У Абхазии никто ничего не отрежет

В эксклюзивном интервью "Yтру" премьер-министр Абхазии Александр Анкваб еще раз подтвердил стремление республики к независимости и оценил экономические и политические перспективы Абхазии




Эксклюзивное интервью с премьер-министром Абхазии Александром Анквабом.

"Yтро": Что сделано в республике за последний год в плане становления абхазской государственности?

Александр Анкваб: Важно, что страна живет и работает. Ветви власти действуют не взаимоисключающе, а поддерживают друг друга. Подчеркну с удовлетворением: злобности и агрессивности я не наблюдаю.

В части экономики за год вряд ли можно достичь существенных сдвигов. Для этого пока нет материальных условий и иных ресурсов. Но у правительства есть понимание, что нужно двигаться упорно вперед небольшими шагами, создавать новую систему, правильное управление в экономике с учетом ее рыночных настроений. Надо делать так, чтобы людям жилось лучше. Это в какой-то степени происходит в селе и городе, в различных отраслях.

"Y": Какие проблемы вы бы отметили в первую очередь?

А.А.: Проблем предостаточно. Надо вкладывать средства в дороги, образование, оборону, здравоохранение – везде необходимы серьезные вложения. Мы все еще ощущаем последствия войны. В те годы, когда у республики не было возможности серьезно заниматься всеми сторонами жизнедеятельности государства, приходилось "латать дыры". В какой-то степени мы делаем это ежегодно. А поступления ограничены, потому что серьезного производства в Абхазии нет. Это раньше мы могли похвастать предприятиями, которые имели местное и союзное значение. Сегодня, увы, эти ресурсы утрачены. Плохо и в селе. Сейчас мы пытаемся возродить чайную отрасль. На тех же цитрусовых мы выдержали колоссальную нагрузку за все эти годы. Но только за счет этого трудно пополнять бюджет. В селе плохо с техникой, с дорогами, но помочь сегодня в той степени, в какой оно сегодня нуждается, мы не можем. Для приобретения техники нужно изыскать серьезные деньги. А без техники, элементарного трактора "Беларусь" или ТТ, сельчанам проводить серьезные работы очень сложно. Нельзя же в XXI веке возвращаться к буйволам, лошадям и мотыгами.

"Y": Как же в этой сложной ситуации, когда любая отрасль или сфера финансово голодает, кабинету министров удается выбрать приоритетные направления?

А.А.: Выбрать приоритеты не сложно. Мы видим первоочередные задачи. Это, прежде всего, помощь сельчанам, которые составляют 60% населения. Во-вторых, надо пытаться возродить местную промышленность. Сколько можно завозить все из-за пределов Абхазии, включая элементарные продукты питания, предметы домашнего обихода? Очень остро стоят вопросы модернизации связи. Сейчас ведутся переговоры с инвесторами. Не хочу забегать вперед, но думаю, что в течение полугода произойдут серьезные изменения в этой области. Вы видите, какое состояние наших дорог. Сейчас с помощью российских фондов мы пытаемся заниматься ремонтом границы от Псоу до Сухума. Это большие вложения, сами мы не смогли бы осуществить такую программу. Это вложения в будущее. Процесс, как говорится, пошел. У нас сохраняются серьезные проблемы с транспортом – АТП Абхазии работают еще на том транспорте, который был в советские времена. Его замена – серьезная и дорогая проблема.

Отдельная тема – здравоохранение. Больницы находятся в плачевном состоянии: оборудование очень старое, износ зданий крайне высок. Конечно, если бы наши больницы были оснащены современной аппаратурой и имели возможность своевременно проводить диагностику, то и проблем у наших граждан было намного меньше. Увы, приходится порой по элементарным вопросам получать врачебную помощь в Сочи. Бюджет в области финансирования здравоохранения настолько скуден, что мы не смогли серьезно оснастить рядовую районную больницу.

По-прежнему актуальны проблемы в области образования. У нас хорошие педагоги, и создать нормальные условия для обеспечения учебного процесса – обязанность государства. Здесь мы испытываем последствия войны – все послевоенные годы государство не могло заниматься серьезными вложениями в систему образования, все это привело к тому, что школы, особенно в селах, находятся в крайне плохом состоянии.

"Y": Сколько в среднем получает врач в Абхазии?

А.А.: Из бюджетной сферы больше всего по получили рабочие строительных организаций – 2200 – 2300 рублей в месяц. Врачи сегодня имеют зарплату не более 1500-1700 рублей. Да, с этого года мы повысили зарплату бюджетникам на 50%, но это повышение, сами понимаете, не устраивает. Сегодня зарплата премьер-министра Абхазии с повышением составляет 2250 рублей. Конечно, людям трудно, потому что стоимость минимальной продовольственной корзины приближается к самой высокой зарплате строителей.

"Y": Выходит, подавляющее число бюджетников находится за чертой бедности?

А.А.: Если исходить из зарплаты, это, к сожалению, так. Очень многих спасает родная деревня. Жизнь оживает в курортный сезон, что показал прошлый год. У людей появилась возможность заработать деньги. В этом году, думаю, отдыхающих будет еще больше в частном секторе. В системе обслуживания, здравницах, кафе, ресторанах люди могут немного пополнить свой бюджет.

"Y": В прошлом году правительство Абхазии планировало, что будет налажено производство вина, будут выращиваться чай и табак. Вывести на серьезный уровень табаководство и чаеводство так и не удалось?

А.А.: В прошлом году серьезно мы не пытались этим заниматься, понимая, что это невозможно без инвестиций. Небольшими подпитками невозможно реанимировать чайную или иную отрасль. Некоторое время назад появились инвесторы, которым отдали в аренду практически все крупные чайные фабрики. С этим мы вступили в сезон. Частники на год освобождены от арендной платы, взяв на себя ремонт чайных фабрик. Они будут завозить оборудование. Такой активной работы на чайных плантациях, что идет сейчас, не было за все послевоенные годы.

"Y": И все же экономика Абхазии больше зависит от курортной сферы, туристического бизнеса, который основан на инвестициях и частном капитале. Как здесь совместить интересы частного бизнеса и государства?

А.А.: Они легко совмещаются. Большинство действующих здравниц находятся в аренде. Арендаторы платят государству определенные суммы. С некоторыми из них мы не согласны, и сейчас пересматриваем их. Помимо арендных платежей есть и другие. В прошлом году бюджет получил от курортной сферы чуть более 80 млн рублей. Не Бог весть какая цифра, но она реальна. В этом году планируем получить намного больше. Мы за инвестиции в курортную сферу, поэтому поддерживаем инвесторов. Есть примеры, когда мы отдали в частные руки достаточно крупные здравницы.

Практически все инвесторы у нас из Российской Федерации. Мы поддерживаем с ними активные контакты, в том числе и в курортной сфере. Но надо отметить, что уже пошли предложения, связанные с производством. Как раз сейчас готовим документы по крупной российской компании, которая собирается здесь организовать производство быстрозамороженных продуктов с использование т.н. "шоковой" заморозки. Это подразумевает поставки холодильников, установок. Будут завозиться продукты для длительного хранения и реализации, начиная от мороженого и заканчивая мясом. Закупки будут проводиться у населения, часть продукции реализовываться здесь же и за пределами республики. Это то, что нам надо.

"Y": Проблемой Абхазии является малая занятость населения, что способствует росту криминальных проявлений. Как меняется ситуация в этой области?

А.А.: Борьба может быть эффективной, когда преступности противостоит стройная правоохранительная система. Такой системы пока в Абхазии нет, чему много причин: война, потеря кадров, утрата профессионализма, низкая техническая оснащенность и т.д. Давало о себе знать состояние дисциплины в обществе, наличие большого числа оружия. Мы этого никогда не скрывали. Но при этом у нас нет разгула преступности. В этом плане люди, которые собираются к нам приехать, могут быть спокойны. Мы крайне критически относимся к каждому факту разбойного нападения и грабежа, придирчиво относимся к деятельности милиции в курортный сезон.

Есть трудности в Гальском районе. Сейчас там стало тише, но активность преступных групп, которые в большинстве своем заходят с сопредельной стороны и, кстати, очень быстро находят общий язык с нашим криминалом, приводит к разбойным нападениям на семьи, транспорт, к похищениям людей. Это создает напряженность. Но в последние два месяца в Гальском районе работают профилактические специальные группы МВД. Их деятельность приносит результат. В целом каждый факт громкого преступления находится на контроле.

"Y": Главная цель руководства Абхазии на международной арене – признание независимости?

А.А.: В нашей конституции записано, что Абхазия – независимое, правовое демократическое государство. Вот наша цель, от которой мы не откажемся никогда. Запад может иметь свое мнение по многим вопросам, в том числе и по непризнанным республикам. Но у нас есть свое мнение. Разве нас его кто-то лишил? Дело не в том, получит или нет независимость Косово. Дело в нашем выборе. Я не считаю, что нас надо связывать с "косовским прецедентом". Темы Косова еще не было, когда произошел выбор нашего народа и была принята Конституция Абхазии. Никто не собирается от этого выбора отказываться.

Другое дело, как действуют эти стандарты в мире. Мы видим, что существуют двойные и тройные стандарты, право сильного. Если сравнить бюджет Грузии с нашим, сравнить финансовую поддержку Запада Грузии с помощью нам из различных фондов России, то сравнение не в нашу пользу. Но мы пытаемся вести полноценную жизнь. Люди хотят нормально жить уже сегодня. Мы не связываем свое политическое будущее с попытками завязать нас на каких-то экономических проблемах. Мы надеемся на объективное и разумное отношение к проблемам Абхазии.

"Y": Тема ассоциированных отношений с Россией не теряет своей актуальности?

А.А.: В те времена, когда по линии СНГ нам были объявлены санкции (которые, кстати, не сняты до сих пор), российские города и субъекты Федерации, прежде всего Краснодарский край и Ростовская область, помогали нам и поддерживали с нами самые тесные отношения. За последний год наши контакты на разных уровнях стали более предметными и тесными. Я уверен, что эта тенденция продолжится. Наше желание развивать дружеские отношения с Россией абсолютно естественно. Мы с пониманием и благодарностью относимся к тому, что сегодня 26 тыс. наших пенсионеров получают российскую пенсию. Ежемесячно нам приходит более 30 млн рублей. Есть упрощенный порядок получения российского гражданства – это тоже серьезный факт, как бы злобно ни оценивали это в Тбилиси.

Что касается ассоциированных или иных отношений, то эту тему нужно обсуждать. Знающие люди говорят, что они возможны лишь между двумя признанными государствами. Но наше стремление к контактам, интеграция в российскую экономику, унификация законодательства абсолютно естественны. В дальнейшем наши отношения с Россией будут укрепляться. Хотя есть немало проблем на той же границе. Мы выступаем за то, чтобы максимально упростить проход, убрать оттуда структуры, которые, на мой взгляд, там не нужны. Эта проблема особенно остро стоит в курортный сезон, когда образуются большие очереди, пробки. В этой части есть, над чем работать.

"Y": От темы отношений с Грузией не уйти. Не так давно Михаил Саакашвили заявил: "Наш поезд идет в Сухуми". Куда он едет на самом деле?

А.А.: Курс Абхазии неизменен. Мы за хорошие отношения, за мир, за переговоры, но мы никогда не согласимся с тем, что нас пытаются куда-то втянуть силой. Мы будем отстаивать свою независимость, чего бы это ни стоило. Воинственная риторика Тбилиси по этому поводу неуместна. Кстати, ее стало поменьше в последнее время. Да, мы занимаемся вопросами железной дороги, ведутся переговоры. Но это не значит, что кто-то приедет сюда на поезде, имея в виду, что Абхазия станет составной частью Грузии.

"Y": Чем объясняется снижение военной риторики Грузии?

А.А.: Не хочу гадать. Возможно, западные партнеры подсказали, что таким образом проблемы и вопросы взаимоотношений не решаются. Резкость вызывает раздражение, и не только у нас. Воинственные крики мы уже слышали. И что дальше? Нужен нормальный разговор, и тогда будут нормальные отношения. Можно же жить мирно рядом.

"Y": Но в Тбилиси строят прогнозы, как в Гальский район введут международную полицию, а затем он вернется в лоно Грузии.

А.А.: У нас никто ничего не отрежет. Все это мечты. Мы не можем запретить кому-то мечтать. Что же касается того, как эта территория контролируется, то ситуация в Гальском районе изменилась бы во многом в лучшую сторону, если бы перестали терроризировать население те группы, которые заходят туда с сопредельной стороны. Если они продолжат нагнетать обстановку, мы будем отвечать адекватными мерами, как и делаем в последнее время. У нас твердое мнение, что российские миротворцы несут службу нормально, обеспечивая мир в этой зоне. Нет надобности их обмена на какие угодно другие силы.

"Y": Абхазия не приемлет на своей территории иностранных военных контингентов?

А.А.: Мы стоим на своем: здесь не будет никаких смешанных сил. Представим себе, что российские миротворцы уйдут. Что хорошего от этого будет сопредельной стороне? Ничего. Нам будет очень тяжело, но мы сами встанем на место миротворцев, найдем способ оградиться. В какой-то степени тогда у нас даже будут развязаны руки. Мы будем более активно бороться с бандитами, террористами и преступниками. Вот говорят, что могут появиться украинские миротворческие силы, из Прибалтики и т.д. Обойдемся без них.

"Y": Александр Золотинскович, сейчас в Абхазии обсуждается возможность национализации жилого фонда. А в Грузии началась выдача сертификатов беженцам, по которым подтверждается их право на утерянное жилье в Абхазии. Объясните точку зрения правительства Абхазии на этот счет.

А.А.: Пусть они выдают сертификаты. Мы готовы отвечать по международным возможным обязательствам в перспективе. Я не буду комментировать право Грузии. Но мы также требуем от грузинской стороны возмещения того ущерба, который был нанесен во время войны. Суммы очень большие. Пожалуйста, мы готовы компенсировать в том случае, если нам возместят урон. Скажу, что потеря имущества коснулась практически каждой абхазской, русской, армянской и всех семей, которые проживали здесь. Сумму материальных претензий к Грузии называли и до нас. На днях министр иностранных дел Сергей Шамба говорил о $13 млрд – в такую сумму оценивается примерный ущерб, нанесенный вторжением войск Госсовета Грузии и войной в целом. Из Тбилиси опять звучат речи о 250 тыс. беженцев, но сегодня в Гальском районе проживает более 50 тыс. людей, которые вернулись.

"Y": Грузия настаивает на том, чтобы возвращение коснулось всех районов Абхазии.

А.А.: Наша позиция тверда. Речь идет о возвращении беженцев в Гальский район, и точка. Мы выполняем свои обязательства. По другим районам договоренностей нет, и вряд ли они появятся. Извините, случилось так, но пусть за последствия, за беженцев отвечает грузинское руководство. Мы отсюда никого не гнали. Мы ни на кого не нападали. Есть те, кто за это должен отвечать, пусть и отвечают.

"Y": Состоялась ли в Абхазии "большая" приватизация?

А.А.: Не состоялась. Активно идет "малая" приватизация – объектов торговли, бытового обслуживания, питания. Мы идем на это без проволочек, рассматриваем эти вопросы на каждом заседании кабинета министров. Люди покупают объекты и приводят их в порядок. Это устраивает государство и наших граждан. К "большой" приватизации еще никто не приступал. Объекты отдыха и крупные предприятия, разрушенные войной, сегодня функционируют. Мы желаем их продать. Этот процесс происходит по постановлению кабинета министров. Потом принимается отдельный закон парламентом, и соответствующий указ подписывает президент. Законодательно не закреплена возможность "большой" приватизации. Надо подходить к этому очень аккуратно и взвешенно. Но у этого процесса есть перспектива. Я твердо убежден, что чем меньше у нас доля государственной собственности в экономике, тем она будет более гибкой, полезной и эффективной. У нас масса разбитых войной и временем предприятий. Их надо выставлять на продажу и благодарить тех, кто может вложить инвестиции и развивать эти объекты.

"Y": Что вы считаете главной задачей своей жизни?

А.А.: Чтобы людям было хорошо. Это желание не только мое, но и всех моих друзей и соратников. Очень тяжело, когда постоянно сталкиваешься с самими разными людскими проблемами. Когда ты не можешь им достойно помочь, то пребываешь в тяжелом расположении духа. И улучшается настроение, если смог что-то для них сделать. Если мы сможем улучшить жизнь людей, значит, мы чего-то добились. Мы стараемся заниматься тем делом, которое знаем, и хотим делать это хорошо. Надеюсь, что граждане Абхазии будут объективно оценивать наши попытки что-то изменить.

"Y": Спасибо за интервью.

Ответить:

Выбор читателей