Глава Эстонии приравнял русский язык к оккупации

В интервью иностранному корреспонденту Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что с его стороны говорить по-русски означало бы "принять 50-летнюю жестокую оккупацию"




Президент Эстонии в интервью корреспонденту ВВС недвусмысленно выразил свое отношение к русскому языку, на котором разговаривают более четверти жителей этой прибалтийской республики. Комментируя свое нежелание говорить по-русски, Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что с его стороны "это означало бы приятие 50-летней жестокой оккупации".

По словам политика, большинство русскоговорящих жителей Эстонии прибыли на ее территорию по окончании Второй мировой войны, после оккупации страны Советским Союзом. Даже намек интервьюера на возможности более тесного общения с населением Ильвес проигнорировал, сказав: "Это решенный вопрос, я не хочу больше обсуждать его".

Такая категоричность вызвала недоумение даже у местных журналистов, испугавшихся, что откровение главы государства будет воспринято как "разжигание межнациональной розни". "Подобные высказывания со стороны главы государства могут быть восприняты как оскорбление в адрес тех жителей нашей страны, для которых русский является родным языком. А оскорблять соотечественников главе государства не пристало - если, конечно, он позиционирует себя в качестве президента всей Эстонии, а не президента только эстонцев", - говорится в редакционном комментарии издания Delfi.

Не менее поражены заявлениями президента были депутаты Рийгикогу и Европейского парламента. Представитель Партии реформ Ханно Певкур, услышав об интервью с Ильвесом, был удивлен и даже предположил, что журналист ВВС неверно интерпретировал слова эстонского лидера. "Как бы то ни было, я не считаю правильным увязывать тот или иной язык с тем или иным политическим режимом", - сказал Певкур. Он также отметил, что большинство депутатов Рийгикогу владеют русским языком и не стесняются на нем говорить. "Я, например, еще и по-немецки говорю, хотя и Германия нас в свое время оккупировала", - добавил политик.

Представитель Народного союза Яак Аллик сравнил Ильвеса с экс-президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой, которая, по словам депутата, скорее всего, относилась к оккупации так же, но это не помешало ей после вступления на пост главы государства приступить к изучению русского языка. "По моим сведениям, русским языком в достаточной степени владеют нынешний президент Латвии Затлерс и президент Литвы Валдис Адамкус, что никак не мешает им оставаться патриотами своих стран", - пояснил Аллик.

Дело в том, что для Эстонии Ильвес - первый лидер, не говорящий по-русски, хотя его бабушка по материнской линии была уроженкой Санкт-Петербурга. Президент знает эстонский, английский и финский, а также за государственный счет изучает французский.

Депутат-центрист Хеймар Ленк заявил, что подобного рода высказывания со стороны Ильвеса свидетельствуют о низком уровне знакомства эстонского лидера с жизнью управляемой им страны. "Что вы хотите - он ведь совсем недавно появился в Эстонии, а ту самую оккупацию, о которой говорит, наблюдал с безопасного Запада", - сказал Ленк, напомнив, что для работы в сфере обслуживания при Первой Республике в Эстонии обязательно было знать три языка - эстонский, русский и немецкий, и в настоящее время требуются три языка - эстонский, русский и английский. "Я в свое время выучил русский язык и очень этим доволен", - добавил депутат.

Представитель Социал-демократической партии Пеэтер Крейцберг был откровенно шокирован заявлением Ильвеса. "По-моему, между этими вещами не может быть ничего общего, - сказал депутат о русском языке и оккупации. - Это что же получается, если в какой-то семье говорят по-русски или если я разговариваю с русским знакомым на его языке, то все это автоматически означает признание оккупации?"

Не менее категоричен был в своей оценке президентского подхода и экс-депутат Европарламента Янно Рейльян, отметивший, что такие заявления пристало делать какой-нибудь банщице, а никак не главе государства. "Может быть, это такая попытка оправдать недостаточное знание языков?" - предположил он. Сам Рейльян, хорошо говорящий по-русски и по-немецки, в настоящее время активно изучает английский язык. "Я не могу себе вообразить, чтобы в Европарламенте представитель, например, Польши, которая сильно пострадала от нацистской оккупации, вдруг заявит, что не будет говорить по-немецки, - пояснил бывший депутат. - Это как минимум никак не соответствует европейским традициям".

Между тем нежелание Ильвеса принимать русский язык как один из языков общения эстонского населения является, судя по всему, принципиальным и последовательным: президент еще в 2006 г., в ходе визита в русскоязычный регион Ида-Вирумаа, сделал весьма характерное заявление. "Проживая в Эстонии, вы являетесь нашими соотечественниками. Именно нашими, а не соотечественниками российского правительства", - сказал он.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей