Лукашенко forever

Президентом дружественной страны остался Александр Лукашенко, и с этим фактом придется смириться даже самым рьяным критикам его режима. Действия проигравшей оппозиции не изменят расклад сил в Белоруссии




"Джинсовой революции" в Белоруссии не будет. Проигравшая оппозиция, конечно, грозится снова вывести народ на улицы в понедельник, когда станут известны официальные результаты выборов, однако уже сейчас можно с уверенностью сказать, что все эти действия не изменят расклад сил на белорусской политической арене. Президентом дружественной страны остался Александр Лукашенко, и с этим фактом придется смириться даже самым рьяным критикам его режима.

Главная интрига вчерашнего дня заключалась не в том, победит ли Лукашенко уже в первом туре (в этом как раз мало кто сомневался), а в том, что ответит на это оппозиция. На митинг в поддержку оппонентов Батьки собралось, по разным данным, от 10 до 30 тыс. человек, цифра для современной Белоруссии более чем впечатляющая, однако как лозунги оппозиционеров, так и численность их сторонников вряд ли способны были коренным образом изменить ход истории.

Оппозиционеры заявили о том, что выборы сфальсифицированы. Единый кандидат от оппозиции Александр Милинкевич пообещал добиваться признания результатов выборов недействительными, отметив, что при условии проведения честных и справедливых выборов в Белоруссии мог бы состояться второй тур. Альтернативные опросы свидетельствовали о том, что у Милинкевича на самом деле за 30% голосов, а у Лукашенко – менее 50%. В случае второго тура выборов у оппозиции мог бы появиться шанс на победу – впрочем, не безоговорочный. Один из оппозиционных кандидатов в президенты Анатолий Лебедько пригрозил даже перманентным митингом "до тех пор, пока власти не объявят проведение повторных президентских выборов". Впрочем, митингующие разошлись по домам гораздо раньше.

С другой стороны, и анонсированных терактов в ходе митинга так и не произошло: единственной диверсией, если верить очевидцу – руководителю пресс-службы СПС Денису Терехову, были "снежные машины, которые начали распылять на митингующих снег прямо в разгар митинга". Однако белорусскому агентству БЕЛТА в Гидрометцентре Белоруссии пояснили, что в тот момент над Минском как раз проходил активный холодный фронт.

Опрошенные "Yтром" политики и эксперты сходятся в том, что, несмотря на проигрыш, полным поражением оппозиции события минувшего воскресенья назвать нельзя. Есть некие промежуточные результаты, которые в сложившихся обстоятельствах можно расценивать даже как моральную победу. Однако шансы на победу реальную представляются наблюдателям маловероятными.

"Я позитивно оцениваю все, что произошло, – заявил "Yтру" находящийся в Минске лидер СПС Никита Белых. – С одной стороны, белорусский народ заявил о своих правах. Рано говорить – "защитил", "отстоял", но что была очень серьезная заявка – это точно". Белых напомнил, что ранее звучало очень много скепсиса по поводу того, удастся ли вообще вывести народ на улицы. "Но я увидел площадь, реально заполненную людьми, и это впечатляет, – отметил он. – Если говорить о победах в рамках этой выборной кампании, можно отметить активизацию гражданского общества. Люди почувствовали себя гражданами, а не быдлом. С другой стороны, удалось избежать всяких провокаций и побоищ, хотя было очевидно: будь на то желание лидеров оппозиции, направить 30-тысячную разгоряченную толпу в какое-то неконструктивное русло было раз плюнуть. Этого не было сделано осознанно".

В то же время, Белых отметил ряд ошибок в стратегии белорусских оппозиционеров. "У оппозиции не было какого-то осознанного плана – что делать после того, как люди выйдут на улицы, какие требования выдвигать. Выдвигать требование второго тура, когда еще не объявлены результаты первого, немного странно. Были организационные промахи: аппаратура на митинге появилась только через час, до этого кричали в мегафоны", – сказал он. Лидер СПС затруднился предсказать дальнейшее развитие событий в Белоруссии, отметив, что "существует недосказанность, потому что власть не торопится объявлять результаты из страха, что это может спровоцировать некие движения", и добавил, что специально останется в Минске еще как минимум на сутки – "сориентироваться в ситуации" и встретиться с коллегами – в том числе, с Владимиром Рыжковым, и "систематизировать сведения о прошедшем голосовании". Кроме того, Белых выразил намерение встретиться в понедельник с оппозиционными лидерами Милинкевичем и Калякиным.

Побывал лидер СПС и на некоторых избирательных участках, причем в одном случае даже присутствовал при подсчете голосов (чего наблюдателям в Белоруссии, в принципе, не позволено). "Совершенно точно могу сказать, что большое количество проголосовавших досрочно – а урны для них и голосовавших вчера были разные – в силу неких причин голосовало, в основном, за Лукашенко, – рассказал Белых "Yтру". – То есть количество сторонников Лукашенко в тех урнах, где находились бюллетени проголосовавших досрочно, кардинально отличалось от прочих урн, где был значительный процент проголосовавших за других кандидатов. Является ли это фальсификацией или такой странной тенденцией, я пока сказать не могу". В интервью БелаПАН депутат ГД Владимир Рыжков также констатировал, что принцип досрочного голосования в ходе президентских выборов в Белоруссии выглядит достаточно странно. "Я не помню ни одной страны мира, где бы в досрочном голосовании участвовали от 25% до 30% избирателей, а в сельской местности – 50-60% граждан. Мне говорили о том, что сверху спущено задание о необходимости обеспечить участие в досрочном голосовании не менее 60% избирателей, а работники сельсоветов ходили по дворам и призывали голосовать досрочно", – сказал Рыжков.

По данным Калякина, на многих участках "работой избирательных комиссий руководили какие-то люди без опознавательных знаков, очень похожие на работников спецслужб", имеется масса фактов, когда наблюдателей не допускали на участки по формальным причинам и удаляли оттуда. "Мы имеем факты, когда в кабинах лежит бюллетень и показано, напротив кого нужно ставить птичку", – заявил вчера Калякин.

Никита Белых, по его словам, "больших нарушений в ходе голосования не обнаружил". "Но если предположить, что основные фальсификации будут происходить в момент подсчета голосов, а такая версия существует, то фальсифицировать что-то в процедуре голосования просто смысла нет", – отметил он. Лидер СПС сумел пообщаться с ребятами из двух провластных организаций, допущенных к проведению официальных экзит-полов, и "они признались, что большое количество проголосовавших – от 40 до 50% – просто не говорили, за кого на самом деле проголосовали".

Что касается дальнейших планов оппозиционеров, они Никите Белых, по его словам, неизвестны. "Я ведь сюда приехал не с целью вмешиваться во внутренние дела суверенного дружеского государства, – отметил он. – Я приехал просто поддержать моего друга Александра Милинкевича и посмотреть на реакцию гражданского общества на фальсификации. Я не говорю, что мне это любопытно – просто у меня ощущение, что мы идем семимильными шагами к такому же режиму. А что будет делать белорусская оппозиция или, тем более, давать ей какие-то рекомендации – это упаси Бог". По словам Белых, Милинкевич сейчас сосредоточен не на результате, которого он хочет добиться своими действиями, а на том, "чтобы эти действия носили исключительно мирный характер". "Его сосредоточенность на вопросах организационного характера вполне оправдана – если вспомнить всю ту паранойю, которую предсказывал белорусский КГБ, предупреждая граждан о терактах, – отметил Белых. – Наверное, должен быть некий план действий, которые должны привести к какому-то результату, но я этого плана не слышал".

В "Единой России" тем более не считают, что у белорусской оппозиции изначально был хоть малейший шанс на победу. "События в Белоруссии закончатся тем, что будет признана безоговорочная победа Лукашенко, хотя, думаю, реальные результаты будут несколько ниже, чем данные экзит-полов, – сказал "Yтру" заместитель председателя думской фракции "Единая Россия" Валерий Рязанский. – Но победа более чем убедительная, и нет оснований считать, что ее Лукашенко натянули". Рязанский напомнил: для тех, кто считает, что выборы прошли с нарушениями, "существует судебная система", "но, судя по заявлениям наших наблюдателей, в том числе, наших депутатов, никаких особо крупных замечаний к ходу голосования не замечено".

Главная цель, которую преследовали организаторы несанкционированного митинга в защиту оппозиции, по словам Валерия Рязанского, – "показать, что они есть, есть их точка зрения, хоть они и не сумели победить на выборах". "Очень хотелось бы, чтобы все это не выливалось в спекулятивную форму демократии. Не хотелось бы, чтобы ситуация обострилась – мы уже видим все то, что происходит на Украине. Пусть сам народ решает свою судьбу", – считает зампред фракции "ЕР". Кроме того, собеседник "Yтра" отметил "провокационные намерения оппозиции". "Собрать людей на неразрешенную манифестацию – это значит подвергнуть их риску. Зачинщики-то останутся в стороне и будут живы и здоровы. А не очень зрелой молодежи могло и по башке достаться", – считает Валерий Рязанский. Впрочем, по его словам, власть бы не допустила никаких эксцессов, поскольку "ситуация под контролем".

Рязанский убежден в том, что после выборов со стороны власти никаких серьезных мер по отношению к оппозиции принято не будет. "Но белорусская оппозиция на сегодняшний день по большому счету очень слабая. Им надо заниматься формированием своей среды, которая могла бы серьезно влиять на социально-политическую обстановку в стране. Если ее нет, никакие результаты не натянешь. Если бы оппозиция хотела добра своей родной стране, она должна была бы действовать по-другому: замечать и подмечать упущения власти, критиковать их, создавать соответствующие структуры общественных организаций. И только мирным путем, путем выборов приходить к власти, никаким иным".

Лукашенко же, по словам Рязанского, напротив, "сильный, волевой правитель своей страны, и не считаться с этим нельзя. Методы давления на него совершенно неприемлемы. Не тот случай. У Лукашенко есть реальная база поддержки среди населения, особенно среди сельского населения. Государственная власть в Белоруссии дотирует сельское хозяйство в объемах вдвое больше, чем мы. Мы даем миллиард, Лукашенко – два миллиарда. В Белоруссии сегодня дороги по качеству не отличаются от европейских, на порядок выше качества наших дорог. Вот вам реальная политика. Думаю, на первом месте сейчас для граждан Белоруссии именно это, а не проблемы арестов представителей оппозиции". Валерий Рязанский также отметил, что Запад вряд ли примет какие-то санкции в отношении Лукашенко – "Запад убедится в том, что Лукашенко достаточно крепко стоит на ногах. Международных наблюдателей было достаточно много, выборы будут признаны законными. Отсюда вывод: Белоруссия является независимым государством, сама формирует свою внутреннюю и внешнюю политику, вмешательство в ее дела извне ни к чему не приводят, народ Белоруссии поддержал своего президента".

По мнению замдиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, у белорусской оппозиции все впереди, однако сейчас на какой-то результат рассчитывать преждевременно по нескольким причинам. "Главная проблема оппозиции в настоящий момент заключается в отсутствии у нее кандидата в президенты, который был бы сопоставим по своему рейтингу с Лукашенко, – заявил Макаркин "Yтру". – Например, на Украине все было достаточно очевидно. Два кандидата, рейтинги которых были сопоставимы. Там были очень большие ставки: выйти на улицу, добиться отмены результатов выборов и провести своего кандидата. Белорусская же оппозиция сейчас может требовать только проведения второго тура выборов. Понятно, что оппозиция хочет нового голосования, пересчета бюллетеней, но одно дело – идти на улицу под лозунгом "даешь нашего президента", и совсем другое – собирать людей под лозунгом "даешь второй тур", который – чисто гипотетически – проводил бы этот же президент Лукашенко, этот же Центризбирком, эта же власть". При этом, добавил Макаркин, реально было бы еще добиваться второго тура в случае, если бы у сторонников проигравшего кандидата была уверенность в том, что на самом-то деле он победил, "когда ты идешь за человеком, которого, как ты считаешь, уже избрали – но какие-то голоса у него украли. А идти за человеком, который в самом оптимальном варианте занимает вторую позицию, идти за вторым – проблемно". Соответственно, результаты запланированного на сегодня нового митинга оппозиции эксперт считает "сомнительными".

Кроме того, революции явно не способствует и сплоченность элит вокруг Лукашенко. "Революция получается, когда расползается властная элита, когда она начинает крутиться, договариваться, диверсифицироваться, как было в той же Украине, в Грузии, в Сербии. Революционеры получали определенные гарантии от силовиков, что все схвачено, и тогда уже можно было идти занимать Раду, как это было в Украине. В тех странах, где оппозиция побеждала, она выигрывала не столько на улицах, сколько на телефонах, за счет договоренностей с некоторыми представителями уходящей власти, занимавшими ключевые позиции в государстве. В Азербайджане такой сценарий предотвратили арестами целого ряда высокопоставленных чиновников. А в Белоруссии даже и арестовывать никого не пришлось, поскольку вся правящая элита консолидирована вокруг Лукашенко – хотя понятно, что никаких 90 или даже 80% у него быть не может", – считает Макаркин. При этом он отметил, что все эти предварительные договоренности оппозиционеров-заговорщиков с элитами оправданны в том случае, когда режим ослаблен и испытывает серьезнейший кризис доверия. "А какой резон диверсифицироваться, когда никто не спорит, что за президентом большинство? Спорят, абсолютное оно или относительное, но сам факт поддержки Лукашенко большинством сограждан никто не отрицает, включая оппозицию". Шанс на поддержку силовиков у белорусской оппозиции был бы в том случае, если бы возникли минимальные сомнения в том, что Лукашенко удержится. "Для этого должно было случиться что-то очень сомнительное. Революцию можно было бы выиграть только в этом случае. Но силовики рациональны. Они видят, что у Лукашенко пока все прилично. И чего им крутиться-то?"

Для того, чтобы силовики – гипотетически – задумались о том, чтобы переметнуться под знамена оппозиции, по мнению Макаркина, нужно было не менее 100 тыс. митингующих. При нынешнем же уровне поддержки оппозиция может на это не рассчитывать.

Впрочем, политолог отметил и ряд позитивных для оппозиции моментов. "Режим Лукашенко замкнут на нем одном. Такие режимы не могут быть стабильными. Они могут удерживаться в среднесрочной перспективе, даже достаточно долго, но заметно, что внутри он начинает расшатываться. Тысячи людей выходят на митинги протеста – в 2000 г. такое было бы достаточно сложно. Городские слои начинают ощущать свое самосознание, хотят, чтобы к ним прислушивались, а не просто идут за своим президентом как его верноподданные. Во-вторых, Лукашенко теряет молодежь, которая в значительной степени симпатизирует оппозиции. Это означает, что активный слой населения, за которым будущее страны, относится к Лукашенко гораздо критичнее, чем старшее поколение. Молодежь хочет жить в Европе, и для молодежи режим Лукашенко выглядит архаичным, ограничивающим ее возможности. Эти две вещи – увеличение сторонников оппозиции, способных открыто об этом заявить, и роль молодежи, свидетельствуют о том, что у оппозиции имеется перспектива, а у режима – серьезные внутренние проблемы. Пока режим силен электорально, административно, оппозиция все еще слаба, но при этом наблюдаются некие тенденции, которые могут свидетельствовать о возможности изменений в среднесрочной или длительной перспективе. Но когда это проявится – на следующих парламентских или президентских выборах – сказать сложно", – отметил Алексей Макаркин.

По его словам, нельзя сказать, что белорусская оппозиция вчера потерпела поражение: "Оппозиция на этих выборах сделала все, что могла. Граждане хотя бы узнали о ее наличии, о том, что есть альтернатива Лукашенко. В перспективе интерес к этой альтернативе будет расти. Так что эту кампанию оппозиция использовала для того, чтобы приподняться с того состояния, куда ее обрушил Лукашенко. Минск и белорусская провинция задумались. А это главное".

Говоря о перспективах оппозиции, Макаркин обратил внимание на российский фактор, который, по всей видимости, и определит судьбу проигравшей стороны: "Россия сейчас председательствует в G-8 и, с другой стороны, является членом Союзного государства с Белоруссией. Я далеко не уверен, что России в этом контексте выгоден разгром белорусской оппозиции. Конечно, для России значимо, чтобы Лукашенко оставался президентом, а другой кандидат, который был бы неизбежно прозападным, был бы неприемлем. Но, в то же время, Россия не хотела бы, чтобы у Лукашенко была такая уж зверская репутация, потому что она влияет и на репутацию России. Сейчас его воспринимают как авторитарного правителя, но если он разгромит оппозицию физически, то он будет восприниматься уже как какой-нибудь африканский диктатор. Россия как респектабельная страна не хотела бы, чтобы эту тематику вообще поднимали, в контексте того, с кем она дружит и кого поддерживает. Думаю, в каком-то смысле Россия уже известила Лукашенко о своей позиции в этом плане, и станет оказывать на него влияние и в дальнейшем, чтобы он все-таки немножко себя сдерживал. Если Лукашенко разгромит оппозицию и всех пересажает, России будет очень проблематично его поддерживать".

Окончательно ситуация прояснится уже сегодня, когда официально объявят результаты выборов, а оппозиция продемонстрирует все, на что она способна. "Станет ясно, какое количество граждан оппозиция выведет на улицы, какие акции предпримет в ответ Лукашенко и как будет реагировать на все это Россия. Понятно, что она согласится с результатами выборов, но насколько она согласится с силовыми акциями, если они перейдут определенный уровень, если это вообще произойдет – ответ на все эти вопросы мы узнаем уже сегодня", – резюмировал Алексей Макаркин.

По мнению политолога Сергея Митрофанова, в Москве любят лить крокодиловые следы по поводу судьбы демократии в Белоруссии, но не надо забывать, что в России ситуации не слишком отличается. "Единый выборный день показал, что либералы и демократы везде потерпели сокрушительные поражение, что отчасти объясняется тем, что везде в постсоветских республиках на выборах вообще ничего не решается, избиратели не доверяют свою судьбу бюллетеню. Выборы лишь обозначают, демократически легализуют сложившуюся расстановку сил: сильная власть – вместе со свой спецслужбой, политической демагогией, партией власти – и слабое общество. Единственное, что в Белоруссии в настоящее время силен внешний фактор. Сильно давление США и сетевых организаций, уходящих своими структурами в западное зарубежье". Планы включения Белоруссии в западноевропейскую дугу не обязательно пропаганда, и, в конце концов, они будут обязательно реализованы, считает С.Митрофанов. "Пока граждане Белоруссии соглашаются на лукашенковскую нищую стабильность, но у них перед глазами примеры. России – где властвует административный ресурс, но в то же время колоссальное расслоение на богатых и бедных. Польши – где более-менее жизнь приобрела черты и формы западноевропейской цивилизации. Украины – где есть и политика, и есть потенция транзита от режима промышленно-советского к режиму разнообразному, многоукладному. В том числе и туристическому, буржуазному. Все это "пробьет" и нынешний режим Белоруссии. Но не на выборах. На выборах ценой жесткого противостояния пока лишь будет заявлена альтернатива. Пока у оппозиции такая работа – подставлять головы под репрессивный аппарат. Перемены случатся, когда появится достаточное количество людей экономически завязанных на иной образ жизни. А это обязательно произойдет, потому что происходит всегда и потому что жизнь пост-совке уныла", – заявил политолог "Yтру".

Ответить:

Выбор читателей