Лети, лети, ракета убийственного цвета...

Невозможно предугадать, что сумеет натворить Северная Корея при попустительстве международного сообщества, которое не в состоянии выработать комплекс мер по обузданию амбиций непредсказуемого лидера КНДР


ФОТО: AP



Всего два дня осталось до начала саммита G8 в Санкт-Петербурге. Лидеры стран, обладающих самым мощным экономическим и финансовым потенциалом, будут решать проблемы, так или иначе касающиеся всего мирового сообщества. Наверняка будут приняты уже подготовленные и согласованные итоговые документы по трем основным темам повестки дня: энергетической безопасности, образованию, борьбе с инфекциями. Не исключено, что будут приняты решения по борьбе с терроризмом, распространением оружия массового уничтожения и доступом к материалам, которые могут быть использованы в этом качестве. Однако похоже, что страны "восьмерки" в очередной раз не сумеют пойти дальше деклараций, весьма сложно применимых на практике. И виной тому разные подходы даже к тем проблемам, по каким они на словах демонстрируют едва ли не полное единство.

Одним из примеров подобного рода может быть названа проблема Северной Кореи. Как известно, в начале июля эта страна произвела запуск около 10 ракет (по некоторым данным, ракет было семь, по сведениям из российских источников – 11) малой, средней и большой дальности, которые упали в Японское море. Произведенные КНДР запуски вызвали резкую международную реакцию. Американские официальные лица назвали это "провокационным поведением" и отметили, что "Северная Корея вновь изолировала себя от остального мира". Россия выразила сожаление по поводу выхода КНДР из моратория по запуску ракет и отметила, что подобные действия "не способствуют стабильности и взаимопониманию в регионе, а также обостряют ситуацию вокруг северокорейской ядерной программы". Китай также осудил действия северокорейского руководства.

Наиболее остро на запуски ракет прореагировала Япония. Генеральный секретарь кабинета министров Синдзо Абэ заявил, что КНДР ставит под сомнение "стабильность всего мирового сообщества", а запуск ракет "идет вразрез с договором о нераспространении оружия массового поражения". Позже он сообщил, что власти рассматривают возможность нанесения превентивного удара по ракетным базам Северной Кореи: если Япония не сумеет найти другой способ предотвратить нападение, удар по ракетным базам противника будет являться осуществлением конституционного права на самозащиту. Дело в том, что Япония не располагает системой противоракетной обороны, а потому является особенно уязвимой в случае агрессии со стороны КНДР. У Японии вообще нет армии, поскольку ее содержание противоречит конституции, гласящей, что страна "навечно отказывается от ведения военных действий как средства решения международных споров". Тем не менее запуск ракет побудил Страну восходящего солнца развернуть программу по созданию защиты от угроз извне. Уже в 2008 г. японцы планируют разместить на своей территории четыре американских зенитно-ракетных комплекса Patriot последней модификации. В ответ на это заявление обеспокоенность проявила уже Южная Корея, которая обвинила японских лидеров в том, что под предлогом сопротивления северокорейской угрозе Япония собирается усилить свою военную мощь и разрушить сложившийся в регионе баланс сил. Параллельно южнокорейское правительство потребовало от своих северных соседей прекратить дальнейшие испытания и вернуться за стол переговоров. Иначе Сеул пригрозил Пхеньяну приостановить переговоры об оказании помощи в виде поставок риса и удобрений.

Северная Корея выступает с резкими заявлениями в адрес тех, кто осуждает ее действия. Официальные представители страны заявляют, что проведение ракетных испытаний являются собственным неотъемлемым и суверенным правом любого государства и "никто не вправе указывать нам, можно ли это или нельзя". Власти КНДР выступают с угрозами, пообещав, что возможные санкции мирового сообщества будут расцениваться как "объявление войны", в ответ на которое последуют "жесткие ответные действия".

На минувшей неделе Япония подготовила проект резолюции Совета безопасности ООН, в котором осуждались испытания ракет. В проекте содержалось требование вернуться к соблюдению моратория, а также продолжить шестисторонние переговоры. Проект резолюции предполагал, что в случае отказа КНДР выполнять предложенные условия страна должна подвергнуться жестким политическим и экономическим санкциям. Эту резолюцию поддержали три члена Совбеза из пяти, обладающих правом вето: США, Великобритания и Франция. Россия и Китай дали понять, что резолюция кажется им слишком резкой. Китай попросил не выносить ее на голосование в течение "неопределенного времени". Япония сочла китайскую позицию проявлением слабости, решив, что Россия готова воздержаться при голосовании, а Китай, оставшись в одиночестве, не станет применять право вето. "Китай будет загнан в угол, и с точки зрения здравого смысла, лучше бы ему не делать этого", – сказал глава японского внешнеполитического ведомства Таро Асо. Он также заявил, что его страна не согласится на изменение формулировок резолюции. "Уступать только из-за того, что одна страна обладает правом вето, когда большинство других стран нас поддерживают, совершенно неверно, – сказал Асо. – Мы не можем изменить своей позиции". Он добавил, что Япония "готова подождать день-два, однако не меняет своего намерения добиться принятия жесткой резолюции" до начала саммита G8.

В понедельник наивные японцы получили асимметричный ответ из Китая. Китайские дипломаты подготовили документ, осуждающий действия Пхеньяна и призывающий его вернуться к переговорам и отказаться от проведения ракетных испытаний. На первый взгляд может показаться, что проект, предложенный Китаем, практически повторяет все претензии к КНДР, которые были озвучены в японской версии. Это, однако, не так. Япония выдвинула проект резолюции СБ ООН, тогда как документ, подготовленный КНР, является проектом заявления Председателя СБ ООН. Если резолюция, вступив в силу, носит обязательный характер и подлежит выполнению, то заявление ни к чему не обязывает. Это просто призыв, которому можно следовать, но с таким же успехом можно и проигнорировать. Более того, заявление не может содержать санкций.

Россия поддержала китайскую инициативу. Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин заявил, что таким образом Пхеньяну посылается "сильный сигнал" в связи с ракетными испытаниями. В свою очередь, китайские официальные лица объясняют свою позицию тем обстоятельством, что принятие резолюции, предложенной Японией, "нанесет урон миру и стабильности на Корейском полуострове, приведет к расколу в Совете безопасности ООН и помешает усилиям по возобновлению шестисторонних переговоров по денуклеаризации Корейского полуострова".

Пока никому не дано предугадать, что сумеет натворить Северная Корея при попустительстве международного сообщества, которое не в состоянии выработать комплекс мер по обузданию непомерных амбиций не вполне адекватного и непредсказуемого лидера КНДР. Между тем ситуация вокруг резолюции по северокорейской проблеме может служить четким сигналом Тегерану, к концу июля обещавшему сформулировать свою позицию по поводу обогащения ядерного топлива. Похоже, ни Совбез ООН, ни "восьмерка" не в состоянии противопоставить что-либо странам, бросающим вызов мировому сообществу до тех пор, пока звучат лишь умиротворяющие речи, а язык санкций и ультиматумов рассматривается как провокация. Возможно, кто-то уже начал понимать, в чем тут загвоздка. Так, вчера МИД Франции заявил, что по тому же Тегерану у "шестерки" нет иного выхода, кроме передачи иранского ядерного досье в Совбез ООН. Возможно, сильнейшие державы планеты все-таки наберутся мужества и остудят пыл тех, кто азартно пробует сложившийся миропорядок в области вооружений на "слабо".

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей