Путин: Меня научили ничего не просить и ни о чем не жалеть

В интервью двум нидерландским СМИ президент России сказал, что опечален приговором Ходорковскому, предложил сделать Европу "континентом без границ" и отказался обсуждать, чем будет заниматься после 2008 года


ФОТО: НТВ



Вчера Владимир Путин дал интервью двум нидерландским средствам массовой информации – телеканалу "Недерланд 1" и газете "НРЦ Хандельсблатт". Это интервью приурочено к начинающемуся сегодня государственному визиту президента России в Нидерланды, в ходе которого он встретится с королевой Беатрикс и наследным принцем Виллемом-Александром Оранским, проведет встречи с высшими должностными лицами и руководителями крупнейших компаний страны, посетит Амстердам и Гаагу.

Подобные интервью организовываются заранее, вопросы, которые будут задаваться иностранными корреспондентами, проходят согласование в президентской администрации. В этой связи приятно отметить тот факт, что, в сущности, ушли в прошлое времена, когда существовало табу на "запретные" темы и "неудобные" вопросы, которых нельзя было касаться в разговоре с президентом. Это весьма здравая позиция, позволяющая излагать российскую точку зрения по проблемам, которые в России и на Западе трактуются противоположным образом. Кроме того, формат официального интервью в преддверии государственного визита позволяет понять, какие вопросы действительно интересуют наших партнеров и какие ответы готова дать на них Россия.

Вчерашняя беседа с голландскими корреспондентами показала, что (если отбросить вопросы, касающиеся двусторонних отношений наших государств да мало волнующие россиян проблемы легализации эвтаназии, марихуаны и проституции) главные опасения Запада касаются прежде всего возможности распада России. При этом нельзя сказать, что подобная перспектива кажется собеседникам Путина неприемлемой. Они представляют себе ситуацию следующим образом: Россия – огромная страна, управлять которой затруднительно. Северный Кавказ подвергается атакам боевиков, которые продолжают традиции двухвекового "противостояния кавказских народов русским поработителям", при этом российские спецслужбы не в состоянии противодействовать врагам – не могут предотвращать их вылазки, допускают огромное количество жертв среди мирного населения, не справляются с освобождением заложников, наконец, не в состоянии поймать и уничтожить Шамиля Басаева. Один из вопросов голландских журналистов был сформулирован достаточно жестко: "А часто Вам приходится просыпаться ночью при мысли, что Россия может распасться?". Путин отвечал довольно спокойно и уверенно. Дескать, страна действительно большая, что "накладывают отпечаток на формы управления", но это означает, что должны быть выбраны адекватные управленческие решения. Что же касается угрозы распада страны, эту мысль президент полностью исключает. Спецслужбы в Нальчике проявили свои лучшие качества, действовали достаточно эффективно, хотя, конечно, для победы над терроризмом "необходимо укрепление государства и правовой системы, необходим рост экономики и создание среднего класса, укрепление правоохранительных органов и эффективное международное взаимодействие". Басаева (как и бен Ладена) не поймали, потому что "такие люди, как крысы, прячутся и подставляют под удары своих сподвижников, а сами предпочитают отсиживаться", хотя другие вожаки террористов частично уничтожены, частично привлечены "к работе в органах власти и управления самой Чечни", где было проведено несколько амнистий, заявил Путин. Он решительно отверг возможность распада России по югославскому сценарию и напомнил своим собеседникам о "мюнхенском сговоре", который привел ко Второй мировой войне. Путин пояснил, что "в европейской политической мысли твердо укрепилась традиция умиротворения любых агрессоров, любых экстремистов по принципу "договориться с кем угодно любой ценой, только бы нас не трогали". Это очень опасная философия, которая на практике ведет к большим трагедиям".

Ответы главы государства звучали так, как будто федеральный центр совершенно не обеспокоен ситуацией на Кавказе и ростом сепаратистских настроений в других регионах страны. Об этом не принято говорить, но настроения жителей ряда "самодостаточных" российских регионов, подогреваемые местными националистами или религиозными экстремистами, свидетельствуют о том, что ситуация в стране вызывает серьезные опасения. Россия не в состоянии выработать общую национальную идею, которая цементировала бы отношения между людьми различных национальностей, культурных традиций, религиозной принадлежности. Что же касается ситуации на Кавказе, очевидно, что и здесь центральная власть не в состоянии справиться с проблемой сепаратизма. Ведь не случайно ряды боевиков постоянно пополняются не только чеченцами, но жителями "мирных" кавказских республик, вполне разделяющих тезис о необходимости борьбы с "федералами" и их приспешниками – местными служащими правоохранительных органов.

Еще один вопрос, которым озаботились журналисты из Нидерландов, это проблема отношений России с ЕС и НАТО. Станет ли когда-нибудь Россия членом этих организаций? Путин ответил, что отношения с этими структурами развиваются достаточно конструктивно, однако с вопросами собственной безопасности Россия справится сама, поскольку "исторически всегда была независимым государством и всегда была в состоянии обеспечить свою обороноспособность собственными силами". Корреспонденты продолжали настаивать на более конкретном ответе и услышали, что Европа и Россия "могут, должны и будут дополнять друг друга. А какие формы приобретет эта интеграция – это зависит от будущих поколений". Корреспонденты не унимались и сформулировали следующее предложение: "Вы можете и сами попроситься в Брюссель", на что президент ответил, что его "с детства учили ничего не просить и ни о чем не жалеть". Тем не менее, Путин предложил сделать Европу "континентом без границ" и продолжил: "Что мы говорим все время о правах человека в обобщенном виде? Давайте дадим возможность людям хотя бы ездить друг к другу свободно. Давайте будем ставить перед собой реализуемые задачи и добиваться их решения. А мы в состоянии это сделать".

Журналисты затронули вопросы экономического развития России и напомнили Путину о "деле Ходорковского". Путин рассказал им об успехах страны в проведении социально-экономической политики, об уменьшении инфляции и планах диверсификации российской экономики. По поводу Ходорковского же заявил, что "состоялось решение суда. Вынесен обвинительный приговор. Ничего хорошего здесь нет – это печально, с одной стороны. Но если закон нарушается, то государство должно на это реагировать в рамках действующего законодательства. Это элемент не дестабилизации, а, наоборот, стабильности и силы государства". Журналисты не настаивали на более конкретных пояснениях. Как и в вопросе о преследовании независимых СМИ, на который Путин ответил, что "у нас в стране сейчас зарегистрировано 47 тыс. периодических печатных изданий и около 3 тыс. радио- и телекомпаний. Даже при всем желании невозможно это все контролировать, и нет такого желания".

Похоже, вопросы о Ходорковском и свободе СМИ в России на данный момент не являются актуальными для западных журналистов. А вот что действительно продолжает вызывать интерес – это вопрос о том, как Путин видит свое будущее. "Ваша популярность в России сейчас очень высока, и Вы являетесь одним из стабилизирующих факторов для ситуации в стране. Можете ли Вы себе представить такую ситуацию, что Вам все-таки придется остаться на третий срок?" – спросили нидерландские журналисты. Путин ответил, что Конституция должна быть незыблемой, что он уйдет с поста президента по истечении второго срока, но обсуждать, чем будет заниматься после 2008 года, отказался. Правда, попутно глава государства отметил, что не допустит "никакой дестабилизации в России во имя интересов русского и других народов Российской Федерации". Не означает ли это, что если Путин увидит, что его уход может привести к развитию дестабилизационного сценария, то, может быть, он и передумает? Впрочем, в контексте положений, высказанных им в интервью, это маловероятно.

Ну и наконец, на вопрос, как бы он хотел войти в историю, Путин ответил, что он об этом не задумывался, и продолжил цитатой из святого Франциска Ассизского, которую наверняка оценили его собеседники: "Каждый день мотыжить свой небольшой участок – и удача придет".

Спичрайтеры президента поработали неплохо. Если бы политика страны была сформулирована не менее внятно, да к тому же еще проводилась последовательно и успешно, можно было бы надеяться на достижение каких-то целей. Но поскольку никакие цели не обозначены, вроде как и стремиться не к чему.

Ответить:

Выбор читателей