Запад провоцирует гонку вооружений

Обсуждения нового Договора об ограничении вооружений все больше превращаются в диалог слепого с глухим. Похоже, именно тот факт, что соглашение не ущемляет интересов России, как раз и мешает его ратификации




Выступая в Совете по Международным делам Лос-Анджелеса 26 сентября, министр иностранных дел России Сергей Лавров вновь привлек внимание мировой общественности к судьбе многострадального Договора об ограничении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ). Причем сделал это в несвойственной ему резкой форме. "Блокирование адаптации Договора об обычных Вооруженных силах в Европе со стороны НАТО – абсурд, - заявил министр. - Трудно дать иное рациональное объяснение ситуации, когда продолжает свое виртуальное существование неадаптированный договор, основанный на реалиях времен противостояния стран Варшавского договора и НАТО. Варшавского пакта давно нет, многие его члены уже в НАТО".

Между тем действующий ДОВСЕ, существование которого российский министр называет виртуальным, на Западе называют не иначе как "краеугольным камнем европейской безопасности". Таким образом, налицо существенные различия в позиции Москвы и ее западных контрагентов в оценке действующей в Европе системы контроля над вооружением. Чем же это вызвано и как далеко могут зайти разногласия?

Напомним, Договор об ограничении вооружений в Европе был заключен в Париже еще в 1990 г., в условиях межблокового противостояния НАТО и Организации Варшавского договора (ОВД). Однако вскоре последняя, затем и СССР, прекратили свое существование, а многие участники ОВД являются ныне членами НАТО. В этих кардинально изменившихся геополитических условиях, разумеется, потребовалась и масштабная ревизия ДОВСЕ, который было необходимо пересматривать с учетом новых реалий и интересов всех участников, в том числе и России. В ходе подготовки нового, адаптированного варианта договора наша страна столкнулась с попытками Запада навязать унизительные разоруженческие условия, совершенно неприемлемые, особенно в условиях конфликта на Северном Кавказе. Однако выход Москвы из ДОВСЕ неминуемо стал бы началом развала этого договора, что не входило в интересы западных государств. Не в последнюю очередь, кстати, потому, что в этом случае они лишились бы возможности проводить внезапные инспекции на нашей территории.

В конце концов длительные и трудные переговоры завершились подписанием Соглашения по адаптации ДОВСЕ и Заключительного акта Конференции государств-участников ОБСЕ в Стамбуле (ноябрь 1999 года).

Принципиально новым моментом, фактически превратившим обновленный ДОВСЕ в иной договор, приближающийся к мировым реалиям, стала трансформация его зонально-групповой основы (блоковый принцип времен холодной войны) в систему национальных и территориальных уровней для каждого государства-участника. Вместо пяти прежних географических зон, на которые был разбит район применения договора, вводилась сеть территориальных ограничений: 28 территориальных уровней в соответствии с числом европейских участников договора, а также два подуровня на территории России и Украины.

Новая система установила также потолки для размещения наземных вооружений, подпадающих под действие договора, ограничила возможности их перегруппировок между государствами, снизила возможности создания потенциалов для проведения крупномасштабных наступательных операций, что повысило бы стабильность в регионе. Право на так называемое "чрезвычайное временное развертывание" сопровождается, согласно документу, дополнительными мерами по контролю и не должно вести к дестабилизации обстановки. Этот пункт представляется особенно важным в связи с тем, что неурегулированными остаются конфликты в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и Нагорном Карабахе. Подписание адаптированного ДОВСЕ существенно снизило бы риски возобновления кровопролития, открыло бы пути к политическому диалогу между всеми сторонами конфликтов. В целом же, что представляется крайне существенным, режим адаптированного ДОВСЕ ориентирован на укрепление безопасности каждого государства-участника, независимо от принадлежности к военно-политическим союзам.

Следует признать, что события в мире развиваются весьма динамично, и отдельные элементы адаптированного ДОВСЕ также успели устареть. Однако он является единственным документом, в котором прописывается более-менее осмысленный и механизм контроля над вооружениями. Ратификация адаптированного ДОВСЕ означала бы принятие участниками четких юридических обязательств по его выполнению, вместе с тем открыв дорогу переговорам по дальнейшему совершенствованию данного документа.

Однако не тут-то было. Проволочки с ратификацией тянутся практически с момента подписания адаптированного ДОВСЕ в 1999 году. Похоже, что именно тот факт, что соглашение, хотя и является продуктом компромисса, но все же не ущемляет интересов России, как раз и мешает его ратификации.

На сегодняшний день обновленный ДОВСЕ ратифицировали Белоруссия, Украина, Казахстан и Россия. Западные участники тянут, обставляя задержки с ратификацией надуманными требованиями к России, Стамбульскими соглашениями 1999 г. вовсе не предусмотренными. Все эти годы Москва проявляла добрую волю в надежде на простую порядочность западных партнеров. В частности, уже сейчас она вписалась во все предусмотренные договором фланговые уровни, свернула военное присутствие в Грузии, вывела или уничтожила ограничиваемые договором вооружения и технику (ОДВТ), находившиеся в Молдавии.

Однако в ответ на это западные страны, и, прежде всего США, планомерно усиливают давление, в том числе военное, по всему периметру западных границ России. Прибалтийские страны, не подпадающие под ограничения ДОВСЕ, давно уже являются членами НАТО. В Прибалтике дислоцируются самолеты ПВО альянса и радары, просматривающие территорию РФ на 400 км от границы. Это ли не угроза безопасности России? В Литве Североатлантический альянс вкладывает средства в реконструкцию аэродрома Зокняй, где будет дислоцироваться авиация НАТО. Не исключается в дальнейшем появление и других военных баз альянса в Балтии. На повестке дня - прием Грузии и Украины, строятся ударными темпами базы Альянса в Болгарии и Румынии. Усиливается давление на Армению с целью заставить ее отказаться от российского военного присутствия в пользу НАТОвского, а на территории Азербайджана уже давно функционируют военные объекты США, размещены мобильные группы американцев. Знаковое решение проводить в 2006 г. саммит Альянса в Риге также не очень согласовывается с брюссельскими заявлениями о сближении с Россией.

При этом США и другие страны НАТО утверждают, что расширение Альянса, изменение военно-политического статуса шести государств-участников договора и вызванные этим перегруппировки объединенных вооруженных сил НАТО в Европе никак не связаны с ДОВСЕ. Вместе с тем они заявляют, что вопросы сугубо двусторонних отношений России с Молдавией и Грузией напрямую влияют на ДОВСЕ и якобы не позволяют его ратифицировать. Согласно этой, с позволения сказать, "логике", вывод 500 российских военнослужащих из Приднестровья резко повысит безопасность и стабильность на юго-востоке Европы. Одновременно Пентагон выходит к Черному морю, наполняя регион своими смертоносными арсеналами. Очевидно, в сознании наших партнеров все, что делают они – это справедливо, демократично, соответствует интересам безопасности. Когда же речь идет о России, дело обстоит с точностью до наоборот. Такой подход, усиленно культивируемый в последнее время, приведет только к новым конфликтам и разделительным линиям. И, похоже, это – сознательный выбор наших партнеров.

Диалог относительно обновленного ДОВСЕ все больше превращается в диалог слепого с глухим. Конференция по рассмотрению действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе, на которую российская делегация возлагала большие надежды, фактически провалилась. Участникам состоявшегося в мае-июне 2006 г. форума так и не удалось согласовать итоговый документ и определиться с дальнейшим механизмом действия ДОВСЕ. Провалом завершилась даже инициатива МИД РФ принять проект стран НАТО с двумя оговорками: о подтверждении стремления участников переговоров ввести адаптированный ДОВСЕ в действие до конца 2007 г. и о согласии на временное применение соглашения об адаптации с 1 октября 2006 года.

Представляется, что в этих условиях на системе ДОВСЕ, как и на дальнейших попытках его реанимации, можно ставить крест. Очевидно, что договор, который не соблюдают и не собираются соблюдать прежде всего США, будущего не имеет. Надо всерьез думать об укреплении национальной безопасности России, и не в последнюю очередь – ее военной составляющей. Ведь Североатлантический альянс отнюдь не является кооперативом по разведению бабочек. В свою очередь, Россия является участником крупных интеграционных проектов в Евразии, как политических (ШОС), так и военных (ОДКБ). Необходимо дальнейшее укрепление этих структур, выработка эффективных механизмов координации внешнеполитического курса их участников. В стремительно меняющемся мире ни одно государство не сможет обеспечить свою безопасность в одиночку. Этого не произойдет тем более, если они будут опираться на договора, которые давно приказали долго жить.

Ответить:

Выбор читателей