На Россию опускается "железный занавес"

До сих пор аналитики оценивали возможность реализации сценария, предполагающего жесткий разрыв с Западом, как маловероятную. Но, похоже, сейчас будет сделана попытка перерезать эту пуповину


Кадр из фильма Pink Floyd – The Wall



Принято считать, что внесенный недавно на рассмотрение Госдумы законопроект, запрещающий госчиновникам иметь недвижимость и счета за границей, является исключительно популистским. Мол, обойти этот запрет ничего не стоит: в конце концов, счета можно открывать не напрямую, а через цепочку офшоров. Недвижимость можно оформлять не на себя, а на какой-нибудь траст. На худой конец, на дальних и ближних родственников – как это и сейчас нередко делается в России. А вот на общественность, которая сегодня твердо убеждена, что "слуги народа" предпочитают выводить свои коррупционные доходы и вывозить семьи на постоянное проживание за границу, такая инициатива должна произвести неизгладимое впечатление. Мол, не только простых граждан ограничивает, но и себя, любимых.

Но все не так просто, как представляется на первый взгляд. Разумеется, как антикоррупционная инициатива данный проект не выдерживает критики – в конце концов, для этих целей было бы гораздо эффективнее требовать доказательств законного происхождения доходов, на которые приобретается эта самая недвижимость. Впрочем, авторы законопроекта не слишком скрывают, что его основная задача – обеспечить лояльность бюрократии правящему режиму: "человек должен быть двумя ногами здесь и должен демонстрировать, что не надо хранить деньги в иностранных банках, не надо покупать ценные бумаги у зарубежных компаний", приводит "КоммерсантЪ" рассуждения единоросса Вячеслава Лысакова.

Кстати, еще в феврале ограничение на владение имуществом за рубежом было введено в ФСБ, и последняя инициатива единороссов детально повторяет положения этого закона. Военнослужащие и гражданский персонал должны были в течение месяца отчитаться о наличии собственности за границей, а до 1 декабря 2012 г. принять меры по ее отчуждению. Те сотрудники ФСБ, которые получат иностранную собственность в наследство, в течение недели должны доложить о ней и в течение года продать. Введение подобной меры объясняли тем, что имущество за границей – это возможность иностранных спецслужб влиять на сотрудника. Не исключено, что "оргвыводы" были сделаны после бегства из России в 2010 г. бывшего полковника СВР Потеева, которого считают виновником российско-американского "шпионского скандала", когда ФБР разоблачила 11 российских агентов. Позднее выяснилось, что незадолго до бегства Потеева в США выехали его дети, а жена там уже и так проживала довольно долго. Кстати, по данным "Известий", ограничения на владение иностранными счетами и недвижимостью вводятся для прочих силовых ведомств и для военнослужащих.

Но если следовать этой логике, то потенциальным агентом иностранных разведок становится любой чиновник, прикупивший домик в Болгарии или квартиру в Лондоне. Между тем большая часть россиян, приобретающих недвижимость за рубежом, – именно чиновники. Во-первых, несмотря на развернувшуюся борьбу с коррупцией, госбюджет остается одним из основных источников частного обогащения. Во-вторых, служащие не могут легально заниматься бизнесом, а "отбелить" не самым честным образом полученные доходы проще всего именно через приобретение недвижимости.

Теперь российским чиновникам дают понять, что инвестирование средств за рубежом расценивается как признак нелояльности. До сих пор в качестве "иностранных агентов" рассматривались прежде всего ориентированные на Запад НКО. Но сейчас под раздачу рискует попасть бюрократия (в том числе силовая), составляющая главную опору вертикали власти. Это уже смахивает на тотальную мобилизацию. Причина для этого может быть только одна: действующая власть ощущает стремительную эрозию существующей общественно-политической реальности.

До сих пор аналитики оценивали как маловероятную возможность реализации "мобилизационного сценария", предполагающего жесткий разрыв с Западом и переход к политике автаркии (термин происходит от греческого слова autos и подразумевает форму государственного суверенитета, основанную на обособлении национальной экономики от экономики других стран). Во многом потому, что подавляющее большинство представителей российской элиты являются приверженцами интеграции России в мировое сообщество, а их ресурсы и интересы в значительной степени сосредоточены на Западе. Но, похоже, будет сделана попытка перерезать эту пуповину.

Даже если запрет на собственность за рубежом окажется не слишком эффективным (строгость российских законов, как известно, компенсируется необязательностью их исполнения), внутривидовой борьбы никто не отменял. И вектор этой борьбы будет очень четко сориентирован – стоит вспомнить, например, что обвинение в незаконной предпринимательской деятельности выдвигается впервые в истории Госдумы – и против наиболее оппозиционно настроенного депутата Геннадия Гудкова. Хотя в то, что все остальные бизнесмены совсем оставили дела, избравшись в Думу, верится с трудом.

Таким образом, можно прогнозировать постепенное формирование новой элиты, в гораздо большей степени ориентированной на внутренний рынок. А там, глядишь, и бизнес за рубежом дорастет до госизмены. Исключительное право торговли с заграницей (в первую очередь, разумеется, энергоносителями) окончательно приватизируют госкорпорации. Чтобы представить себе, как вся эта система функционирует, достаточно просто вспомнить Советский Союз, экономика которого держалась на фактическом "крепостном праве" – всеобщей трудовой обязанности и невозможности легально уехать из страны. Эта экономика оказалась настолько неэффективной, что рухнула, как только сократились нефтяные доходы. Но, кажется, мы снова заворачиваем на тот же круг.

До сих пор одним из принципиальных отличий существующего строя от советского были открытые границы – для перемещения как капиталов, так и людей. В течение последних лет показатели оттока тех и других достигли критического уровня. В прошлом году глава Счетной палаты Сергей Степашин ошарашил: за последние три года из России в эмиграцию уехали 1 миллион 250 тысяч человек – главным образом, это бизнесмены и представители среднего класса. Нынешняя волна эмиграции почти столь же масштабна, как и случившаяся после 1917 г. (тогда из России уехали около 2 миллионов человек). История грозит повториться – если, конечно, удастся придумать достаточно убедительный мобилизационный лозунг. Идеей торжества мирового пролетариата сейчас вряд ли кого-нибудь соблазнишь.


Обсудить на Facebook

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей