Грузия поставила Кремль перед мучительным выбором

В окружении российского президента рассчитывали на то, что решение проблемы непризнанных республик перейдет "по наследству" к преемнику. Но события развиваются столь стремительно, что возможностей для маневра у Кремля уже не остается




Кремль в самое ближайшее время может оказаться перед судьбоносным выбором, который касается взаимоотношений России и Грузии. Москва должна будет или оказать поддержку своим гражданам в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии, или отказаться от этого, сделав вид, что не замечает грузинской агрессии. Рискну предположить, что в окружении российского президента еще недавно рассчитывали на то, что решение проблемы будет отложено и "перейдет по наследству" преемнику или даже преемнику преемника. Но события стали развиваться столь стремительно, что возможностей для маневра Кремлю уже не остается. Определяться предстоит именно сейчас, не исключено, что в ближайший месяц. В кремлевской "партии патриотов" превалирует мнение о том, что в Москве "сдали" Южную Осетию, стремясь не идти на конфронтацию с Вашингтоном. Но не менее убедительны и те, кто утверждает: в российском руководстве идет борьба "партии патриотов" с "партией измены".

Впервые со времен Карибского кризиса с Москвой заговорили на языке войны. И впервые за последние десятилетия наши Вооруженные силы могут подвергнуться нападению внешнего противника (я не беру ситуацию с бандитским анклавом в "Ичкерии"). Министр обороны Грузии Ираклий Окруашивили заявил о том, что главным противником Тбилиси являются не воинские формирования Абхазии и Южной Осетии, а "русские". Если учесть, что в непризнанных республиках находятся лишь российские миротворцы, очевидно, что именно они станут объектом возможного нападения. "Россия – враждебная страна, и мы будем действовать соответствующим образом. Российские военные будут объявлены оккупантами и их выдворят силой", – заявил на днях глава комитета по обороне и национальной безопасности парламента Грузии Гиви Таргамадзе. "Русские будут играть по нашим правилам", – вторит ему министр обороны. Но эти заявления предназначены для "внешнего пользователя". На внутреннем же рынке информации, в Тбилиси, высшие военные и гражданские чиновники рассуждают о "двух молниеносных ударах по оккупантам" в Южной Осетии и Абхазии и занятии спецназом ключевых узлов этих территорий. Тбилисские власти заявляют, что нацелены выполнить задачу, не считаясь с потерями и жертвами среди мирных жителей. Но главное в этих декларациях – ненависть к России, которая гораздо сильнее, чем само желание вернуть территории. До войны действительно близко. По крайней мере, гораздо ближе, чем считают очень многие в Москве.

Во время инцидента в Южной Осетии с попавшими в ДТП российскими миротворцами и последовавшей за этим дракой место конфликта было окружено грузинскими военными. Как рассказал командующий миротворцами генерал-майор Марат Кулахметов, грузинским военными раздали противотанковые гранаты, а полицию снабдили бутылками с "коктейлем Молотова". Ждали только приказа, но его не последовало. А генерала Кулахметова за то, что он позволил вступиться на своих солдат, подвергли в Грузии обструкции. Командующему грозит отзыв в Россию. До этого грузинские "ястребы" уже выражали недоверие предшественнику Кулахметова генералу Набздорову. Как пояснил корреспонденту "Yтра" один из российских военных экспертов, на постоянной смене российских командующих миротворческими силами настаивают в грузинском Генштабе: "Здесь все ясно: хотят устроить кадровую чехарду, чтобы свести управляемость батальоном миротворцев к минимуму и снизить его боеготовность".

Как стало известно "Yтру" из источников в Тбилиси, существует секретный документ о начале боевых действий в Абхазии. По некоторым данным, президентский указ подписан Саакашвили с открытой датой, то есть команда на вторжение уже существует, в отличие от сроков. А в грузинских СМИ появлялись сообщения о том, что война назначена на весну 2006 года.

Что ждет Россию в случае новой фазы конфликта? Во-первых, не исключены людские потери, гибель личного состава – солдат, офицеров и прапорщиков. У Грузии имеются военно-воздушные силы в виде перехватчиков СУ, вертолетов МИ и нескольких экземпляров американских "Ирокезов". Окруашвили грозит обрушить на Цхинвал море огня. Значит, нужно готовится к человеческим жертвам. В Чечне российской армии противостояли силы, не имевшие на вооружение гаубичной артиллерии и ВВС, а здесь противником будут использованы, корме прочего, еще и танки, минометы и установки залпового огня. Российским миротворцам придется разворачивать силы ПВО, армии Южной Осетии – наносить контрудар... Во-вторых, если развернутся боевые действия, Россия автоматически должна будет укреплять свои силы, прикрывающие эти направления, стягивая к границе части и подразделения. При этом Москва столкнется с ситуацией, когда ее действия будут осуждены международным сообществом.

В Кремле не раз и не два заявляли, что уважают территориальную целостность современной Грузии – государства, отметим, существующего на карте мира благодаря волевому решению России. Но дело в том, что Абхазия и Южная Осетия не имеют к нынешней Грузии никакого отношения. После распада СССР руководство обеих республик объявило о независимости, что было подкреплено решениями референдумов. Апелляция Грузии к истории неуместна, поскольку непризнанные республики территориально входили в Грузию, опять же, лишь благодаря "имперской" воле. Тбилиси имеет на Абхазию столько же прав, как Россия на Крым.

Сегодня на территории самопровозглашенных республик проживают десятки тысяч российских граждан: абхазов, греков, армян, русских, грузин, имеющих гражданство РФ и получающих российскую пенсию. В случае войны может начаться массовый исход жителей в Россию. Готовы ли к приему беженцев на Северном Кавказе, где ситуация остается взрывоопасной, даже если не брать во внимание события в Чечне? Многочисленные опросы общественного мнения в Грузии показывают поразительные результаты. Так, почти 73% опрошенных заявили, что нацменьшинствам в Грузии не место, и решить проблему можно, лишь выдворив их из страны. Согласно одному из тбилисских сценариев, после того, как грузинская армия займет Цхинвал, всем жителям Южной Осетии, имеющим российские паспорта, будет предложено покинуть Грузию через пограничный пункт "Верхний Ларс" или тоннель на Роксксом перевале, если он будет функционировать. Именно поэтому выбор, стоящий перед Путиным, будет суровым: "сдавать" осетинское население Южной Осетии – значит "сдавать" всех осетин. А здесь кроется главная проблема, которая может обостриться до крайности. Осетины объективно гораздо сильнее зависят от России, чем абхазы. Здесь одна "дорога жизни" – Транскам, связывающий Цхинвал с "большой землей". Перерезать ее – значит облечь жителей на голодание. Осетины (православные в большинстве своем) ощущают себя россиянами, но после теракта в Беслане в Северной Осетии стали подавать голос сепаратисты. Если Россия проявит несостоятельность в Южной Осетии, если центробежные силы накроют Владикавказ, как в свое время случилось в Чечне и Дагестане, то весь Северный Кавказ грозит стать неуправляемым.

И все-таки, даже если предположить, что позиции "партии патриотов" в российских структурах власти не столь уж слабы, можно констатировать – отстаивают интересы граждан России в Южной Осетии отнюдь не ее представители. Да, глава МИД Сергей Лавров на личной встрече с Эдуардом Кокойты пообещал не забывать сограждан, но этого мало. Да, если в Южной Осетии, не дай Бог, начнется война, российский миротворческий батальон, в котором не так уже и много людей и боевой техники, ляжет костьми, приняв удар на себя, но этого мало! Нужны радикальные решения, вплоть до ввода в зону конфликта дополнительных сил. Способны на это в Кремле? Входят ли в "партию патриотов" министр обороны Сергей Иванов и его однофамилец, возглавляющий Совбез, последней удачной акцией которого стал вывоз из-под носа разъяренного Саакашвили Аслана Абашидзе?

Из всех этих вопросов вытекает главный. Что делать России? Не уходить из Южной Осетии, тем самым обрушив на себя гнев "демократического сообщества", или снова отступать, благо до Москвы еще тысячи верст? В ответ на возможные обвинения в милитаризме поясню, к чему в итоге может привести страусиная политика. Провокации перерастут в неприкрытый бандитизм, если "ястребам" не дадут по рукам. Российских миротворцев – солдат и офицеров станут брать в заложники и выдвигать жесткие условия ухода из Грузии. Так будет начата еще одна позорная страница новейшей российской истории. Ситуация такова, что непротивление злу может породить еще большее зло.

Хотя на нападения и агрессию Россия может дать адекватный силовой ответ. Так что выбор за президентом. Иначе недоверие населения к сильным мира сего достигнет критической отметки, и вновь замаячит угроза распада страны, как было в 1999 году. Как бороться с терроризмом, даже если он государственный? Давить исполнителей и организаторов. Другого рецепта не существует.

Война в Абхазии неизбежно вызовет резкий рост напряженности в регионе. В национальных республиках на Северном Кавказе, на Кубани, Дону и Тереке отсутствие поддержки Абхазии будет однозначно расценено как предательство. При этом даже в отсутствие официальной российской поддержки тысячи, если не десятки тысяч добровольцев направятся в Абхазию и Южную Осетию по перевалам. А специфика боевых действий в этих республиках такова, что даже ограниченные контингенты, небольшие мобильные подразделения могут сыграть большую роль. Грузинская армия во много раз превосходила в численности осетинских ополченцев и абхазских бойцов во время прежних конфликтов, но откатилась, понеся катастрофические потери. Плюс на стороне непризнанных будут воевать потомки мухаджиров – тех, кто покинул родину в XIX веке, из Турции и стран Ближнего Востока, что может привести к росту исламского фундаментализма в регионе.

"Предательство Абхазии означает автоматическое усиление Турции, – считает один из военных экспертов Института проблем терроризма и локальных конфликтов Борис Джерелиевский. – А вот ее интересы могут несколько отличаться от задач и целей НАТО в регионе. В ситуации с Абхазией Турция может помогать обеим противоборствующим сторонам. Официально Турция укрепляет Вооруженные силы Грузии по просьбе США. Но если Тбилиси тянется к Вашингтону, то Турции объективно ближе идея общей Европы. А во время войны в Абхазии турки воевали против грузинской армии".

Есть еще один момент, с которым нужно считаться. Предостережения экспертов, что в районе Сочи появится шикарная база НАТО, которая сможет контролировать весь Кавказ, включая пока еще российские территории, не являются вымыслом. Михаил Саакашвили объявил, что через несколько лет Черное море станет "внутренним морем НАТО". Сегодня в Тбилиси заявляют, что российские силы создают в Абхазии вооруженные формирования, куда привлекают ваххабитов. Но это очередная PR-кампания. Сама Грузия сколько раз уже нанимала бандитов для решения собственных проблем. Чего стоят рейд боевиков Гелаева в Абхазию, постоянная база террористов в Панкисском ущелье, которая существует и поныне, а также встреча Ираклия Окруашвили с Шамилем Басаевым за несколько месяцев перед терактом в Беслане.

Итак, бог войны потирает руки в предвкушении... Сегодня уже анализируется даже не возможность боев, а их последствия. "Если даже Грузия и захватит города Абхазии, то не может обеспечить контроль над всей территорией. Гарнизоны будут контролировать лишь порты на побережье. А абхазы в условиях геноцида перейдут на тотальную партизанскую войну, – говорит о возможном развитии событий Борис Джерелиевский. – Абхазия грозит превратиться в черную дыру, откуда радикалы смогут проникать в южное "подбрюшье" России. Тогда заполыхает весь Кавказ, а Ставрополье и Осетия окажутся фактически отсеченными. В случае захвата Грузией Абхазии на этой территории возникнет бандитское гнездо, откуда начнутся набеги на Россию. На этом плацдарме появятся те, кто будет делать это с удовольствием. Не исключено, что эту цель преследуют те, кто планирует новую войну. Ведь Грузия не контролирует даже собственную территорию".

"И хоть я считаю, что попытки Грузии завоевать Абхазию обречены на провал, военное вторжение Тбилиси может остановить только жесткая позиция Кремля, – подытожил эксперт. – Грузинские силовики не рискнут идти в открытую, если Москва прямо заявит о том, что применит силу в ответ. А если против агрессора встанут добровольцы, то уже всей Грузии придется расплачиваться за грехи ненормальных политиков. В прошлом году во время телемоста с президентом России жители Нальчика выражали беспокойство за судьбу Абхазии. С тех пор не изменилось ничего".

Ответить:

Выбор читателей