Как Саакашвили в Петербург за счастьем ходил

Саакашвили была необходима встреча с Путиным, чтобы доказать Западу, что маленькая, но гордая Грузия ни за что не поддастся давлению сильной, но враждебной России


ФОТО: AP



Вчера в Константиновском дворце санкт-петербургской резиденции президента РФ состоялась встреча Владимира Путина и лидера Грузии Михаила Саакашвили. Она была инициирована грузинской стороной для обсуждения всего комплекса проблем двусторонних отношений, которые неуклонно ухудшаются с февраля 2004 г., когда только что избранный президент Грузии приехал в Москву на встречу со своим российским коллегой для того, чтобы, по его выражению, протянуть России "руку дружбы".

С дружбой, однако, не получилось. Грузия выбрала путь на вхождение в ЕС и НАТО, предполагая, что членство в этих блоках позволит ей решить проблемы, связанные с возвращением под свою юрисдикцию мятежных Абхазии и Южной Осетии. Грузия вынудила Россию ускорить вывод военных баз со своей территории и начала последовательные действия, направленные на выдавливание российских миротворцев с территории республики.

По утверждению грузинских властей, Россия поддерживает сепаратистские настроения в регионе и препятствует восстановлению территориальной целостности Грузии. Российский контингент миротворческих сил, обеспечивающий сохранение статус-кво на границе с самопровозглашенной Южной Осетией, якобы закрывает глаза на нарушения со стороны осетин, выступая гарантом их независимости. Косвенным доказательством раскольнической роли России является практика выдачи российских паспортов жителям непризнанных республик.

Похоже, власти Грузии настолько потеряли всякую связь с реальностью, что всерьез считают, будто уход российских миротворцев из зоны конфликта заставит Абхазию и Южную Осетию броситься в объятия своих "грузинских братьев". Следует напомнить, что попытка силового решения конфликтов, предпринятая грузинскими властями в начале 90-х, как раз и привела к окончательному отделению этих республик от Грузии. И рука Москвы тут абсолютно ни при чем. Противостояние, подпитываемое человеческими жертвами, изгнанием из своих домов, пропагандой ненависти и насилия, остановить очень непросто. Россия полагает, что миротворческая деятельность по предотвращению насилия в зоне конфликтов сделала возможным поиск решения проблемы дипломатическим путем. В Грузии, однако, так не считают. Напротив, там уверены, что Россия должна вынудить непризнанные республики войти в состав Грузии, а если этого не происходит – значит, российский миротворческий контингент Грузии не нужен.

Между тем вчера в Сухуме состоялась встреча лидеров Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Главы республик планируют уже сегодня принять документ, касающийся отношения к российским миротворческим силам, находящимся в конфликтных зонах. Президент Абхазии Сергей Багапш заявил, что российские миротворцы являются гарантом сохранения мира и их замена или изменение формата миссии недопустимы. "Если выведут российских миротворцев из зоны грузино-абхазского конфликта, наши вооруженные силы займут их позиции", - сказал абхазский лидер. Кроме того, он предупредил: в случае обострения ситуации не исключено, что Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье сформируют силы быстрого реагирования, которые будут выполнять миротворческие функции. Другими словами, вывод российских миротворцев практически гарантирует начало вооруженных действий, поскольку непризнанные республики готовы защищать свой суверенитет собственными силами.

На встрече в Санкт-Петербурге Путин заявил, что вопрос о независимости Абхазии и Южной Осетии следует решать с учетом мнения их народов. На упрек одного из журналистов, что Россия предпринимала довольно жесткие меры для сохранения своей территориальной целостности, Путин ответил, что ситуация в Чеченской республике разрешилась "проведением всенародного референдума по конституции Чечни, на котором народ Чечни эту конституцию большинством поддержал и зафиксировал". Таким образом, российский президент дал понять, что он будет поддерживать процесс урегулирования конфликтов, однако воздержался от безоговорочного признания территориальной целостности Грузии, поскольку этот вопрос является предметом переговоров всех заинтересованных сторон. Такая позиция, разумеется, не могла удовлетворить Саакашвили. Грузинский президент без особенной радости сообщил, что "Грузия настроена на мирный прогрессивный диалог, в первую очередь, с участием России". Он добавил, что "большинство проблем остаются нерешенными, но это не значит, что мы не должны их решать".

Подводя итоги встречи Путина и Саакашвили, следует признать, что она закончилась безрезультатно. Грузинский президент не смог предложить Москве ничего нового. Совершенно очевидно, что пока Грузия будет стремиться к интеграции в западные военно-политические структуры, России нет ни малейшего смысла идти с ней на какие-либо компромиссы. Путин вежливо посоветовал Саакашвили бороться с фальсификацией грузинских товаров, пообещав открыть для них рынок. Однако это обещание, увязанное с проблемой качества грузинского вина или минеральной воды, не следует понимать как прекращение торговой войны. Таким образом, диспозиция осталась прежней: ничего не добившийся Саакашвили будет просить Запад изменить формат миротворческих сил, чтобы вытеснить российский контингент из конфликтных зон.

Одновременно будут продолжаться обреченные на неудачу попытки принудить Абхазию и Южную Осетию вернуться в лоно Грузии. Отсутствие прогресса в этом вопросе Саакашвили, чей приход к власти был во многом обусловлен обещанием восстановить целостность Грузии, будет объяснять противодействием Москвы. Возникает вопрос: а зачем, собственно, грузинский президент ездил в Москву? Ведь результаты визита нетрудно было предсказать, не выезжая из Тбилиси. Здесь следует напомнить, что Саакашвили подвергается сильному давлению оппозиции внутри страны, а потому ему было необходимо попытаться перехватить инициативу и встать во главе процесса, инициированного рядом политических партий Грузии, которые вчера приняли заявление о необходимости продолжать курс на дальнейшую интеграцию с Западом.

В заявлении содержится предупреждение, что грузинский народ не простит Саакашвили, если он пойдет на политическую сделку с Россией в вопросе конфликтных зон. Вернувшись из Москвы, грузинский президент сможет представить себя, с одной стороны, лидером, стремящимся дипломатическим путем решить насущные проблемы страны, а с другой – непримиримым и последовательным борцом за целостность Грузии. Таким образом, он сумеет повысить свой достаточно низкий рейтинг и укрепить имидж лидера государства. Кроме того, можно будет объяснять своим западным союзникам, что Грузия, не поддавшаяся давлению России и не изменившая идеалам свободы и демократии, нуждается в материальной поддержке. Там, глядишь, и похвалят, и денег дадут, и в НАТО примут. И будет в Грузии счастье, а у Саакашвили – второй президентский срок.

Ответить:

Выбор читателей