Переговорам по ВТО не видно конца

Встреча Владимира Путина с Джорджем Бушем в рамках саммита G8 не помогла державам преодолеть стену, отделяющую Россию от ВТО: единственный итог встречи состоит в том, что "переговоры будут продолжаться"




Наступил большой день в Питере – саммит "большой восьмерки", большие державы, большие-пребольшие интересы, на фоне которых все неувязки, весь год терзавшие страны через океан, скукоживаются в крохотные, несущественные совсем междусобойчки. Так, так, самое время поговорить о вступлении России во Всемирную торговую организацию, самое время помассировать эту неуклюжую и неповоротливую тему.

Владимир Путин и Джордж Буш на субботней встрече в Константиновском дворце как раз обсуждали ВТО, а также массу других глобальных проблем – сначала тет-а-тет, затем к президентам присоединились российская и американская делегации. Беседовали долго, плодотворно, однако до полного согласия не хватило чуть-чуть. Осталась самая малость, в один голос заявляли главы государств, пара "технических вопросов" и все – welcome!

Вот эти "технические вопросы" и стали в итоге для России непреодолимым порогом на пути в ВТО. Впрочем, "сложности в переговорах… не были неожиданными, мы будем работать дальше, отстаивая интересы нашей развивающейся экономики", - заверяет Путин. Буш одобряет решение коллеги, хоть и сам признает, что со Штатами подчас трудно построить диалог. Короче говоря, "мы будем продолжать вести переговоры с Россией", - постанавливает американский лидер.

Слово "продолжать" и его многочисленные модификации составляют шаткую конструкцию следующего этапа дискуссий, этакий ускользающий план действий. Эй, что делать-то? Продолжать... Притом, что "Россия и США остаются надежными и взаимно заинтересованными партнерами", вокруг этого партнерства создается болезненная ситуация с какой-то совсем уж хронической схемой: "Мы хотим вступления России в ВТО", "Оно было почти достигнуто", но, к сожалению, "остались некоторые вопросы".

Пролонгированные таким образом переговоры в последнее время, по словам Путина, обрели чисто конкретный, глубоко специальный характер, выражающийся "в тоннах, миллиардах рублей и долларов". Что поделаешь, "это сложный для нас процесс, который идет годами", - терпеливо соглашается российский президент, а Буш вновь ободряет партнера: "Я хочу видеть Россию членом ВТО, ведь во многих вопросах наши взгляды совпадают, и надеюсь, что господин Путин продолжит переговоры для того, чтобы прийти к нужному соглашению".

Впрочем, были в Стрельне и не такие мутные моменты. Владимир Владимирович, например, отколол "лучшую шутку саммита", комментируя озабоченность американского президента демократией в русском стиле.

"Я говорил о своем желании способствовать развитию демократии в различных странах мира, как было в Ираке, где есть свобода религии и свобода слова. Многие хотели бы, чтобы такая демократия была и в России", - выразил Буш свою озабоченность, а Путин в ответ поспешил успокоить господина президента: "Нам бы не хотелось, чтобы у нас была такая же демократия, как в Ираке". Зал разразился хохотом и аплодисментами. Тема демократии оказалась чрезвычайно удобоваримой как для российской, так и для американской сторон, чего не скажешь о теме ВТО.

Ответить:

Выбор читателей