Боже, благослови Америку

Если Россия так или иначе не удовлетворит Грузию, то даже при наличии подписанного соглашения последняя может поставить России подножку на этапе подготовки итогового доклада рабочей группы по вступлению РФ в ВТО




Завтра в Москве пройдет неформальный саммит глав СНГ. Должен был прибыть в российскую столицу и президент Грузии Михаил Саакашвили, очень рассчитывающий на встречу с Владимиром Путиным. Но стоит ли вообще разговаривать с предводителем "маленького, но очень гордого" народа? Предыдущая встреча Путина и Саакашвили в июне оказалась абсолютно бесполезной, а в последнюю неделю грузин как прорвало: тут тебе и провокации с нашими дипломатами и военными, и принятие грузинском парламентом резолюции о выводе российских миротворцев, и угрозы не пустить Россию в ВТО. Невольно возникают ассоциации с известной новеллой Стефана Цвейга "Амок". (Напомним, что "амок" – это внезапное психическое расстройство, связанное с ярой и бессмысленной агрессией.) А о чем толковать с одержимыми? Во всяком случае, не о таких скучных и требующих ясного ума вещах, как условия доступа на рынки.

14 июля, то есть накануне саммита G8, и в тот момент, когда Джордж Буш уже подлетал к Санкт-Петербургу, глава МИД Грузии Гела Бежуашвили и министр экономического развития Ираклий Чоговадзе заявили, что Грузия возражает против вступления России в ВТО. "Пока не будут решены все проблемы, которые касаются дискриминационного режима России в отношении грузинского экспорта и пока не закроются нелегитимные контрольно-пропускные пункты в Абхазии и Южной Осетии, Грузия не даст согласия на принятие России в ВТО", – подчеркнул Бежуашвили. А Чоговадзе сообщил, что направил своему российскому коллеге Герману Грефу соответствующее письмо с предложением "возобновить переговоры" по данному вопросу. Грузия официально вроде как не отзывает свою подпись под двусторонним соглашением о взаимном доступе на рынки товаров и услуг, подписанном в мае 2004 г. и содержащем согласие Тбилиси на прием РФ в мировой торговый клуб, но фактически это свое "добро" грузинская сторона, требуя новых переговоров, дезавуирует.

Российский МЭРТ сейчас изучает юридическую правомерность такого шага Тбилиси, однако представитель пресс-службы ВТО Орелия Блан уже заявила, что действия Грузии не противоречат правилам организации. Заметив, что "подобные прецеденты случались с другими вступающими странами", она сослалась на статью XII Устава ВТО, согласно которой "ничего не согласовано, пока не согласовано все". "Исходя из этого, любая страна может возобновить переговоры", – заключила Блан. Причем, если Россия так или иначе не удовлетворит Грузию, то даже при наличии подписанного соглашения последняя может поставить России подножку на этапе подготовки итогового доклада рабочей группы по вступлению РФ в ВТО.

В своем телевизионном выступлении 16 июля Саакашвили провозгласил: "Мы маленькая страна, но у нас достаточно самолюбия и достоинства для того, чтобы потребовать защиты наших справедливых интересов и оформленных ранее соглашений… Мы не собираемся закрывать глаза на то, что планомерно происходят попытки причинения вреда экономике Грузии или ее уничтожения с использованием всех запрещенных методов".

Грузины требуют в основном двух вещей: "легализации" таможенных пунктов на границах России с Абхазией и Южной Осетией и снятия "эмбарго" на поставки грузинских вин и минеральных вод, а также иной сельскохозяйственной продукции. Другие претензии менее серьезны: так, российский КПП "Верхний Ларс", недавнее закрытие которого на ремонт вызвало бурную реакцию в Тбилиси, месяца через три в любом случае возобновит работу, а по проблеме фальсификации в России тех же грузинских вин и минеральных вод нетрудно договориться, к тому же вновь актуальной эта проблема может стать лишь в случае снятия полного запрета на реализацию в РФ указанных товаров. В принципе, данный запрет вполне может быть ослаблен (например, как и в случае с импортом молочной продукции из Украины, эксклюзивные права на поставку могут получить несколько проверенных российскими ветеринарами грузинских фирм, выпускающих действительно качественную продукцию, а не "фекальные массы"). Причем, если все-таки есть горячее желание "наказать грузин", то достаточно просто протянуть с ослаблением винного "эмбарго" до конца года, выждав, пока не сгниет урожай (при отсутствии рынка сбыта виноделы не станут закупать у крестьян виноград).

Сложнее обстоит дело с "нелегитимными" таможенными КПП. Тбилиси хочет взять под контроль торговые связи своих мятежных регионов и добивается либо закрытия российских таможенных пунктов на реке Псоу и у Рокского тоннеля, либо допуска на них грузинских таможенников, либо чтобы Москва каким-то непонятным образом обеспечила работу "легальных" грузинских КПП на неконтролируемых центральным правительством участках грузино-российской границы. Отметим, что впервые угрозы заблокировать вступление России в ВТО, если данная проблема не будет решена, прозвучали еще в декабре прошлого года. Однако выполнить эти требования официального Тбилиси – значит просто "сдать" ему Абхазию и Южную Осетию. Ясно, что пойти на это Москва не может.

Грузинское руководство выражает решимость "стоять до конца". Другой вопрос: хватит ли у него для этого сил, если России все же удастся договориться о вступлении в ВТО с американцами, и, таким образом, Грузия останется в полном одиночестве. Учитывая сателлитные отношения Тбилиси с Вашингтоном, едва ли "младший брат" ослушается "старшего", если тот его настоятельно попросит не упрямиться. Кстати, согласно имеющейся информации, грузинский демарш 14 июля был вызван опасениями "опоздать" с официальным выдвижением своих претензий, поскольку накануне саммита G8 Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин довольно уверенно заявляли о том, что российско-американское соглашение, устраняющее последние препятствия на пути России в ВТО, будет подписано 14-15 июля, причем американская сторона это фактически подтверждала (устами своего торгового представителя Сьюзен Шваб). Но, как известно, не говори "гоп", пока не перепрыгнешь, – подписание соглашения с США в последний момент сорвалось.

Ключевой вопрос, на самом деле, в том, насколько Соединенные Штаты действительно хотят видеть Россию в ВТО. Не секрет, что Джордж Буш подвергается внутри страны мощному политическому давлению на предмет ужесточения курса в отношении "идущей неправильным путем" России. Так, 13 июля группа влиятельных сенаторов выступила с призывом к своему президенту не торопиться давать "зеленый свет" на вступление РФ в ВТО. Но проблема, возможно, не только в обострении политических разногласий между Москвой и Вашингтоном. Ведь несколькими днями ранее с аналогичным призывом к Бушу обратились 16 организаций, представляющих интересы крупного американского бизнеса, в том числе Chamber of Commerce и Emergency Committee for American Trade. А это уже заставляет серьезно задуматься. Когда на повестке дня стоял вопрос о вступлении в ВТО Китая, давление на американскую администрацию со стороны крупного бизнеса было прямо противоположным.

Вполне вероятно, что на переговорах в Питере в прошлую пятницу американцы специально "зацепились" за не самый принципиальный вопрос, сочтя нынешний общий фон взаимоотношений с Россией крайне неблагоприятным для "уступок". Это вопрос об экспорте в РФ американской свинины и говядины, вся "цена" которого – порядка $50 млн. в год. В свою очередь, российские переговорщики не стали уступать американским требованиям, не исключено, именно потому, что уже знали о грузинском демарше, то есть о том, что конец эпопее со вступлением России в ВТО подписание соглашения с США не положит. "Я бы не стал употреблять термин "срыв переговоров", – заметил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. – Мы не раз попадали в ситуации, когда американские партнеры не готовы принять окончательное решение".

Наиболее острые вопросы на переговорах с США, кажется, действительно разрешены. Так, американцы удовлетворились тем, что Россия согласилась на открытие у себя (после переходного периода) филиалов иностранных страховых компаний, сохранив запрет на открытие банковских филиалов. Вроде бы договорились по проблеме защиты интеллектуальной собственности, а также о размере бюджетных субсидий РФ аграрному сектору и импортных тарифов по тем товарным группам, по которым еще оставались разногласия.

Вопрос о российских ветеринарных сертификатах на импорт мяса, из-за которого сорвалось подписание соглашения, не относился к числу главных, хотя американцы давно выражали недовольство придирчивостью наших инспекторов. В итоге Вашингтон потребовал выдавать ветсертификаты на поставки свинины и говядины без аудита Россией соблюдения в США санитарных норм при производстве этой продукции, включая степень контроля за ее качеством со стороны американской ветслужбы. "Мы решили, что не можем пойти на это, – сообщил Герман Греф. – Аудит уже начался, российские специалисты выехали в США, чтобы убедиться, что их методики при заморозке свинины соответствуют международным нормам. Эта работа может быть завершена через три месяца. Три месяца не являются критичным сроком, но мы должны обязательно провести все процедуры, которые гарантируют поставки качественной продукции в Россию". Остальные вопросы, которые осталось решить с американцами, носят, по словам Грефа, "технический характер" и будут окончательно урегулированы в течение нескольких недель. Глава МЭРТ выразил уверенность, что в октябре, после завершения аудита, соглашение с США таки будет подписано, и Россия сможет вступить в ВТО в марте следующего года (итоговый доклад должна еще подготовить рабочая группа в Женеве). То, что подписание соглашения о вступлении России в ВТО ожидается "в течение двух-трех месяцев", подтвердила и торговый представитель США Сьюзен Шваб.

Впрочем, заявления о скором, буквально "вот-вот", вступлении России в ВТО звучат уже который год, а воз и ныне там. Отнюдь не факт, что очередным камнем преткновения не станет еще какой-нибудь "технический" вопрос. Да и с проблемой фитосанитарного контроля далеко не все ясно, тем более что Россия весьма активно использует этот инструментарий для защиты своего рынка. К тому же в числе "пострадавших" от такой практики – почти сплошь американские клиенты: Грузия, Украина, Молдавия, Польша… Добавим, наконец, что соглашение с Россией должно быть одобрено конгрессом США, который все никак не отменит в отношении РФ пресловутую поправку Джексона-Вэника, хотя большинство российских евреев уехали на "историческую родину" еще 15 лет назад.

Между тем, как отмечает в том числе и сам Греф, важно решить все вопросы со вступлением России в ВТО до весны, то есть до развертывания в США предвыборной президентской кампании. Если к тому времени договориться не удастся, то долгожданное присоединение РФ к ВТО отложится еще года на два, а то и на три.

Главная проблема, повторим, в том, чего на самом деле хочет Вашингтон. Похоже, что, в отличие от Европы, Америка не имеет серьезных экономических интересов, связанных со вступлением России в ВТО. Да, американцы жестко отстаивают на переговорах конкретные коммерческие позиции, но делают это по принципу "застолбить свое", а не потому, что эти позиции так уж для них важны в настоящий момент (на переговорах с разными странами-кандидатами в ВТО американцы вообще руководствуются неким универсальным набором требований). Таким образом, вопрос о вступлении России в ВТО будет решаться Соединенными Штатами исходя преимущественно из соображений политической целесообразности, а следовательно - в противоборстве между теми, кто боится "потерять Россию", и теми, кто жаждет Россию перевоспитать. Если верх возьмут первые, то, будьте покойны, проблем с Тбилиси у Москвы тоже не будет (если, конечно, к тому времени у нас с Грузией сохранятся хотя бы дипломатические отношения).

Между тем все эти перипетии всколыхнули уже почти было угасшую дискуссию (кажется, ее пытался продолжать чуть ли не один Юрий Лужков) на тему: а нам вообще это надо? Кроме металлургов и химиков, от неучастия России в ВТО вроде бы никто особо не страдает, а страдания названных групп часто преувеличиваются. А вот когда Россия все-таки вляпается в ВТО, тогда взвоют многие – и страховщики, и аграрии, и автостроители, и прочие, прочие, прочие. Самое неприятное, что поводы для такого вытья появляются уже сейчас, ведь Россия начинает выполнять взятые на себя в процессе вступления в ВТО обязательства, еще не став членом организации. Незадолго до саммита G8 Владимир Путин заявил, что Россия снимет с себя данные обязательства, если процесс забуксует. Так, может, уже пора?

Ответить:

Выбор читателей