В чем главный секрет высокой моды по-русски

Президент Mercedes-Benz Fashion Week Russia: в индустрии моды успех дизайнера связан не только с его художественным видением, но и с умением попадать в нужную аудиторию. Дизайнер должен не только самовыражаться, но и понимать, для кого он делает свою одежду

До открытия 30-го юбилейного сезона Недели моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia, который пройдет с 26 по 31 марта в Москве в ЦВЗ "Манеж", остается всего один день. Накануне столь значимого события в мире российской моды мы решили задать несколько вопросов главному "виновнику торжества" - президенту Mercedes-Benz Fashion Week Russia Александру Шумскому.

"Yтро.ru": В этом году нас ждет 30-й юбилейный сезон Mercedes-Benz Fashion Week Russia. Стоит ли в связи с этим, ждать от каких-то сюрпризов?

Александр Шумский: Это регулярный сезон, и какого-то акцента на том, что он юбилейный, мы не делаем. Мы не вкладываем в него какого-то сакрального смысла и не делаем из него отчетного события. К тому же сейчас довольно сложное время, не все дизайнеры смогли сделать коллекции. Так что нам, по возможности, важнее им помочь.

"Y": Это как-то связано с кризисом?

А.Ш.: Думаю, да. Со сложным финансовым положением. Как в стране, так и у конкретных дизайнеров.

Хотя, на мой взгляд, кризис - это именно такое время, когда перед людьми открываются новые возможности: можно получить долю рынка, сделать что-то новое.

"Y": Mercedes-Benz Fashion Week Russia (MBFWRussia) традиционно поддерживает молодых дизайнеров. Порой, это весьма неоднозначно расценивается критиками. В чем смысл? Почему вы продолжаете делать акцент на молодежи?

А.Ш.: У нас в России нет брендов, сопоставимых с ведущими мировыми домами моды. Оборот Prada превышает три миллиарда евро, а какого-нибудь российского премиального бренда в лучшем случае составит 100 миллионов. Причем рублей. И это топовые бренды. По средним же оборот не превышает 20 - 30 миллионов рублей. Большинство дизайнеров находятся в пределах 10 - 15 миллионов рублей в год. По меркам индустрии, это немного. Российские бренды в массовом секторе имеют показатели на два порядка выше.

При этом дизайнеры генерируют большой медийный и общественный интерес к себе, чего не скажешь о производителях, которые реально одевают страну. Но интерес, который возникает вокруг пусть и популярного российского дизайнера, никак не сопоставим с его финансовым положением и положением на рынке. Кроме того, вся дизайнерская мода находится примерно на одном уровне с точки зрения бизнеса.

Я допускаю, что какой-нибудь молодой бренд, который делает только вторую - третью коллекцию, может иметь достаточно развитую бизнес-составляющую по сравнению с брендом, который делает 13-ю коллекцию.

"Y": Вы хотите сказать, что в плане бизнеса, молодежь превосходит ветеранов?

А.Ш.: Не совсем так. У известных дизайнеров уже сформирована клиентура, а молодые находятся только в начале пути. Но мода – процесс творческий, и мы все время стараемся находить новых и перспективных. Ведь все те, кто сейчас уже широко известны, все они когда-то начинали, в том числе на нашей Неделе моды. Обязательно некоторые из тех, кто начинает сегодня, сезонов через десять станут солидными брендами. Устоявшиеся дизайнеры делают новые коллекции, у них хорошая аудитория, но каждый сезон появляется кто-то новый.

"Y": И все же, есть ощущение, что далеко не все у нас разделяют ваши взгляды о необходимости масштабной работы с отечественной молодежью. В прошлом сезоне Ксения Собчак активно упрекала вас в том, что вместо популярных и именитых, у вас молодые, которые мало интересны публике...

А.Ш.: Дискуссию можно вести там, где оппоненты обладают примерно одним уровнем информированности. Здесь же вопрос в полном отсутствии информации у одной из сторон. Но любой публичный спор повышает интерес к теме, и упомянутый вами в том числе. Это полезный процесс.

"Y": И все-таки, у вас не возникало желания привезти на Неделю моды какого-нибудь условного Лагерфельда.

А.Ш.: Мы давно никого не привозим. У нас обратная картина. К нам обращаются дизайнеры, и мы с кем-то из них выстраиваем отношения. Например, несколько лет назад нашу Неделю моды открывала Вивьен Вествуд. И это не означало, что мы сами ее сюда позвали и привезли. Это была ее инициатива и ее интерес к нашему рынку. Мы провели с ней переговоры и сделали этот показ. Это было взаимное движение. В нынешнем сезоне у нас будет показываться очень модный американский бренд мужской одежды Musika Frere, костюмы которого носят многие селебрити Нью-Йорка, включая Jay Z. Но это опять же они к нам пришли, а не мы их позвали.

На подиумах нашей Недели моды за все годы было представлено более 100 иностранных дизайнеров. Десять лет назад мы действительно уделяли этому большое внимание. Мы делали американские, итальянские, английские и другие специализированные дни. Это была важная составляющая, так как российская мода тогда только формировались. И если в один день рядом проходили показы именитого иностранца и нашего русского дизайнера, это было хорошо. Уровень выстраивался по верхней планке, которую задавал гость Недели моды. Сейчас в этом необходимости нет. Например, Viva Vox и Pirosmani легко могут подтянуть уровень некоторых европейских брендов.

"Y": Что, на ваш взгляд, должно выделять успешного русского дизайнера - талант, деловые качества?

А.Ш.: Если говорить о талантах, то ими наша страна точно не обделена. Но в индустрии моды успех дизайнера связан не только с его художественным видением, но и с многими вещами, включая умение попадать в нужную аудиторию. Успешный дизайнер должен не только самовыражаться, но и понимать, для кого он делает свою одежду. Его одежду должны покупать. Конечная точка модного процесса – это потребитель. Модный продукт - это не то, что вешается на стену, и висит там как картина лет 50. Это вещь, которую хотят носить прямо сейчас. Проблема, когда наделенный талантом дизайнер оторван от реальности и не понимает, для кого он работает.

"Y": А влияют ли вообще недели моды на реальную ситуацию на рынке модной одежды в России? Ведь в большинстве случаев все, что показывается на подиумах, имеет мало общего с тем, что массово продается.

А.Ш.: Конечно, влияют. Это влияние связано не с сиюминутными продажами. Скорее, оно носит концептуальный характер. Неделя моды и показы русских дизайнеров - это то, что повлияло на потребительское поведение по всей стране.

На протяжение десятилетий на потребителя постоянно сыплется информация о русских дизайнерах - сначала только через прессу и ТВ, потом к этому подключились интернет-ресурсы: русская мода - это круто, сделано в России - это хорошо. "Обработка" имеет системный характер и каждые полгода, во время Недели моды, происходит информационный взрыв. В итоге это формирует представление потребителя о том, что одежда, сделанная в России, - это качественно, модно, хорошо. Звезды носят платья Ахмадуллиной, Чапурина, Гаузер, Терехова, которые потеснили западные бренды на российских красных дорожках. В соответствии с последними исследованиями, около 60% опрошенных готовы покупать made in Russia. Собственно, это и есть результат нашей совместной с дизайнерами работы.

Конечно, для потребителя коллекции русских дизайнеров – это, пока еще что-то весьма далекое. Но тем не менее он идет в магазин и не стесняется покупать вещи, сделанные русским производителем. Постсоветский синдром, когда все, что было сделано в России, не пользовалось спросом, успешно преодолен. И здесь явно видна заслуга русских дизайнеров и Недели моды как агрегатора усилий, потому что многие массмаркетовые бренды, имеющие российские корни, работали под иностранными именами. Это было оправданно, когда они начинали.

"Y": Сегодняшний всплеск патриотизма пошел на пользу российским дизайнерам?

А.Ш.: Многие магазины и так были готовы работать с российскими производителями и русскими дизайнерами. Вопрос только в том, чтобы они делали вовремя поставку и демонстрировали креативную стабильность. Здесь вопрос чисто производственный. Просто не все дизайнеры и российские производители к этому готовы.

Но в любом случае спрос на произведенную в России одежду есть, и сейчас он существенно выше, чем пять лет назад. Есть еще экономическая причина – импорт стал значительно дороже.

"Y": За многие годы стало традицией, что показы на MBFW Russia открывает Слава Зайцев. Можно предположить, кто бы еще из нынешних российских дизайнеров мог бы исполнить эту роль?

А.Ш.: Я считаю, что любой российский дизайнер может открывать национальную Неделю моды. Исторически сложилось, что у нас ее открывает Слава Зайцев. Это хорошая традиция, но, по большому счету, для любой Недели моды момент ее открытия и закрытия – понятия весьма условные. Но в России есть свои особенности, поэтому хорошо, что открытие у нас делает самый заслуженный и именитый дизайнер России. Правда, если завтра Слава Зайцев захочет сделать свой показ в середине, а не в начале недели, то мы, естественно, предоставим эту возможность.

"Y": Известно, что вы не любите говорить о других неделях моды, проводимых в Москве. И все же, хотелось бы задать вопрос о них. Существует Moscow Fashion Week, которая так или иначе конкурирует с Mercedes-Benz Fashion Week Russia. Насколько я знаю, столичная публика часто задается вопросом: зачем нужна такая конкуренция, вызывающая массу неудобств, и почему бы не слить две недели вместе?

А.Ш.: Мы всегда готовы к обсуждению. Но видите, мы с даже по срокам договориться толком не получается, хотя мы регулярно выходим с инициативой развести даты, чтобы участникам было комфортно. Теперь мы просто стараемся как можно заранее объявлять сроки проведения нашей Недели моды, чтобы у коллег была возможность скорректировать свои даты. Они и "корректируют", как в этом сезоне, не первый раз такое случается. Вопрос: зачем? Я не понимаю, в чем смысл "сталкивать лбами" дизайнеров.

В итоге дизайнеры, которые показываются вне рамок MBFW Russia, недобирают внимания. Мы, со своей стороны, насколько возможно, пытаемся работать с датами, чтобы всем было удобно, но мы тоже зажаты во времени. У нас сроки на пять лет вперед прописаны в контракте с "Манежем".

"Y": Ну а слияние двух недель моды невозможно? А.Ш.: Я не думал об этом. Так вопрос никогда не стоял. Сначала надо научиться взаимодействию, потом переходить к слиянию.

"Y": В вашей неделе из года в год участвует молодой авангардный проект CONTRFASHION. Он заметно выбивается из общего духа недели. Этой осенью эти ребята сделали несколько очень красивых, но при этом весьма необычных показов. Многие сочли их шокирующими. В чем смысл включения подобных участников в программу?

А.Ш.: Мода - это достаточно широкое понятие. Поэтому мы абсолютно сознательно хотим иметь в том числе и что-то альтернативное и авангардное в нашем расписании. И как раз в этом плане CONTRFASHION с их коллективным показом – это идеальное решение вопроса. Это совсем другое шоу - другая картинка, другое настроение.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей