Парламент для перспективного диктатора

Похоже, Рамзан Кадыров выстраивает режим личной диктатуры в отдельно взятом регионе. А Кремль помогает ему в этом, поскольку является заложником политики "чеченизации", проводимой в последние годы


ФОТО: AP



Сегодня станут известны предварительные результаты выборов в парламент Чеченской Республики. И хотя официальные лица уверяют, что "на территории Чеченской Республики достаточно сил и средств для обеспечения нормального хода голосования во время предстоящих выборов в парламент", представители силовых структур совершенно не исключали того, что во время выборов в ЧР вполне возможны вылазки боевиков.

Только за один день (24 ноября) на лентах информагентств появились следующие заголовки: "Сотрудники милиции предотвратили теракт на железнодорожном переезде в Ачхой-Мартановском районе Чечни", "В Грозном задержаны два члена незаконных вооруженных формирований", "В Гудермесском районе Чечни сотрудники МВД на чердаке мечети обнаружили тайник со взрывчаткой", "В Веденском районе Чечни предотвращен теракт на автодороге"... В день выборов стало известно, что на федеральной трассе "Кавказ" вблизи населенного пункта Алхан-Кала обнаружены три фугаса. Еще два фугаса были уничтожены на участке трассы Грозный-Урус-Мартан после того, как по ней проехал президент Чечни Алу Алханов.

В Чечне продолжаются боевые действия, которые ведут боевики-сепаратисты, федеральные войска и чеченские силы, ориентированные на Москву. В республике регулярно проводятся зачистки в населенных пунктах, происходят убийства и исчезновения людей, бесконтрольное насилие порождает атмосферу безысходности и недоверия к властным институтам, которые не в состоянии обеспечить нормальную жизнь своим гражданам. Очевидно, что политика "чеченизации" конфликта не привела к положительному результату – реального мира на территории Чечни как не было, так и нет. В таких условиях вряд ли возможно провести свободные выборы и сформировать независимые властные структуры. Во всяком случае, американцы, которые пошли по подобному пути в Афганистане и Ираке, ничего существенного не добились. Реальная власть афганского правительства держится на американских штыках и ограничивается районом Кабула, а в Ираке террористические атаки стали нормой жизни. Принятие конституции и формирование местной власти ничего в этом смысле не изменило. Как не изменит и в Чечне.

Впрочем, выборы в парламент Чечни внешне пройдут вполне успешно. Еще накануне стало известно, что в голосовании приняло участие более 60% населения республики при необходимой минимальной явке в 25%. Можно предполагать, что и дальнейшие события будут развиваться в соответствии со сценарием "свободного волеизъявления чеченского народа", который был детально прописан еще к марту 2003 г., когда в республике прошел референдум по конституции. По официальным данным, в референдуме приняли участие около 95% жителей Чечни, причем 95,7% из проголосовавших отдали свои голоса за конструкцию, предлагаемую федеральным центром. Доверия эти цифры, полученные в республике, являющейся зоной боевых действий, не вызывают.

Административный ресурс широко применялся в избирательной кампании по выборам президента Чечни, прошедшим в октябре 2003 года. К участию в выборах, разумеется, не были допущены сепаратисты, ратующие за независимую Ичкерию. Но и вполне лояльные Москве кандидаты, которые могли бы составить реальную конкуренцию Ахмаду Кадырову (Малик Сайдуллаев, Хусейн Джабраилов, Асламбек Аслаханов и др.) были вынуждены отказаться от участия в президентской гонке. Кого-то заставили снять кандидатуры посредством угроз, кто-то получил важные назначения за пределами Чечни. По свидетельству независимых наблюдателей, в день выборов "бюллетени с участков в сопровождении председателей избирательных комиссий, их заместителей и секретарей на российских бронетранспортерах сначала доставили сначала в блокированное со всех сторон силами МВД республики здание районной администрации, и только затем, по официальной версии, пересчитав их, составили протоколы. Наблюдатели от кандидатов, кроме кадыровских, к этой процедуре допущены не были". Таким образом, к власти был приведен Ахмад Кадыров, набравший 82% голосов избирателей.

После гибели Кадырова в результате теракта, совершенного в мае 2004 г., власти были вынуждены назначить досрочные выборы президента Чеченской Республики. Самым подходящим кандидатом был бы, вероятно, Рамзан Кадыров, возглавлявший службу безопасности своего отца. Однако, согласно конституции Чечни, возглавлять республику может человек, достигший возраста 30 лет, а Кадыров-младший на момент гибели отца был на несколько лет моложе. Поэтому был найден компромиссный вариант, при котором пост президента передавался министру внутренних дел Алу Алханову, а реальная власть в республике, то есть контроль над вооруженными формированиями, остался за Рамзаном Кадыровым, которого назначили на должность первого вице-премьера, курирующего силовой блок. Остальное было делом техники. Алханов стал президентом с таким результатом, который свидетельствовал о его всенародной поддержке, однако отражал то обстоятельство, что популярность у кандидата ниже, чем у его погибшего предшественника (73,67%).

Поэтому независимо от того, как на самом деле прошли вчерашние выборы в чеченский парламент, можно с уверенностью утверждать, что они будут признаны состоявшимися, что партия "Единая Россия" получит подавляющее большинство, что парламент будет состоять из людей, полностью зависимых от руководства республики, в первую очередь, от Рамзана Кадырова. Добавим, что после того, как председатель правительства Чечни Абрамов попал в автомобильную аварию на подмосковном шоссе, Кадыров официально возглавил организацию выборного процесса, что облегчило ему выполнение задачи построения парламента "под себя". В следующем году вице-премьеру Кадырову исполнится 30 лет – таким образом, исчезнет формальное препятствие, мешавшее ему стать президентом. Следует отметить, что Рамзан не терял времени даром. Президентская охрана, которой он командовал при отце, составляла приблизительно 3 тыс. бойцов, тогда как в настоящее время Кадыров-младший контролирует вооруженные формирования численностью до 30 тыс. человек. Это огромный военный потенциал, который при определенных обстоятельствах вполне может быть использован вовсе не так, как хотелось бы Кремлю.

Вероятнее всего, Кадыров попытается получить пост президента Чечни уже в следующем году. Подконтрольный парламент понадобится для утверждения собственной кандидатуры, а также для проведения ряда законодательных инициатив, которые позволят ему получить доступ к финансовым потокам, щедро льющимся в республику. Здесь следует напомнить, что в рамках федеральной программы по восстановлению экономики Чечни в республику было переведено 5,8 млрд рублей. Из этой суммы освоено всего 2 млрд, причем половина денег потрачена неэффективно, а часть суммы ушла на "нецелевые" нужды. Тем не менее, Кадыров достаточно регулярно озвучивает свои претензии к федеральной политике по Чечне. Так, несколько месяцев назад он заявил, что федеральный центр фактически срывает программу по восстановлению экономики республики: "В том, что нет результата, виновато в первую очередь правительство России, виновата Россия. Войну начали не мы. Чечня уничтожена по вине бывшего руководства России. Теперь власть сменилась. Нужны миллиарды и миллиарды на восстановление экономики, социальной сферы". Кадырову также хотелось бы контролировать нефтяной бизнес, однако лицензией на право добычи нефти на территории Чечни владеет "Роснефть". В этой связи он заявляет, что "чеченская нефть, являющаяся одной из самых дорогих в мире, вывозится и продается, а на эти деньги надо потребовать восстановления республики". Еще одна постоянная тема претензий к федеральному центру – наличие на территории республики силового контингента, неподконтрольного местной власти. Рамзан Кадыров требует прекратить практику направления в Чечню милиционеров из других регионов с тем, чтобы контроль над безопасностью республики осуществлялся местными силовыми структурами, подчиненными ему самому. Таким образом, став президентом Чечни, он получит дополнительные возможности шантажировать Кремль, требуя все больших уступок за свою лояльность.

Похоже, Рамзан Кадыров выстраивает режим личной диктатуры в отдельно взятом регионе. Ну а Кремль помогает ему в этом, поскольку является заложником политики "чеченизации", проводимой в последние годы. Результатом этой политики стало то, что вместо стабилизации на Кавказе Россия получила там дополнительную головную боль.

Ответить:

Выбор читателей