Отсрочки по кредитам не решат ничьих проблем

О ситуации, сложившейся к началу 2009 года в области банковского кредитования, "Yтро" беседует с президентом Ассоциации российских банков Гарегином Тосуняном




О ситуации, сложившейся к началу 2009 г. в области банковского кредитования, "Yтро" беседует с президентом Ассоциации российских банков Гарегином Тосуняном.

"Yтро": Каковы предварительные финансовые результаты работы банков по итогам 2008 года?

Гарегин Тосунян: Они характеризуются спадом темпов роста, хотя понятно, что сейчас речь идет уже не столько о росте, сколько о том, чтобы не было рецессии. Так, по приросту активов мы отстали от прошлого года на 4,5%. Прирост по капитализации составил 25%, тогда как в предыдущем году ее увеличение было вдвое больше. Кредиты предприятиям идут с минусом восемь с лишним процентов, прирост кредитования физических лиц сократился где-то на 10%. По вкладам населения разница в темпах роста составит 15% - 16%. Поэтому интегрально на конец года будут положительные цифры, но исключительно благодаря первым девяти месяцам.

В 2009 году ситуация будет существенно другая. Хотелось бы, чтобы начало года хотя бы не показало отрицательных значений. Если же сумеем предотвратить вторую волну кризиса, связанную с "тромбами" в кредитовании, тогда ситуация заметно облегчится, что позволит к концу года по темпам роста, возможно, выйти в ноль.

"Y": Сейчас много говорится о том, что госпомощь, выделенная ряду крупных банков, так и не пришла к подавляющему большинству кредитных организаций. Стоит ли ждать, что она все-таки дойдет до них, или "спасение утопающих" останется их собственным делом?

Г.Т.: Мы излишне предвзято относимся к действиям, которые охватывают не всю банковскую систему, а лишь локальную группу банков. Вначале речь шла о трех основных банках, потом о субординированных кредитах для сорока банков. Так вот, если мы "сломаем" эту логику и начнем работать диверсифицированно, максимально широко охватывая круг рефинансируемых организаций, тогда только мы сумеем выровнять ситуацию.

Сейчас уже не идет речи о том, что выделенные государством деньги где-то застряли. Самый большой объем средств действительно выделен только трем банкам, но деньги, предназначенные даже более широкому кругу банков, которых насчитывается свыше ста, все равно не пробивают "тромбы" кредитования. Это происходит потому, что поддержана лишь текущая ликвидность банков, а долгосрочных кредитов никто никому не давал. Были выделены только "короткие" деньги: девятидневные, пятинедельные, трехмесячные, шестимесячные. Ну и что? Кто на них будет кого-то кредитовать?

Банки поддержали ликвидность и в какой-то части даже стали отказываться от этих денег. Они зачастую возвращают их досрочно и говорят: нам не нужны такие кредиты, да еще за такую цену. А свои деньги они из банка никуда не выпускают. Ведь они не знают, что будет завтра. Они не могут гарантировать, как поведут себя контрагенты в непредсказуемой обстановке.

Поэтому основная функция государственных ведомств по поддержанию финансовой стабильности должна заключаться не только в том, чтобы подкреплять ликвидность, но, скорее, в том, чтобы объяснять банкам политику на предстоящий период.

Многие банкиры, например, до сих пор не могут понять смысла повышения ставки рефинансирования на фоне острейшего дефицита кредитов. Ведь всем хорошо известно, что классический прием борьбы с кризисом – снижение ставки. Конечно, можно говорить о том, что стимулирование предприятий через облегчение условий кредитования чревато инфляционным эффектом. Однако наибольший такой эффект дают, прежде всего, средства госбюджета, "вкачиваемые" в предприятия напрямую, а также повышение тарифов. Средства же, попадающие к предприятиям через кредитный рынок, наоборот, стимулируют их развитие, создают платежеспособный спрос и способствуют росту занятости населения.

Поэтому надо выбирать: либо мы хотим роста экономики, либо – стагфляцию. Реальное снижение инфляции мы бы давно уже получили, если бы на протяжении стольких лет не боролись с ней за счет кредитного рынка! Тогда бы мы имели не 10% и не 13% инфляции, а 5% - 6%. Мы же, сохраняя высокие внутренние ставки, "вытолкнули" предприятия и банки на внешний рынок кредитования. При этом многие кредитные организации, заимствуя за рубежом под низкие ставки, раздавали эти деньги на внутреннем рынке под совершенно другие проценты.

"Y": Но сейчас, с учетом всех ошибок, есть вероятность, что условия кредитования реального сектора улучшатся?

Г.Т.: Еще раз повторяю, все будет зависеть от политики финансовых властей. Если государство будет и дальше повышать ставку рефинансирования и проводить беззалоговые аукционы под высокие проценты, естественно, ничего не изменится. Уже который год мы предлагаем пустить в кредитный оборот средства Пенсионного фонда, хотя бы под ипотечные программы. Стоило бы также распространить субординированные кредиты не на 40 избранных банков, а, как минимум, в пять раз больше. Это нужно для того, чтобы мог вырасти капитал второго уровня. Конечно, это нельзя делать постоянно, но, тем не менее, если дать экономике источник долгосрочных денег, то получим "расшивку" системы кредитов. А иначе не будет ничего.

"Y": Как на начало 2009 г. будет выглядеть динамика просроченной задолженности российским банкам? Какая сфера кредитования выглядит наиболее проблемной – кредиты юридическим или физическим лицам?

Г.Т.: Думаю, что задолженность будет нарастать пропорционально и там, и там. Вместе с тем еще раз повторю, что, если у нас будет ясная политика и банки перестанут сидеть на избытке средств, эти риски уменьшатся. Пока еще мы не находимся в критической зоне. Мы можем даже в нее не войти, если быстро решим проблемы кредитования. И, тем не менее, пока сидим и накапливаем негатив. И чем больше мы его набираем, тем дольше потом придется расхлебывать.

"Y": Не кажется ли вам, что банки во многом сами нажили себе проблемы с невозвратами потребительских кредитов, навязывая их гражданам едва ли не насильно на слишком хороших и при этом весьма рискованных условиях?

Г.Т.: Не думаю, что у нас были слишком льготные условия кредитования. Банки хеджировались за счет процентной ставки. Поэтому вероятность дефолта покрывалась высоким уровнем ставок. Это все рассчитывалось. Не вижу в этом проблемы. Главная проблема, как мне кажется, заключается в сокращении кредитования производственного сектора.

"Y": Существует ли опасность развития ситуации в сфере кредитования по аналогии со схемой ипотечного кризиса в США (обесценивание залогов и лавинообразное нарастание неплатежей по рискованным кредитам)?

Г.Т.: Нельзя сравнивать в этом плане Россию и США. Мы в полторы тысячи раз отстаем от них по объемам ипотечного кредитования на душу населения. Нам их проблем бояться не надо, у нас совсем другая ситуация. Нам надо бояться того, что всячески "ужимают" кредитование: ой, нет – это может привести к кризису; ой, нет – это приведет к инфляции, ой, нет – это вызовет давление на рубль!

"Y": Сегодня на самых разных уровнях звучат предложения о введении отсрочек по выплатам кредитов для физических лиц, оказавшихся в неплатежеспособном состоянии из-за кризиса? Как вы к этому относитесь?

Г.Т.: Государство, если имеет такую возможность, пожалуйста, пусть оказывает клиентам банков социальную поддержку. Но требовать от кредитной организации, чтобы она в обязательном порядке устанавливала отсрочки, – это все равно, что сделать ее несостоятельной по отношению к своим обязательствам и кредиторам. Это приведет к краху финансовой системы.

Поэтому, если государство хочет помогать таким людям и может это сделать, пускай оно скажет банкам, что может заплатить за клиента, а он потом государству все вернет – это прекрасно. Но только не надо предъявлять какие-то требования к коммерческим банкам. Ведь они держат на депозитах средства других граждан, предприятий и не могут рисковать ими. Иначе мы должны покрывать убытки тех, кто переоценил свои возможности или попал в трудную жизненную ситуацию, за счет остальных вкладчиков и клиентов банка.

"Y": Какими будут последствия кризиса для российской банковской системы?

Г.Т.: Быть может, мы, наконец-то, прозреем и уясним, что такое финансовый рынок и что шутки с ним плохи. Может, поймем, что такое недокредитованность экономики и чем это нам грозит. Поймем, что никакими государственными деньгами нельзя развить рыночную экономику, а сделать это можно только через отлаженную систему долгосрочного кредитования.

Мне кажется, эти очевидные вещи достаточно тяжело понимались в "мирное" время, но теперь они, наверное, все-таки начнут восприниматься. Иного выхода просто нет.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей