Правые заложили "лево руля"

Разговоры в стиле "всех порву" оказались предвыборным надуванием щек. Шесть кресел в краевом парламенте – это игрушечная победа для тех, кто считает себя выразителями либеральной идеологии




Можно сказать, что результаты прошедших в минувшее воскресенье выборов в Законодательное собрание Пермского края оказались неожиданностью для аналитиков, заранее объявивших их скучными и прогнозируемыми. Первая из таких неожиданностей – не самое удачное выступление "партии власти": вместо запланированных 40-45% по спискам "Единая Россия" получила 34,5% голосов избирателей. Второй сюрприз – относительно высокий результат, показанный ЛДПР, – 13,8 процента. В очередной раз партия, о программных установках которой сегодня так же трудно сказать что-то определенное, как и 10 лет назад, опровергает все прогнозы о своей "несовременности". Третья неожиданность – в целом слабое выступление Партии пенсионеров и КПРФ. РПП предрекали на этих выборах 20%, однако конечный результат оказался почти вдвое хуже. Коммунисты – те вообще едва преодолели избирательный барьер, набрав 8,6% голосов избирателей. И, что обиднее всего, показали необычно низкий результат в сельской местности.

Главным же сюрпризом пермских выборов стало второе место, которое занял на выборах список СПС. 16,35% голосов – чуть ли не лучший показатель правых за последние годы. Цена подобного успеха – а об успехе, хотя и оговорками, говорить безусловно, можно, – тем более высока, что речь в данном случае с самого начала шла о политическом выживании СПС в целом и его лидера Никиты Белых – в частности.

Удача СПС на выборах в Перми – по сути первая с момента серии выступлений в регионах в 2004 году. Однако анатомия показанного правыми результата заставляет говорить о их "воскрешении" с осторожностью. И вот почему. Большинство экспертов единодушно отмечают, что главной спецификой проводимой правыми кампании стала ее левая риторика. В этом нет ничего удивительного: избирателя, контроль над которым с каждым избирательным циклом утрачивает КПРФ, стремятся подобрать под себя практически все политические силы, близкие к правому или левому центру, не говоря уже о собственно левых партиях (а в последнее время – еще и "актуальных левых"). Новым оказалось то, что СПС тоже решил сыграть на этом поле. Партия, проведшая, по общему мнению, достаточно серую избирательную кампанию, внятно заявила лишь один лозунг – об увеличении пенсий в 2,5 раза.

Выйдя с этим лозунгом к избирателю, правые де-факто, что называется в "полевых условиях", и совершили тот самый "ребрендинг", о котором столько говорилось прежде. Левая риторика в сочетании с обещаниями, сильно отдающими популизмом (даже всегда щедрые единороссы пообещали увеличить пенсии лишь на треть), на период избирательной борьбы превратила правых в левых. Нехитрый анализ показал, что именно левый электорат – преимущественно пенсионеры и сельчане – голосовали за СПС. Факт голосование деревни за либералов сам по себе столь удивительный, что лидер ЛДПР Владимир Жириновский позволил себе усомниться в его достоверности, призвав в арбитры местного прокурора.

Стоит отметить, что эту технологию – апелляцию на выборах к заведомо нетрадиционному для себя электорату – СПС использовал и в относительно удачном для себя 2004 году. То, что этот прием работает, не признать нельзя, зря что ли обслуживающий региональные избирательные кампании правых политтехнолог Антон Баков применяет его вновь и вновь. Проблема в другом – такие результаты абсолютно точно не говорят о росте либеральных настроений в стране. Иными словами, СПС, как это случилось на выборах в Перми, завоевывает очки ровно потому, что перестает ассоциировать себя с правыми и либеральными взглядами.

Трудно сказать, насколько адекватно руководство правых оценивает полученный результат. Стоит напомнить, что это результат в том числе и тепличной обстановки, созданной для СПС губернатором края Олегом Чиркуновым, у которого в прошлом Никита Белых работал замом. Примечательно, что лидер правых всегда жестко критиковал и "ЕдРо", и новоявленных мироновских левых именно по поводу привлечения административного ресурса. Однако очевидная для экспертов особенность данных выборов правых не смущает. Белых уже заявил, что намерен побеждать и в других регионах (на региональных выборах в марте 2007 г.), причем в одиночку. Иными словами, без объединения своих списков с "Яблоком". Между тем последнее, как известно, всерьез рассчитывало на уступчивость СПС при согласовании избирательных списков по Санкт-Петербургу, где "яблочники" традиционно более организованны. "Яблоко", за объединение с которым ратовал Белых, уже отвесило первый пинок "пермскому триумфатору": молодежный лидер партии Илья Яшин заявил, что одной из составляющих победы СПС стало то, что "Яблоко" им не мешало, выставляя свой список. Также была выражена надежда на соответствующее джентльменское поведение СПС в Питере. То есть табачок по-прежнему врозь: нельзя же всерьез сравнивать вес депутатского кресла в Перми и во второй российской столице.

В то же время даже полученные СПС 16,35% в свете обобщенных итогов прошедших выборов выглядят красноречиво второстепенными: это всего шесть мандатов в Законодательном собрании. Для сравнения: "Единая Россия" проводит 29 своих кандидатов. Еще три одномандатника заявили, что причисляют себя к сторонникам "ЕР", которая в этом случае может рассчитывать на абсолютное большинство и контроль над краевым парламентом (всего в Заксобрании – 60 депутатских мест). Соответственно, и кандидатура губернатора оказывается тоже в определенной степени во власти "ЕдРа". И настоящая победа правых пока выглядит делом отложенным. Таким образом, слова Никиты Белых о том, что СПС всем покажет кузькину мать, оказались не более чем предвыборным надуванием щек.

Возможно, широко рекламируемая победа СПС приведет и к тому, что партия окажется обезглавленной. Дело в том, что правые всегда критиковали порочную практику той же "Единой России", когда "паровозы", возглавляющие региональные списки, на деле не собираются работать на выселках, вдали от столицы. Теперь, по логике, Белых придется подкреплять слова делом и оставаться в Перми. Возможно, это было частью замысла, согласно которому лидер СПС готовил себе запасной аэродром ("Yтро" писало об этой версии вчера), чтобы вернуться в Москву сенатором или остаться при должности в крае. В этой связи разговоры о грядущей смене партийного менеджмента приобретают совершенно иное звучание. В самом деле, когда все уже решено, почему бы и не рискнуть, вложившись в региональные выборы? Ведь еще не известно, как по прошествии некоторого времени, когда улетучится эйфория, расценят результат в шесть депутатских кресел инвесторы и коллеги. Шесть новых региональных депутатов, конечно, лучше, чем ничего, и просто отлично на фоне всеобщего провала правых, но для партии, считающей себя выразителем идеологии целого социального слоя, победа выглядит какой-то ненастоящей, игрушечной.

Ответить:

Выбор читателей