Оговорки по Фрейду или "фефекты фикции"

По мнению ученых, во многих случаях речевые ошибки объясняются неудачной артикуляцией или скудным словарным запасом. Однако лучше всего запоминаются именно "фрейдистские" оговорки




Нет такого человека на Земле, который ни разу бы не совершал безобидные, на первый взгляд, оговорки. Ситуации, когда "с языка соскочило", знакомы любому, и даже на примере известных политиков мы зачастую становимся свидетелями уникальности и в то же время повсеместной распространенности этого лингвистического феномена.

Взять хотя бы Джорджа Буша, чьи оговорки давно стали притчей во языцех. "Я никогда не отвечал на вопросы по поводу марихуаны, – сказал однажды американский президент во время беседы с советником его отца Дагом Уидом. – И знаешь почему? Потому что не хотел, чтобы какой-нибудь ребенок попробовал то, что приходилось пробовать мне". Или вот еще: "Говорить на хорошем английском – это то, в чем меня редко обвиняют". А как вам это заявление главы государства: "Женщина, которая знала, что у меня дислексия… Как она могла это знать, если я даже никогда не встречался с нею?"

Оговорки по Фрейду? Не совсем. По мнению ученых, во многих случаях речевые ошибки объясняются плохой артикуляцией слов или скудным словарным запасом, о чем свидетельствует большая часть оговорок Джорджа Буша. Однако с другой стороны, речевая деятельность – гораздо более сложный процесс, а потому истоки ее нарушения лежат во многих плоскостях. Именно этой теме и посвящено последнее исследование о речевых ошибках, опубликованное в итальянском журнале Mente&Cervello, название которого можно перевести как "Разум и мозг".

"Кода мы что-то произносим, мы выбираем в среднем три слова в секунду из запаса емкостью, по меньшей мере, в 40 тыс. слов, - говорится в исследовании. – Параллельно с этим мы воспроизводим 5 слогов и дюжину фонем, в произнесении которых участвуют до 100 различных мускулов".

Но и это еще не все. В статье Зенци Гриффина из Технологического института Джорджии, опубликованной в журнале Psychological Science, говорится о том, что такая речевая ошибка, при которой человек неправильно называет находящийся в поле его зрения объект, совершается на фонетическом уровне, более поверхностном по отношению к уровню, о котором рассуждал Фрейд.

"Безусловно, когда человек произносит термин "мать" вместо "жена", можно говорить о существовании какого-то глубокого смысла", – отмечает Альберто Оливерио, психобиолог из Центра научных исследований и университета La Sapienza. – Но иногда ошибка является следствием извлечения из памяти ошибочной двигательной схемы. Каждому слову соответствует определенное движение мускулов речевого аппарата. Мозг может допустить ошибку, извлечь из памяти и "послать в эфир" ошибочную моторную схему".

По словам Оливерио, мы очень часто пытаемся придать оговорке психологическое значение, однако далеко не всегда речь идет о нашем подсознании. "Безусловно, когда ошибка имеет двойной смысл, хотя бы в сексуальном плане, то она, возможно, являясь не заслуживающим внимания дефектом в речевом потоке, превращается в анекдот, который врезается в память слушателей, – считает ученый. – А потому "фрейдистские" оговорки запоминаются легче всего". Что ж, с ним трудно не согласиться.

Ответить:

Выбор читателей