Россия и Алжир устроят Европе газовую дрессировку

Россия и Алжир намерены "взаимодействовать в области реализации природного газа в третьих странах". Запад тут же усмотрел в этом начинании "картельный сговор" ведущих газодобывающих держав




Европу накрыла очередная волна "газпромофобии", а в мире всерьез заговорили о возникновении "газовой ОПЕК". Началось это после того, как в первой декаде августа Россию посетила алжирская правительственная делегация во главе с министром энергетики и горнорудной промышленности Шакибом Хелилем. В ходе состоявшихся встреч "Газпром" и "ЛУКОЙЛ" подписали с алжирской нефтегазовой госкомпанией Sonatrach меморандумы о взаимопонимании.

В принципе, конкретики на российско-алжирских переговорах было немного, по крайней мере той, о которой потом говорили вслух. В частности, "Газпром" сообщает, что стороны обсуждали возможность участия Sonatrach в проекте "Балтийский СПГ". Проект, предусматривающий строительство к 2009 г. завода по сжижению газа на побережье Балтийского моря, мощностью 5 млн т в год, изначально разрабатывался с канадцами (PetroCanada), от которых требовалось обеспечить выход этого газа на рынок Северной Америки. Однако "Газпрому" нужен был также партнер, обладающий технологиями и опытом создания производств по сжижению газа. Теперь таковым вполне может стать алжирский нефтегазовый концерн – один из ведущих игроков на рынке СПГ.

Меморандум, подписанный "Газпромом" и Sonatrach, конечно, изобилует идеями и перспективными начинаниями, но, как и положено меморандуму о взаимопонимании, не идет далее декларирования этих целей. В частности, он предусматривает создание двумя концернами СП, говорит о возможности обмена информацией и даже активами в сфере разведки и добычи углеводородного сырья, об участии в тендерах по разведке и добыче нефти и газа. Но самым конкретным пока является, пожалуй, решение открыть представительство "Газпрома" в Алжире.

Однако наибольший резонанс в мире вызвали планы России и Алжира "взаимодействовать в области реализации природного газа в третьих странах". Для этого они планируют создать совместный энергетический координационный центр и постоянно действующие рабочие группы. Западные обозреватели тут же усмотрели в этом начинании "картельный сговор" ведущих газодобывающих держав (Россия занимает первое, а Алжир – седьмое место в мире по запасам природного газа).

Кроме того, и это тоже вызвало трепет у европейцев, Россия официально пригласила Алжир поучаствовать в конференции Россия-ЕС по координации энергетических стратегий, которая должна состояться в рамках традиционной Всероссийской недели нефти и газа в конце октября. А ведь именно на этой конференции Россия и Евросоюз собираются обсудить взаимоотношения в газовой сфере.

Конечно, у мировых потребителей газа, и у Европы в особенности, есть достаточно оснований для беспокойства. В прошлом году Россия поставила в Евросоюз 150 млрд кубометров "голубого топлива", Алжир – 60 млрд кубов. Суммарно двум странам принадлежит 36% европейского рынка газа. И теперь речь идет о том, что эти два крупнейших для ЕС поставщика газа договорились между собой – вместо того, чтобы конкурировать. А из-за чего им, собственно, конкурировать, если у них в Европе разные рынки сбыта, почти не пересекающиеся между собой? Россия поставляет газ в страны Северной, Центральной и Восточной Европы, а Алжир – в Южную и Юго-Западную части ЕС. Но это-то и внушает опасения европейцам: раз два поставщика не сталкиваются лбами, деля рынки, значит, они будут договариваться о чем-то другом. Например, об общей ценовой политике в Европе. А это означает, что у ЕС скоро почти не останется возможности для маневра между поставщиками в поисках более выгодных ценовых предложений.

Кроме того, нужно вспомнить, что еще весной Алжир посетил глава "Газпрома" Алексей Миллер – изучал страну на предмет того, можно ли обзавестись в ней определенными газовыми активами. Если это произойдет и "Газпром" начнет добывать алжирский газ, то ЕС окажется просто зажатым в "газовые клещи" российского концерна! Впрочем, никаких конкретных решений в этом направлении пока не принято.

Особенно беспокоится Италия. Премьер-министр Романо Проди (бывший председатель Еврокомиссии) сразу же выступил с заявлением, адресованным соседям по ЕС, в котором призвал их срочно разработать единую энергетическую политику Евросоюза. По его словам, соглашение между "Газпромом" и Sonatrach "лишний раз подтверждает, насколько срочным делом являются достижение энергетической независимости и выработка единой европейской политики в данном секторе". А глава экономического ведомства Италии Пьерлуиджи Берсани обратился к Европейской комиссии с призывом разобраться с монопольным сговором поставщиков и принять соответствующие меры.

Италия взволнована больше всех по вполне понятным причинам. Она зависит от импорта газа более чем на 80%, причем, на Алжир и Россию приходится примерно по трети ее рынка. Следовательно, наметившийся "сговор" двух стран приведет к монополизации, соответственно, 70% ее рынка газа, а заменить поставки из Алжира и России итальянцам просто нечем. Особенно учитывая тот факт, что их рынок газа является растущим (ежегодный прирост потребления составляет порядка пяти процентов). Другой причиной для беспокойства стала неопределенность перспектив сотрудничества с Россией в газовой отрасли. Ведь до недавнего времени в проекте "Балтийский СПГ" предполагалось участие итальянского энергетического концерна ENI. Теперь же его место, очевидно, займут алжирцы.

Впрочем, опасения европейцев (в том числе и итальянцев) многие эксперты считают неоправданными. Во-первых, потому, что до настоящего "ценового сговора", который противоречил бы интересам энергетической безопасности ЕС, России и Алжиру еще далеко. Да и возможен ли он вообще – вопрос. Все-таки у двух стран слишком разные интересы и стратегии развития, чтобы они смогли проводить по-настоящему скоординированную политику в области экспорта газа на европейском рынке. Есть даже мнение, что нынешний меморандум является всего лишь отголоском подписанного в прошлом году эпохального соглашения о списании Россией алжирского долга в обмен на миллиардные закупки российской техники (впрочем, может быть и наоборот: то соглашение было прелюдией нынешнего газового альянса).

А во-вторых, сам Евросоюз является далеко не тем слабым и беззащитным потребителем, невинной жертвой алчности поставщиков, каким рисуют его западные СМИ. ЕС, по сути, давно стал настоящим "картелем потребителей газа", которые проводят вполне согласованную политику и строят отношения с поставщиками по древнему принципу divide et impera. А поскольку в газовой сфере поставщики зависят от покупателей ничуть не меньше, чем те от них, то получается, что разобщенные экспортеры проигрывают слаженной команде покупателей. Поэтому поставщики просто вынуждены объединяться, чтобы Евросоюз не диктовал им свои условия и не лишал прибыли.

Известно, например, чего стоит узаконенная в ЕС практика свободной перепродажи газа европейскими странами друг другу: "Газпром" теряет на этом $700 млн в год, поскольку каким-то странам он продает газ по льготным ценам, а те толкают его своим партнерам, наваривая на разнице. Кроме того, Брюссель, заботясь об энергетической безопасности Евросоюза, наделил себя правом ограничивать долю одного поставщика на рынке какой-либо страны ЕС, если эта доля превышает 30%. А проводимая в ЕС политика либерализации газового рынка предусматривает постепенный отказ от долгосрочных контрактов (сейчас установлен максимум в семь лет) и поощрение потовых сделок, крайне невыгодных таким крупным поставщикам, как "Газпром" или Sonatrach.

Так что известная координация экспортной политики российского и алжирского газовых концернов вполне понятна и оправдана. Другой вопрос – как далеко может зайти процесс консолидации экспортеров газа, иными словами, возникнет ли в мире настоящая "газовая ОПЕК"? Фактически такая организация уже существует – это Форум стран-экспортеров газа (GECF). Она была создана еще в 2001 г., и в нее вошли практически все видные газодобывающие державы, всего 15 государств. В общей сложности на них приходится 73% мировых запасов газа и 41% его добычи. Но пока эта организация – не более чем форум для дискуссий, не имеющий ни институционального, ни организационного оформления. Устанавливать, подобно ОПЕК, квоты добычи сырья, регулировать мировой рынок газа и влиять на его ценовую динамику GECF еще не пыталась.

Но если Россия и Алжир начнут все это делать, и если у них получится повлиять на газовый рынок ЕС, то за ними наверняка потянутся и другие члены газового форума. В первую очередь те, которым тоже приходится иметь дело с Евросоюзом (Иран, Катар, Туркмения). Вот тогда и начнется процесс картелизации мирового газового рынка. Причем начнется он с Евросоюза, как с самого перспективного, но строптивого потребителя "голубого топлива". Не зря же в мае нынешнего года член совета директоров "Газпрома" Александр Медведев грозил Евросоюзу, что если тот будет слишком неуступчив на переговорах по энергетической проблематике, то Россия "создаст союз поставщиков газа, который будет повлиятельней ОПЕК".

Впрочем, все это пока только намерения. Евросоюз же со своей традиционно сильной дипломатией еще будет иметь множество шансов расстроить российско-алжирский альянс и не допустить возникновения "газовой ОПЕК". Ведь ему куда выгоднее иметь дело с несколькими сырьевыми придатками, нежели с объединением экспортеров сырья.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей