Над договором по СНВ нависает "ядерный зонтик"

Обаме нечего предъявить стране и миру, кроме договора по СНВ, но для этого нужно как-то урегулировать с Москвой главный спорный вопрос – о развитии системы ПРО


Архивное фото ИТАР-ТАСС



По последней информации, подписание договора по СНВ планируется приурочить к саммиту по ядерной безопасности, который начнет работу в Вашингтоне 12 апреля. Вернее, само подписание должно произойти раньше, чтобы руководству США было что предъявить участникам встречи. Пробуксовка переговоров профанирует саму идею саммита. Действительно, о чем можно договориться на расширенной встрече, если Вашингтон и Москва, несмотря на перезагрузку, вот уже который месяц не могут подписать аналог договора, действовавшего в годы холодной войны?

На прошлой неделе в Москву снова приезжала госсекретарь США Хиллари Клинтон. В повестке визита значились три главные темы: подготовка к переговорам по Ближнему Востоку, санкции против Ирана и договор по СНВ. По двум первым вопросам инициативы Обамы зависли, чтобы не сказать провалены. Руководство Израиля демонстративно объявило о начале строительства новых домов в Восточном Иерусалиме во время визита в страну вице-президента США Джо Байдена, который приехал туда, чтобы наладить диалог. Американский проект резолюции по Ирану правили столь усердно, что от первоначального замысла там уже мало что осталось, но никакой уверенности в том, что его поддержат Россия и Китай, до сих пор нет. И так во всем: в Ираке на фоне выборов гремят взрывы, нет видимого прогресса в Афганистане, ужесточается полемика с Пекином...

Обаме нечего предъявить стране и миру, кроме договора по СНВ, но для этого нужно как-то урегулировать с Москвой главный спорный вопрос – о развитии системы ПРО. Судя по утечкам в СМИ, американская сторона добилась согласия на вынесение этой проблемы за рамки договора взамен на невнятные обещания допустить Москву к участию в совместной ПРО. Россия требует гарантий и настаивает на включении этого момента в договор по СНВ, и не просто включения, а в юридически обязывающей форме. В общем, дьявол, как всегда, в деталях, в тех самых 5% несогласованных пунктов договора, о которых упомянул президент Дмитрий Медведев после встречи с госпожой Клинтон.

Работу над "ядерным зонтиком" США начали еще в 1945 г., сразу же после того как использовали атомное оружие. Потом было много всего: разрядка, идея ядерного паритета, соглашение о сокращении ядерного оружия, подписанное в пакете с договором об ограничении ПРО. Но в 2002 г. все изменилось. Америка в одностороннем порядке вышла из договора по ПРО и стала интенсивно создавать противоракетную оборону, размещая ее эшелоны на Аляске и в Европе. Столь вопиющее нарушение ядерного паритета – огромный соблазн и иллюзия вседозволенности. Любое государство, уверенное в своей неуязвимости, превращается в потенциальную опасность для всех. А в данном случае речь идет об Америке, которая неоднократно вторгалась на территорию других государств, усмотрев в них угрозу своей безопасности.

Именно в этом историческом раскладе нужно искать причину того, что Россия не может позволить подписать договор по СНВ, не получив гарантий по ПРО. Даже если допустить, что Обама абсолютно искренен и играет честно, он не вечен. Американские президенты не могут оставаться в Белом доме дольше, чем на восемь лет. Еще случается, что их убивают, как Кеннеди, или вынуждают подать в отставку, как Никсона, который и подписал в 1972 г. тот самый договор по ПРО, сорок лет спустя выброшенный на помойку Джорджем Бушем-младшим.

Особую пикантность ситуации придает тот факт, что жесткий клинч по ПРО сочетается с обменом любезностями, которые отражают изменения, начавшиеся в российско-американском диалоге. Глава МИД РФ Лавров, комментируя переговоры с Клинтон, не преминул отметить, что "перезагрузка" удалась, а деградация двусторонних отношений, которая наблюдалась до прихода к власти администрации Обамы, остановлена. Правда, не очень понятно, в чем, кроме изменения риторики, произошли сдвиги.

На словах переговоры по СНВ в очередной раз "вышли на финишную прямую". И независимо от того, сколько еще времени продлится эта комедия, все понимают, что договариваться все равно придется. Но если для Обамы быстрое подписание договора по СНВ важно по соображениям личного престижа, то для России ядерное разоружение, и особенно проблема ПРО, – вопросы, напрямую связанные с обеспечением национальной безопасности. При этом Москву интересует качество договора, а не сроки. Ей не нужно торопиться к 12 апреля, потому что ей есть что предложить предстоящему саммиту. Предложения Дмитрия Медведева о создании единой системы безопасности на фоне кризиса, который ударил по лидерским позициям США, выглядят все более актуально.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей