Генпрокуратуру опускают все ниже

Генпрокурор Юрий Чайка опровергает слухи о своей отставке и говорит, что их заказал Березовский. Однако дыма без огня не бывает, особенно с учетом последних событий вокруг этого ведомства




Юрий Чайка опровергает слухи о своей отставке, распущенные накануне СМИ. Подобные инсинуации могут исходить от недругов, например, от Бориса Березовского, чьей экстрадиции добивается генпрокурор, утверждают в этом ведомстве. В сообщении замгенпрокурора Александра Звягинцева отмечается, что "огромное желание развалить слаженную работу органов прокуратуры России и любым способом парализовать ее деятельность есть у многих граждан, в частности, скрывающихся от российского правосудия за рубежом", однако дыма без огня не бывает. Несмотря на попытки Чайки спасти свой "тонущий корабль", оснований для ухода с поста у него достаточно.

Как известно, в соответствии с законами "О внесении изменений в УПК РФ" и "О прокуратуре РФ", подписанными в начале июня Владимиром Путиным и предусматривающими создание при ГП автономного Следственного комитета, прокуратура уже совсем скоро лишится наиболее важных своих полномочий. Производство предварительного следствия по уголовным делам, находящимся в ведомстве следователей прокуратуры, будет сосредоточено в СК, который может возглавить однокурсник Путина - замгенпрокурора Александр Бастрыкин (сегодня эта тема как раз обсуждается в Думе). Начальник СК будет назначаться на должность и освобождаться от нее сенаторами по представлению президента, а его заместители - президентом по представлению главы СК. То есть влиять на кадровые решения в этой инстанции генпрокурор никак не сможет, хотя формально глава СК является его первым замом, а сам Комитет будет функционировать при ГП.

К СК переходят также функции по возбуждению уголовных дел, по праву ходатайствовать в суде о мере пресечения и так далее. После многомесячных боев за прокуратурой оставили часть следственных функций ("контроль за соблюдением законности при производстве дознания и предварительного следствия"), а также функцию утверждения обвинительного заключения и поддержания обвинения в судах. Правда, по мнению наблюдателей, функции прокурорского надзора минимизированы настолько, что говорить серьезно об их наличии вообще не приходится.

Проще говоря, прокуратура превратится в номинальное ведомство, не способное серьезно влиять ни на ход следствия, ни на его результаты. Этим процессом будут командовать новые начальники. А их подчиненные сами будут принимать решение о том, возбуждать уголовное дело или нет и как его трактовать в дальнейшем. Например, раньше гражданин, получив в милиции отказ в возбуждении уголовного дела, мог обжаловать беспредел в прокуратуре - и та, разобравшись, выносила собственный вердикт. Сейчас от этой практики, как и от многого другого, придется отказаться. Фактически от надзирающего прокурорского ока освобождаются следователи всех ведомств, вместе с самим СК, который никем контролироваться не будет. Прокурор, конечно, вправе пожаловаться на нарушения следователя его же начальнику - с заранее предсказуемым результатом. Еще остаются суды, от которых, учитывая их загруженность, толку тоже будет немного.

Слухи о реформе прокуратуры появились год назад - уже тогда наблюдатели не исключали, что СК выведут из структуры ГП и превратят в некий аналог ФБР (с объединением под одной крышей следственных комитетов прокуратуры, ФСБ, МВД и Госнаркоконтроля). Девятнадцатого июня прошлого года министр юстиции Чайка, чья кандидатура на тот момент уже была внесена Путиным в Совет Федерации на пост генпрокурора, возразил против подобной инновации, заявив о том, что функции расследования "специальных уголовных дел с правом прокуроров расследовать любые уголовные дела, которые имеют общественную значимость", необходимо оставить в компетенции Генпрокуратуры. Возможность передать в перспективе эти функции в другое ведомство он вообще исключил. Спустя четыре дня после утверждения в новой должности, генпрокурор Чайка вдруг передумал и заявил о том, что органы прокуратуры нуждаются в реформировании, хотя это и "задача не ближайших месяцев". Выяснилось, что новый генпрокурор даже считает создание Следственного комитета или Федеральной службы расследований "необходимым" - правда, все на тех же условиях, при сохранении за прокурором права принимать к производству любое уголовное дело с учетом его важности.

Через несколько дней были предприняты попытки разделить функции следствия и надзора внутри самого ведомства: Чайка доложил Путину о том, что этим будут заниматься разные заместители генпрокурора. "То есть в одном ведомстве, но в разных подразделениях?" - поинтересовался Путин. "Абсолютно так", - уточнил Чайка и сослался на мнение специалистов, "очень одобрительно отозвавшихся" о подобном методе.

Когда стало ясно, что "наверху" реформу все-таки видят иначе и избежать развала Генпрокуратуры не удастся, ее руководство пошло на более радикальные заявления. Двадцать третьего мая заместитель Чайки Сабир Кехлеров сообщил, что планируемые инновации противоречат Конституции и международным нормам и приведут к масштабным нарушениям прав человека в сфере уголовного преследования. Коммунисты в Думе также возражали против создания СК, однако законы были оперативно приняты и подписаны главой государства.

На этом атаки на ведомство Чайки не закончились. В Думу представлены поправки, передающие прерогативу возбуждения уголовных дел против кандидатов в депутаты и в президенты, равно как и возможность уголовного преследования депутатов и сенаторов, а также работников избирательных комиссий, судей и членов Счетной палаты РФ, от генпрокурора к главе СК. То есть ГП фактически отстраняется от избирательного процесса, контролировать который на предмет законности будут все те же "специально посаженные люди". В любом случае новый сверхмощный политический рычаг не только гарантирует предсказуемость процессов до выборов, но и останется в надежных руках после ухода Путина с поста. В утешение генпрокурору оставляют право ставить в Думе и СФ вопрос о лишении иммунитета депутата или сенатора в случае совершения им административного правонарушения - например, нарушения правил дорожного движения, что иначе как издевательством назвать сложно.

В этом контексте заявление об отставке было бы "мужественным шагом" со стороны нынешнего генпрокурора, считает заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности, коммунист Виктор Илюхин: "Чайка - достаточно квалифицированный юрист, чтобы понимать всю пагубность задуманной реформы прокуратуры. Продолжать работать, когда тебя не понимают, очень сложно. Конечно, своим уходом Чайка не остановит реформу, но таким образом он сможет, по крайней мере, выразить протест, покажет, что нельзя так издеваться над законами и Конституцией".

Реформу осуждает и "Справедливая Россия": член того же комитета Евгений Ройзман, в свою очередь, отмечает, что при всех недостатках прокуратура "была и пока еще остается одним из немногих реально работающих государственных институтов в России", но вследствие реформы говорить о дальнейшей дееспособности этого ведомства не придется. Депутат Госдумы Геннадий Гудков также "по-человечески понимает прокуроров, возмущенных такой реформой следствия, поскольку все равно ответственность будет лежать на их плечах, а чтобы за что-то отвечать, надо иметь полномочия". Законодательство, по его словам, в очередной раз переделывается в угоду чиновничьих интриг: "прокуратуру расчленили на два параллельных органа, причем плохо скоординированных между собой", оставив без ответа вопросы о контроле работы СК и о роли надзорных инстанций.

Эксперты расходятся во мнениях о том, следует ли винить Чайку в неспособности отстоять интересы своего ведомства. "Чайка - не такая влиятельная фигура, как Устинов. У Чайки нет тех связей, той поддержки в Кремле, какая была у его предшественника, и поэтому он не может препятствовать реформированию Генпрокуратуры и вынужден уйти", - считает президент Центра политических технологий Игорь Бунин.

В случае ухода Чайки "свято место" долго пустовать не будет: по слухам, его быстро сможет занять полномочный представитель президента в ПФО Александр Коновалов или замгенпрокурора по ЮФО Иван Сыдорук. (Кстати, полномочный представитель президента в ЮФО Дмитрий Козак в свое время отозвался о проекте создания СК критически, назвав идею "ущербной" и чреватой издержками, "которые могут впоследствии привести к тупиковым ситуациям").

С другой стороны, хотя отставка Чайки, не способного отразить систематические атаки на свое ведомство, была бы логичной, его дальнейшие перспективы в этом случае под большим вопросом. Вряд ли Путин предложит бунтовщику новую сопоставимую должность - вероятнее, Чайку попытаются уговорить остаться на прежней. Правда, в роли "свадебного генерала" с "ограниченной ответственностью". Кому передать полную, в Кремле уже, очевидно, подыскали. А от Чайки потребуется одно - не мешать.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей