики и финансов связаны с внешними привходящими факторами, это не институциональные достижения. Правительство не знает, как потратить средства Стабфонда, а все потому, что просто не существует институтов, способных удержать деньги в экономике".

В российской власти пока нет человека, который мог бы сыграть роль преемника действующего президента, считает член федерального политсовета СПС Алексей Кара-Мурза. "В России сложилась "кентаврическая" модель доставки лидера во власть: суть ее в том, что выдвигается человек, который, с одной стороны, является функциональным преемником действующей власти и забирает себе весь номенклатурный ресурс, а с другой стороны, позиционируется как ее стилистический оппонент", – пояснил выступавший. Эта схема была реализована не только в 2000 г., когда власть перешла от Ельцина к Путину, но и в 1991 г., когда Ельцин сменил Горбачева, считает Кара-Мурза. И, скорее всего, та же модель будет воспроизведена в 2008 году.

Соратник Кара-Мурзы по партии, секретарь федерального политсовета СПС Борис Надеждин предположил, что наилучшими преемниками Путина могли бы стать его жена или двоюродный брат. При этом политик отметил, что Путин и Кремль – "не враги России, они стараются". "Беда в том, что у них в голове – система ценностей, неприемлемая для управления демократическим государством", – констатировал Надеждин. И, хотя "выдающиеся экономические достижения путинского периода" отрицать нельзя, следует понимать, что достигнуты они благодаря высокой цене на нефть на мировых рынках.

Преемник действующего президента будет выступать за смену нынешнего курса, а, придя к власти, будет его корректировать, считает директор Института региональных проблем Максим Дианов. По его словам, преемник Владимира Путина не может быть выбран из числа губернаторов ("нет таких, на кого упадет глаз президента"). Однако вполне вероятно, полагает эксперт, что глаз президента упадет на кого-то из числа членов правительства, руководителей крупных компаний или политиков. Выбор среди последних будет происходить по критерию или профессионализма, или лояльности. Кроме того, предположил Дианов, кандидатура преемника, скорее всего, будет подбираться по критериям выдвижения кандидатов в Совет Федерации.

Генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков напомнил о том, что среди возможных преемников президента чаще всего называют 3 имени: министра обороны Сергея Иванова, полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака и президента ОАО "Российские железные дороги" Владимира Якунина. По словам Хомякова, для предупреждения возможной дестабилизации обстановки в стране будет лучше, если Владимир Путин сам назначит своего преемника. А для обеспечения его легитимности необходимы оппозиционный кандидат, проведение свободных выборов, равный доступ кандидатов к СМИ. Кроме того, "будущий президент не должен быть дураком", – заметил Хомяков.

Сегодняшняя власть, как и предшествующая, "обречена обрушить страну", – убеждена лидер партии "Наш выбор" Ирина Хакамада. По ее словам, "мы обречены на преемственность власти", поскольку непреемственная смена власти приведет к потере собственности нынешней правящей элитой, чего она допустить не может. У преемника не может быть конкурентов, на него работает вся государственная машина, считает Хакамада. Лидер партии "Наш выбор" сообщила о том, что готова начинать диалог по созданию общенационального консенсуса, направленного на смягчение режима, – с этой целью должны быть сформированы институты реального контроля власти, что включает прозрачные выборы, "исключение формирования кремлевских политических проектов", независимые СМИ, назначение чиновников по принципу профессионализма, а не лояльности. "Вокруг президента должны сесть наконец-то эксперты, – предлагает Хакамада. – Сейчас вся внутренняя политика России определяется политическими технологиями, искусственно поддерживающими высокий рейтинг президента". По мнению Хакамады, переход на платные услуги должен следовать за повышением реальных доходов населения. В сфере безопасности следует преодолеть униженность армии и силовых структур. Наконец, должна быть сформирована новая повестка дня для оппозиции, реализованная в форме диалога между правыми и левыми социал-либералами.

К слову о рейтинге: согласно последнему опросу ВЦИОМ, популярность Путина растет. Во всяком случае, одобрение его деятельности в августе достигло максимально высокой отметки за весь 2005 г.: действия Путина одобряли 73% россиян – на 4% больше, чем в июле. Президент – единственный орган федеральной власти, позитивные оценки работы которого существенно превышают негативные. Уровень неодобрения его работы снизился с 27% в феврале (максимальное значение в 2005 г.) до 19% в августе (минимум за 2005 г.), отмечают социологи.

В рейтинге доверия населения российским политикам, как несложно догадаться, также лидирует Путин: его рейтинг стабилизировался на отметке 42%. На втором месте Сергей Шойгу с поддержкой 14% опрошенных, на третьем – Владимир Жириновский (11%). Антилидеры рейтинга прежние: Анатолий Чубайс (23%), Владимир Жириновский (22%) и Геннадий Зюганов (15%).

Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, за Путина отдали бы свои голоса 53% опрошенных (это превышает результат Путина на выборах 2000 года). Социологи связывают существенный рост этого показателя с возросшей активностью президента в последнем месяце лета. Остальные кандидаты могут довольствоваться лишь десятой частью рейтинга главы государства. Занимающий второе место Владимир Жириновский получил бы лишь 5% голосов избирателей, а идущий третьим Геннадий Зюганов – 4%. Борис Грызлов, Юрий Лужков, Дмитрий Рогозин, Аман Тулеев и Сергей Шойгу получили по 2%.

По мнению сопредседателя Совета по национальной стратегии Иосифа Дискина, высокий уровня доверия и поддержки президенту просто обязывает его выбрать себе преемника. Отказ от этого выбора "означал бы сознательный обман доверия того большинства населения страны, которое одобряет его деятельность, поддерживает Путина". Впрочем, существенные колебания путинского рейтинга в разные периоды его правления (например, после катастрофы "Курска", в период острых дискуссий и выступлений по поводу монетизации льгот) показывают, что поддержка президента небезусловна. "Значительная часть электората вполне осознанно оценивает его действия. В этом смысле выбор Путина, безусловно, окажет сильное влияние на результат президентских выборов, но это вовсе не автоматическая гарантия. Подтверждением этого явились результаты ряда выборов глав субъектов Российской Федерации, когда ясно выраженная поддержка президента давала сбои. Если выдвинутая кандидатура будет далека от народных ожиданий, навязать ее будет довольно трудно", – цитирует политолога "Росбалт".


Ответить:

Выбор читателей