Кремлевская бомбочка

Назначение Д.Медведева первым вице-премьером спутало единороссам все карты. Медведев отныне в правительстве, которое "медведи" привыкли с воодушевлением критиковать. Теперь делать это будет уже неудобно, да и опрометчиво




Уход Дмитрия Медведева с поста главы администрации президента и назначение его первым вице-премьером в правительстве Михаила Фрадкова и спустя неделю остаются главной интригой осени, а, возможно, и всего уходящего года. Эксперты дружно интерпретируют последние кадровые назначения в Кремле как начало операции "преемник". Зная нежелание Владимира Путина нарушать сложившийся status quo без особой на то нужды, масштабные кадровые перестановки последних дней было бы трудно не связать с подготовкой к выборам 2007-2008 гг.

Тем более что продуктивность каждого из назначений вызывает множество вопросов. К примеру, контроль за исполнением национальных проектов в области здравоохранения, сельского хозяйства, жилищного строительства и образования тот же самый Дмитрий Медведев мог с не меньшей эффективностью осуществлять в рамках своих полномочий главы администрации и заместителя председателя Президентского совета по национальным проектам. Что касается Сергея Иванова, то возведение его в ранг первого вице-премьера в связи с необходимостью развивать оборонную отрасль выглядит таким образом, словно возрождение советского ВПК – еще один национальный проект. Что далеко не так, о чем не хуже Путина, Греф и Кудрина знает и сам С.Иванов. Третье назначение, Сергея Собянина – вероятно, самое интригующее. Прежде всего потому, что бывший тюменский губернатор, как и все главы регионов ходивший под администрацией президента, в одночасье стал начальником Владислава Суркова и Игоря Сечина – людей, в разы более могущественных и влиятельных, чем он сам. Насколько в этой связи укрепится атмосфера "товарищеского взаимодействия" в президентской команде, сегодня сказать сложно.

Есть еще одно обстоятельство, о котором почти ничего не сказано, хотя его можно смело отнести к разряду факторов, определяющих политическое будущее страны. Вы будете смеяться, но это "Единая Россия". По слухам, "медведи" весьма неоднозначно отнеслись к назначению Дмитрия Медведева, вернее, к возникшей в связи с этим назначением президентской перспективе последнего. И дело не только в том, что единороссы болеют за "своего" Бориса Грызлова. Дмитрий Медведев до сего момента подчеркнуто сторонился политических проектов, одним из которых является "Единая Россия". Проще говоря, Медведев и "медведи" практически не пересекались. Сегодня "партия власти" с видимым усилием пытается представить себя в политическом пространстве, из которого ушел Путин. И ничего не получается. Можно сколь угодно долго спорить, поддерживает ли "Единая Россия" путинский курс или лично Владимира Владимировича, но факт остается фактом: свой курс и своего "путина" единороссам изыскать сложно, если вообще возможно, в силу общеизвестной специфики этой партии. В этих условиях приход к власти Медведева ли, Иванова, вообще любой фигуры, индифферентной к "партии власти", стал бы для партии почти катастрофой. Многим такой итог показался бы закономерным. Однако вряд ли Путин бросит "Единую Россию" на произвол судьбы. Прежде всего потому, что он видит в ней прообраз одной из партий, образующей фундамент партийной, а значит политической системы.

В связи с этим любопытно посмотреть, в каких декорациях оказались сегодня главные актеры политической сцены. Напомним, что выдвинутые В.Путиным инициативы в области реализации масштабных национальных проектов были подхвачены "Единой Россией". Настолько оперативно, что могло даже показаться, будто это они, единороссы, принесли президенту свои наработки, а уж тот их озвучил. Принимая бюджет на следующий год, думское большинство обеспечило национальным проектам действительно беспрецедентное для отечественной "социалки" финансирование. И миллиарды, которое парламентарии отвоевывали у правительства с каждым бюджетным чтением, наполняли смыслом тезис о близости президента и его партии, работающих в унисон. По той же причине единороссы рвались в Президентский совет по реализации национальных проектов. Назначение Медведева спутало все карты. Появился посредник, который пока для "Единой России" – terra incognita. Хуже всего, что этот посредник сидит в правительстве, которое единороссы привыкли с воодушевлением критиковать, противопоставляя политику кабинета политике Путина. Сегодня делать это будет уже неудобно, да и опрометчиво.

Совершенно очевидно, что без отчетливых сигналов из Кремля и соответствующей разъяснительной работы "партия власти" столкнется с кризисом самопозиционирования. Приказ присягнуть Медведеву, или Иванову, или еще кому-то все изменил бы – появились бы ориентиры. Однако такого приказа нет: Путин пока не намерен открывать карты. Сам Медведев не похож на человека, готового по доброй воле вступить в "Единую Россию", а попросит ли его об этом президент, еще вопрос.

С другой стороны, такой ли посторонний Дмитрий Медведев для "партии власти", как это может показаться с первого взгляда? В начале апреля этого года он дал развернутое (как принято говорить, программное) интервью главному редактору журнала "Эксперт" Валерию Фадееву. Выбор издания вряд ли случаен, тем более что Медведев практически не общается с прессой (по крайней мере, так было в его прежней должности). Журнал считается "площадкой" той части "Единой России", которую называют "правой", а Валерий Фадеев, близкий к Владиславу Суркову, – один из их идеологов. Самого Медведева также принято считать либералом. Ясно, что либералы и социал-консерваторы внутри большой "Единой России" рано или поздно оформятся в "крылья", а то и в самостоятельные партии. В этом случае Д.Медведев, если он и есть тот самый "преемник", возглавит "правых" единороссов, которые сразу же станут доминирующими.

Пока такой сценарий выглядит всего лишь как гипотеза. Однако стоит помнить, что Кремль очевидно не заинтересован разбазаривать такой ресурс, каким является "Единая Россия". Это значит, что любой, кого выведут в "преемники", должен будет обнаружить свое родство – идейное, партийное или какое-то другое – с действующей "партией власти". А она должна принародно признать в этом человеке "своего". Отказ от подобной процедуры будет означать новый и чрезвычайно болезненный для политической системы страны передел, с которым она уже вряд ли справится.

Ответить:

Выбор читателей