Взбодрить экономику все сложнее

В числе новых мер по стимулированию экономики может быть поддержка экспорта и выделение средств из Фонда национального благосостояния на кредиты малому и среднему предпринимательству


ФОТО: ИТАР-ТАСС



Россия может запустить программу количественного смягчения для стимуляции национальной экономики, заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев. К монетарным мерам стимулирования экономики может прибегнуть Центробанк, пояснил он.

По словам главы МЭР, ранее занимавшего пост первого зампреда ЦБ РФ, прежде вопрос о подобных мерах не ставился, поскольку в стране не было потенциального разрыва выпуска. Мощности были загружены почти полностью, и в таких условиях "применение инструментов стимулирования экономики как фискальных, так и монетарных, было неправильным, непродуктивным, производящим больше риска, чем результатов".

Теперь же, по мнению министра, подобный разрыв возник. Свидетельством тому является снижение загрузки производственных мощностей в течение последних четырех месяцев и некоторое повышение уровня безработицы. "Это говорит о том, что в такой ситуации возможно использование монетарных методов: и "количественного смягчения", и других", - допустил министр. Правда, поспешил оговориться, что возможность и целесообразность - это разные вещи, и он считает не совсем корректным комментировать деятельность такого независимого института, как ЦБ.

Правительство, в свою очередь, также может принять дополнительные меры стимулирования экономического роста вдобавок к тем, что были утверждены с подачи МЭР, добавил Улюкаев. "Нам неплохо было бы задействовать ту линейку, которая была предложена. Возможны и дополнительные меры, которые бы помогли снизить издержки для предприятий и посодействовать росту спроса", - сказал он. В числе таких мер может быть поддержка экспорта и выделение средств из Фонда национального благосостояния на кредиты малому и среднему предпринимательству. Министр напомнил, что МЭР предлагает направить на кредитование "малышей" 100 млрд руб. из ФНБ. "Такое предложение есть, и, мне кажется, было бы весьма разумно его принять", - отметил он.

Само ведомство между тем не может определиться со сценарием экономического развития, который следует принять за основу. Выбор из двух вариантов – умеренный или консервативный. Если весной министерство однозначно склонялось к первому (он предполагает рост ВВП в этом году на 2,4%, промпроизводства - на 2%), то сейчас они равноценны, пояснил Улюкаев. Консервативный сценарий предполагает увеличение экономики на 1,8%, а промпроизводства - на 0,7%. "Мы считаем, что и тот, и другой вариант - мы предлагаем правительству для принятия решений оба эти варианта, - возможны, оба эти варианта равнозначны пока", - резюмировал министр.

Правительство, похоже, смирилось с наступившей стагнацией и пытается адаптировать существующую ресурсную модель экономики и госуправления к новым условиям отсутствия растущего потока ресурсов, предполагают аналитики института "Центр развития" НИУ ВШЭ. В частности, это выражается в ориентации бюджетной политики на финансирование мегапроектов типа высокоскоростной железной дороги Москва - Казань при одновременном сокращении расходов практически по всем направлениям, включая социально значимые. Сюда же относится и поддержка малого и среднего бизнеса за счет улучшения условий кредитования и использования средств ФНБ.

Но это палка о двух концах, предостерегают эксперты. "Общая тенденция состоит в том, что, стремясь стимулировать экономический рост и будучи не в силах добиться улучшения условий ведения бизнеса, федеральный центр изобретает все больше инструментов финансовой поддержки предприятий частного сектора экономики. К сожалению, тем самым он втягивает все больший круг теперь уже небольших организаций в систему рентных отношений с государством, чем вносит новые искажения в систему рыночных стимулов. А значит, не видать ни нового качества экономики, ни, увы, значимого роста", говорится в очередном выпуске бюллетеня "Новый КГБ" (комментарии о государстве и бизнесе).

Примечательно, что на фоне роста экономического пессимизма внутри страны, западные специалисты призывают не обольщаться и не списывать Россию со счетов. Безусловно, темпы развития российской экономики замедляются, но нет почти никаких оснований полагать, что в ближайшем будущем ей грозит полная остановка, считает Марк Адоманис из американского Forbes.

Свой оптимизм он основывает на поведении рынка облигаций. Если бы инвесторы чувствовали опасность, они потребовали бы более высоких ставок по долговым обязательствам российского правительства. Именно так развивалась ситуация в худшие дни кризиса 2008 - 2009 годов. Тогда расходы по займам России резко выросли с 7% до почти 11%, потому что возникли серьезные сомнения в способности страны пережить экономические катаклизмы. Однако сейчас ничего подобного не происходит: стоимость ценных бумаг РФ с момента окончания кризиса колеблется в довольно узких рамках, и сегодня они находятся примерно на уровне 2006 года.

Весьма маловероятно, что рынок облигаций может оказаться настолько невосприимчивым к надвигающейся экономической катастрофе, отмечает автор. Поэтому он полагает, что никаких серьезных изменений в ближайшем будущем в российской экономике не произойдет: быстрого роста ожидать не приходится, однако стремительный обвал ей также не грозит.


Обсудить на Facebook

Ответить:

Выбор читателей