Президент определил цель российских ракет одним словом

Субботнее выступление российского президента Субботнее выступление президента РФ в Мюнхене "удивило и разочаровало" Белый дом. Но Владимир Путин убежден в правильности выбранного курса


ФОТО: AP



Субботнее выступление президента РФ на международной конференции по вопросам безопасности в Мюнхене, такое холодно-военное и хладнокровное, как и ожидалось, нашло горячий отклик в стенах Белого дома. Итак, руководство Соединенных Штатов Америки, во-первых, удивлено, во-вторых, разочаровано и, в-третьих, подавлено. Официальный представитель Совета национальной безопасности при Белом доме Гордон Джондро так и сказал: "Мы удивлены и разочарованы заявлениями президента Путина. Его обвинения являются неправильными". А в чем там Путин обвинил Штаты? Значит, по порядку. В экспансии – экономической, политической, гуманитарной – это раз, в попытках внедрить концепцию однополярного мира – это два, в излишней назидательности – дескать, учат всех демократии, а сами знай распускают империалистические щупальца – это три. Тройной удар по Империи (или, если угодно, бросок через бедро с последующим удержанием и болевым приемом) был проведен безупречно. Такой критики, честно говоря, никто не ожидал.

Поэтому заканчивает свое официальное заявление господин Джондро несколько рассеяно, как бы по виртуальной бумажке: "Мы ожидаем, что будем продолжать сотрудничать с Россией в сферах, важных для международного сообщества, таких как антитеррор, а также уменьшение распространения и угрозы оружия массового уничтожения". Сотрудничество такого рода только приветствуется. Но проблема в том, что логово международного терроризма находится на Ближнем Востоке, а дострелить дотудова с военной базы, скажем, во Флориде, или даже пусть из Атлантики – трудновато. Придется чуть-чуть пододвинуть американские пусковые установки к российским границам. И нарастить, как выражаются военные, пресловутую систему ПРО, чтобы в случае чего отразить ответный удар. OK? Не OK! Владимир Путин категорически против всякого расширения и наращивания под стенами Москвы – это, ребята, лишнее. Это никуда не годится. Вы что, забыли, как неудобно было лазать через берлинскую стену из социализма в капитализм и обратно? Забыли, как ее по кусочкам растаскивали дальновидные торгаши, в пузырьки закатывали по три марки штука? Выходит, забыли… "Я бы хотел сказать о том, что после крушения Берлинской стены мы очень много, часто и подробно говорили о том, что мы должны создавать Европу без разделительных линий", - сказал российский президент в интервью катарскому спутниковому каналу Al Jazeera. А теперь выясняется, что, окромя России, никому эта идея не интересна.

"Мы, - говорит Путин, - подписали Договор по ограничениям обычных вооружений в Европе. Мы соблюдаем эти ограничения. Но одновременно видим, что создаются новые виртуальные берлинские стены". Не в Германии, так в Польше. Или в Чехии. И еще Бог весть где. Разве это следует называть сотрудничеством? "Мы соблюдаем взятые на себя соответствующие обязательства по сокращению вооружений, - продолжает президент, - а наши партнеры как бы не чувствуют себя связанными этими обязательствами". Тут так и хочется возопить: "Что же это такое получается, Нестор Петрович? Ходишь, ходишь…". Но мы воздержимся, а взамен трансатлантического вопля приведем короткую реплику Владимира Путина, точно определяющую и характер нашей внешней политики, отношений с Вашингтоном, и цели наших ракет, и тон высказываний главы государства и прочее.

Журналисты спрашивают у Путина: а знаете ли вы, дескать, господин президент, что некоторые мужчины западного толка чрезвычайно огорчаются, когда вы похваляетесь вашими новыми боеголовками, якобы, не имеющими аналогов в мире – известно ли вам это? К вашему сведению, мистер Путин, они расценивают ваши действия как демонстрацию силы. "Правильно", - отвечает Владимир Владимирович. И тут уж ничего не попишешь. Все. Не отвлекаемся. Работаем на благо Родины. А то что-то в лентах замелькали баллистические термины, не ровен час, и пенсионеры в трамваях вновь заговорят о звездной войне... Эпизод второй, не угодно ли. Нет, отвечает вдруг сам министр обороны США Роберт Гейтс, мы не хотим новой "холодной войны" с Россией.

Таким несколько неуклюжим способом он парирует едкую реплику председателя Комитета обороны Совета Федерации Виктора Озерова, который поинтересовался у мистера Гейтса, не следует ли расценивать предположение Штатов о том, что Россия стоит в одном ряду с КНДР и Ираном, как приглашение к гонке вооружений. Боже упаси, американское руководство "не включает Россию в категорию таких стран, как Северная Корея и Иран", возмутился Гейтс. Но тут нахлынула волна дидактики (это как раз и осуждал Владимир Путин), и глава Пентагона закончил фразу, как и полагается в директорском ключе. И все же, сказал он, ряд событий, произошедших за последнее время в России, "вызывает международную озабоченность".

А так все в порядке. "Я не думаю, - резюмирует Гейтс, - что новая война начинается с России". С чего начинается война - это, господа, уже тема следующего урока.

Ответить:

Выбор читателей