Базарная драка в огнеопасном регионе

На Ближнем Востоке назревает крупная потасовка. Причем все четыре потенциальных участника будущего побоища совершенно не горят желанием в него ввязываться, зато "зрители" весьма заинтересованы в том, чтобы мордобой состоялся


ФОТО: AP



Ближний Восток в любое время напоминает базар, а в данный момент это сходство усиливается за счет того, что на базаре назревает крупная драка. Причем все четыре потенциальных участника будущего побоища совершенно не горят желанием в нее ввязываться, зато "зрители" весьма заинтересованы в том, чтобы мордобой состоялся.

Тут будет целесообразно оставить метафоры и пояснить, что в позиции "держите меня семеро, а то я им сейчас врежу" находятся Иран, Сирия, Турция и Израиль. А в позиции ожидающих зрителей - группа арабских нефтяных шейхов, которые заинтересованы как раз в том, чтобы драка состоялась, и чем сильнее, тем лучше.

Все потенциальные участники, конечно, честно отрабатывают впечатление, что "вот-вот начнется": шиитский Иран заявляет, что у него есть 150 тыс. ракет, которые он выпустит по Израилю, как только появится повод. А кроме Израиля огребет еще и Турция - во-первых, у Анкары разгорелся персональный конфликт с Тегераном, а во-вторых, на территории Турции размещены объекты противоракетной обороны, принадлежащие НАТО. И именно по ним намерен для начала нанести удар Иран, по крайней мере, если верить заявлениям командующего аэрокосмическим подразделением Корпуса стражей исламской революции Амира Али Хаджизаде. Он заявил: "В случае, если перед нами возникнет угроза, мы изначально готовы к нанесению ударов по ПРО НАТО в Турции, после чего поставим задачу нанести удар по другим регионам", - и добавил, что международная политика Израиля и США вынуждает Тегеран "отвечать угрозой на угрозу".

Турции грозит и Сирия, вернее, нынешняя сирийская власть, которая тоже сообщила, что ее ракеты уже развернуты в сторону Анкары. Причиной этому объявлено "вмешательство во внутренние дела", которое выражается в том, что сначала Реджеп Тайип Эрдоган начал поучать Башара Асада жизни и "толерантному отношению" к собственному населению, а затем изъявил желание принять активное участие в операции, которую международное сообщество может пожелать провести в непослушной Сирии.

Турецкий президент Гюль передал ультиматум своему сирийскому коллеге с помощью собственного министра иностранных дел, который дал понять Башару Асаду, что если сирийские силы безопасности не прекратят жестоко обращаться с демонстрантами, то на дружбу с Анкарой Дамаску рассчитывать впредь не придется: "Мы были настолько дружественно настроены по отношению к Сирии, насколько это возможно, но, если режим не прислушивается к добрососедским советам, такой режим не может быть нашим другом".

И это заявление имело успех: Франция предложила своим партнерам по Евросоюзу пригласить Турцию на встречу министров иностранных дел в Брюсселе, где будут обсуждаться шаги, которые могут заставить власти Сирии отказаться от подавления антиправительственных демонстраций.

Даже сирийские "Братья-мусульмане" заявили, что они, если придут к власти, будут следовать турецкой модели, а отнюдь не той, которой придерживается режим Асада. "Мы впечатлены той системой, которую ввело турецкое правительство, и совершенно не считаем удачной иранскую модель, - заявил изгнанный лидер сирийских "Братьев" Мохаммед Шакфа и добавил: - Мы не хотим принуждать народ ни к чему". Это замечание, учитывая, что "турецкая модель" - это все же создание в целом секулярного государства, а "иранская модель" предполагает как раз религиозную власть, прозвучало бы вполне обычно, если бы не знать, кто его автор. Все же "Братья-мусульмане" - старейшее и сильнейшее в регионе исламистское объединение, лидеры которого только недавно, по случаю наступления "арабской весны", неожиданно стали заявлять, что "всегда стремились к свободе и демократии".

Естественно, Башару Асаду все вышеописанное совсем не по нраву. Не Эрдогану и Гюлю, регулярно устраивающим рейды по отстрелу курдов в соседнем Ираке, учить Дамаск "толерантности". Такой же точки зрения придерживаются и иранцы, поддерживающие сирийское руководство.

Но, что самое интересное, довольно похоже мыслят и нефтяные шейхи, объявившие Сирии экономическую войну, заявив 27 ноября о введении санкций в отношении Центрального банка страны. Как пелось в старой песне, "эти парни не любят ни добрых, ни подлецов". Их раздражает Эрдоган, пытающийся отобрать у них первенство в суннитском мире, заняв место свергнутого египетского президента Хусни Мубарака, с которым у шейхов все было "схвачено".

Естественно, они терпеть не могут и Асада - шиита, контролирующего суннитсткое государство и строящего шашни с их ключевым противником - Ираном. И чем больше будет обостряться ситуация между Тегераном и Анкарой, тем им лучше, так как шииты уже начали поигрывать мускулами в Персидском заливе: в районе прошли учения по защите морских, воздушных и сухопутных границ с участием 50 тысяч человек. Параллельно с этим в залив были выпущены три новые субмарины.

Надеются шейхи и на четвертого игрока - Израиль, давно готовящийся к активной фазе демонтажа иранских атомных объектов с воздуха. В последние пару лет Израиль враждует и с Турцией, так как Анкара внезапно решила, что можно набрать очков в мусульманском мире, инициировав ряд антиизраильских провокаций.

Естественно, до военного противостояния между Турцией и Израилем дело не дойдет. Совсем не выгодна Тель-Авиву и очередная "арабская весна" у своих границ. Эксперимент с демократизацией посредством "Братьев-мусульман" в Египте кончился тем, что израильтяне лихорадочно начали перегораживать и минировать свою южную границу, на которой последние 30 с лишним лет была тишь и благодать. Нынешний сирийский лидер совсем не друг Израиля, однако последствия от его смены могут быть гораздо более неприятными, так как Асад, по крайней мере, довольно предсказуем. К тому же, если его уберут, зардеется "арабской весной" и соседний Ливан с его прекрасно вооруженной шиитской "Хезболлой"...

Кончится ли нынешний виток эскалации в регионе дракой, пока предсказать сложно. Но, если это произойдет, в выигрыше останется лишь одна сторона - зрительская. Та самая, которая радостно аплодировала процессу демократизации в Ливии.


Обсудить на Facebook

Ответить:

Выбор читателей