Кого боятся и кому угрожают США

По мнению ряда экспертов, Вашингтон проводит линию на военное доминирование и предпринимает шаги, направленные на обеспечение возможности безнаказанного нанесения первого удара




Намерение США разместить в странах Центральной Европы комплексы американской национальной системы противоракетной обороны вызвало негативную реакцию Москвы. На фоне последних заявлений Путина его нашумевшее выступление в Мюнхене в феврале этого года выглядит как мягкое напоминание руководству США и НАТО о взятых и нарушенных ими обещаниях. Сейчас российский президент говорит об "империализме" и стремлении США единолично доминировать в "однополярном мире".

Логика российского руководства понятна: лучше сразу обозначить неприемлемость затеваемого проекта и добиться уступок, нежели "разгребать завалы" потом, когда будет уже поздно. В ответ США уже сделали ряд примирительных заявлений, предложили сотрудничество, правда весьма символическое, в строительстве международной системы ПРО, а Джордж Буш пригласил российского президента на свое ранчо, где он, судя по всему, надеется помириться с "другом Пу".

На фоне всех этих осложнений в отношениях двух ядерных держав бросается в глаза слабость аргументации, приводимой Вашингтоном в пользу размещения элементов ПРО в Польше и Чехии. Представители Вашингтона постоянно говорят о терроризме, распространении ракетных технологий в странах "третьего мира" и угрозе, которую представляет для Запада соединение этих двух факторов. Справедливости ради, нельзя не признать, что подобная угроза существует. Но - в большей мере все-таки гипотетически. Ни Тегеран, ни, тем более, террористы не обладают сегодня ракетами нужной дальности. Иран, как полагают эксперты, если и соберется нанести ракетный удар, то начнет с Израиля, а не с Европы, многие государства которой являются его экономическими партнерами. То есть с точки зрения стратегического планирования доводы США выглядят крайне неубедительно. А агрессивная риторика американских партнеров из Чехии и Польши заставляет задумать об иных, более глубоких мотивах всей этой затеи.

Действительно, размещение элементов американской ПРО в Европе выглядит вполне оправданно с точки зрения интересов национальной безопасности США. Такой вариант позволит перехватывать ракеты вне территории Америки и замкнуть управление европейской ПРО на единый пульт управления, расположенный в США. С другой стороны, начав с Восточной Европы, Вашингтон сможет постепенно присоединить к этой системе и государства Западной Европы, которые ранее продемонстрировали весьма скептическое отношение к аналогичным предложениям США.

Таким образом, в контексте европейских интересов Вашингтона проект размещения ПРО в Чехии и Польше является перспективным, так как позволит укрепить связи Вашингтона со странами Восточной Европы и станет дополнительным инструментом давления на старых партнеров по НАТО, несколько дистанцировавшихся от США после войны в Ираке. Одновременно, разворачивая собственную систему ПРО в Европе, США автоматически увеличивают свое влияние на НАТО.

В этом смысле симптоматичным выглядит заявление польского президента Леха Качиньского, который в категорической форме отказался от посредничества НАТО в переговорах по ПРО. Еще одним знаковым шагом Польши стала постановка вопроса о необходимости обеспечения охраны этих объектов. Это означает, что речь идет не только о размещении ракет, но и о наращивании обычных вооружений в непосредственной близости от границ России. Таким образом, элементы ПРО, размещенные в Польше и Чехии, превращаются в инструмент давления на Москву, в последнее время пытающуюся вести самостоятельную игру не только в прилегающем к ней регионе, но и по всему миру.

В частности, США крайне недовольны позицией, занимаемой Россией в сфере энергетики. Речь, в первую очередь, идет об ограничении доступа иностранных компаний к добыче углеводородов, о росте влияния России на азиатской части бывшего Союза, о выстраивании связей с газодобывающими странами по всему миру и об угрозах перенаправить энергетические потоки в сторону Китая. Учитывая тот факт, что Пекин уже всерьез конкурирует с Вашингтоном за влияние в Тихоокеанском регионе и Центральной Азии, в США весьма болезненно реагирует на перспективу даже ситуационного партнерства Китая и России.

Еще одним немаловажным аспектом затеи с размещением ПРО в Центральной Европе является связь между этим проектом и уже фактически состоявшимся разрушением системы ядерного сдерживания. По мнению ряда экспертов, сегодня есть все основания говорить о том, что Вашингтон последовательно проводит линию на военное доминирование и предпринимает шаги, направленные на обеспечение возможности безнаказанного нанесения первого удара. Этот сюжет также напрямую касается России: просто потому, что она - единственное государство, ядерная мощь которого сопоставима со стратегическими ресурсами США.

А это, в свою очередь, означает, что именно Россия является потенциальным объектом такого "безнаказанного" удара. И хотя в экспертном сообществе нет единого мнения относительно вероятности подобного сценария, проблема эта является весьма серьезной. До недавнего времени взаимная безопасность базировалась на концепции ядерного сдерживания, в первую очередь, на заключенном еще в 1972 г. Договоре о противоракетной обороне (ДПРО). Этот подписанный СССР и США документ ограничивал применение ПРО и, тем самым, блокировал возможность "начать первым", поскольку вторая сторона имела возможность нанести ответный удар. Сегодня эта система практически демонтирована. В 1998 г. комиссия Рамсфелда подготовила доклад, на основании которого в 1999 г. в США был принят закон о создании национальной ПРО. Затем, в 2001 г., Вашингтон в одностороннем порядке вышел из ДПРО, в одночасье расшатав всю сложную систему сдержек, заложенную в других соглашениях, в том числе связь между сокращением наступательных и оборонительных вооружений. Новый статус-кво был закреплен в заключенном в 2002 г. Договоре о сокращении стратегических наступательных потенциалах, не содержащем никаких положений, ограничивающих строительство национальной системы ПРО США. Фактически Россия сама дала санкцию на доминирование США в сфере ракетно-ядерных технологий.

Примечательно, что подготовка этого договора велась на фоне закрытия двух российских РЛС, располагавшихся на военных базах в Лурдесе (Куба) и Камрань (Вьетнам). А до этого Россия лишилась РЛС в Скрунде (Латвия). Начались проблемы и с другими объектами российской системы противоракетного наблюдения. После "оранжевой революции" Украина заговорила о закрытии российских РЛС в Мукачево и Севастополе. В Азербайджане развернулась антироссийская кампания вокруг Габалинской РЛС, договор об эксплуатации которой истекает в 2012 году.

На этом фоне в начале 2006 г. влиятельный американский журнал Foreign Affairs опубликовал статью, авторы которой с цифрами в руках доказывали ядерную уязвимость России. Одновременно стало известно о планах США построить линию противоракетной обороны вдоль западной границы с Россией. Новые объекты замыкают Балтийско-Черноморско-Каспийскую дугу, куда входят военные базы, расположенные на территории бывшей Югославии, Болгарии, Кипра и Турции. Интересно, что этот военный пояс практически совпадает с пресловутым "санитарным кордном", которым намерены окружить Россию страны "новой демократии".

Одновременно США работают над созданием РЛС в Гренландии и Прибалтике, в Великобритании и Дании. На восточном направлении в орбиту интересов США втягиваются такие страны Тихоокеанского региона, как Австралия, Южная Корея и даже Япония, обозначившая намерение отказаться от антимилитаристских статей своей конституции. А в февраля этого года США разместили в непосредственной близости от Камчатского полуострова радар морского базирования, ранее находившийся на Гавайских островах в Тихом океане.

Таким образом, размещение элементов ПРО в Чехии и Польше имеет не только практическое значение в плане защиты Европы от ракетных угроз со стороны террористов и тоталитарных режимов. Налицо попытка решения целого комплекса задач, касающихся расстановки сил в Европе и внутри НАТО, а также создания инструмента давления на Россию.

Не стоит сбрасывать со счетов и интересы военно-промышленного комплекса, лоббисты коего со своей стороны проталкивают нужные решения. Необходимо учесть, что раскрутка скандала вокруг американской ПРО в Чехии и Польше происходит в преддверии президентских гонок, которые пройдут в 2008 г. в США и России. "Ястребы", имеющиеся в обеих странах, стараются выжать из ситуации максимум возможного.

В то же время нельзя не признать, что в результате конфликта вокруг баз ПРО в Чехии и Польше произошло жесткое акцентирование вопроса о необходимости поиска новых способов поддержания взаимной безопасности. Судя по несогласованным заявлениям из Вашингтона, к конструктивному диалогу готовы далеко не все. Тем не менее стоит отметить тот факт, что глава Пентагона Роберт Гейтс, продемонстрировав скептическое отношение к идее размещения ПРО в Польше, выразил надежду, что выявленные разногласия могут стать основой для сотрудничества на новой основе.

Что означают эти слова бывшего советолога и главы ЦРУ - пока не ясно. Они равным образом могут быть и продолжение лицемерной демагогии, и приглашением к содержательному диалогу. В любом случае можно говорить о том, что тревожные сигналы из Москвы услышаны в Вашингтоне. И теперь многое зависит от того, чем закончится открывающийся сегодня саммит G8 и планируемая на начало июля встреча президентов США и России.

Ответить:

Выбор читателей