ЕС встал между Россией и Европой

В проекте новой внешнеполитической стратегии Евросоюза, представленной на саммите лидеров стран объединения, говорится, что выстраивание взаимоотношений с РФ представляет собой "ключевой стратегический вызов"

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини на саммите лидеров стран ЕС в Брюсселе представила проект новой европейской глобальной стратегии в области внешней политики и политики безопасности. Текст документа, который получил название "Общее видение, общие действия: более сильная Европа", опубликован на сайте Службы внешних связей Европейского союза.

Фото: Darko Vojinovic/ ТАСС

Отношения с Россией названы в документе "ключевым стратегическим вызовом", а краеугольным камнем политики ЕС в отношении России, как сказано в его тексте, должен оставаться последовательный и согласованный подход всех стран. "Мы никогда не признаем незаконную аннексию Россией Крыма и не смиримся с дестабилизацией Восточной Украины. Мы будем укреплять ЕС, повышать устойчивость наших восточных соседей и поддерживать их право свободно определять свой подход к ЕС", - утверждается в стратегии.

В ее тексте также отмечается, что Евросоюз и Россия взаимосвязаны. "Поэтому мы будем вовлекать Россию в обсуждение разногласий и сотрудничать с ней, если и когда наши интересы будут пересекаться", - говорится в документе.

В плане коллективной обороны основой для большинства государств-членов остается НАТО, именно поэтому нужно углублять сотрудничество с Североатлантическим альянсом, считает ведомство Могерини. Но при этом европейские государства должны быть способны сами обеспечить свою безопасность. "Как европейцы мы должны взять на себя больше ответственности за нашу безопасность. Мы должны быть готовы и способны сдерживать, реагировать и защищать себя против внешней угрозы", - написано в стратегии.

Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев в эфире радиостанции "Вести FМ" заявил о том, что новая внешнеполитическая стратегия Евросоюза демонстрирует желание Брюсселя изменить отношения с Россией в лучшую сторону. "Это любопытная формулировка - она говорит о том, что Евросоюз расписывается в отсутствии нормальных отношений с Россией и, судя по всему, видит задачу в том, чтобы они нормализовались. Когда вы употребляете словосочетание "стратегический вызов" - это пожелание того, чтобы нынешнюю неправильную ситуацию поменять на правильную", - цитирует его ТАСС.

Однако, по мнению Косачева, вопрос нормализации отношений между ЕС и РФ зависит от желания самого Евросоюза "изменить свою модель поведения" относительно России. "Удастся ли нам объединиться? Не знаю, потому что для этого не нам нужно менять нашу модель поведения. Мы всегда Евросоюзу предлагали равные условия партнерства, условия, на которых все бы выигрывали. Евросоюз в это время пытается нам свои интересы навязывать", - отметил Косачев.

Но действительно ли новая стратегия ЕС направлена на улучшение отношения с Россией или в это, скорее, хотелось бы верить?

Как заявил "Утру" президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, оценка России как "ключевого вызова ЕС" - "это явно не про дружбу". "Другое дело, что она может считаться косвенным признанием значения РФ как ориентира для евроскептиков. Ведь российский вызов по отношению к ЕС состоит в том числе и в том, что практически все, кто резко настроен в европейских обществах против ЕС, как правило, настроены на сотрудничество с Россией. И получается, что Россия является ориентиром, флагманом для политики национального суверенитета для евроскептиков", - отметил аналитик.

Вызов по отношению к ЕС состоит и в этом тоже, "но это именно вызов по отношению к ЕС, а не вызов по отношению к Европе, это признание различия интересов и подходов между Россией и ЕС как наднациональной структурой, а не Россией и Европой".

"Мы постоянно соглашаемся отождествлять Европу и Евросоюз, но это неправильно, особенно в ситуации, когда Евросоюз в Европе все менее популярен. Это признание брюссельской бюрократии того, что ее интересы и интересы РФ различны, что Россия представляет собой вызов для брюссельской бюрократии. И если переформулировать все это на правильный язык - "Россия не вызов для ЕС, а вызов для брюссельской бюрократии", тогда все встанет на свои места. Да, Россия - вызов для евроинтеграционного проекта ЕС в том виде, в котором он сейчас существует. И многие европейцы именно за это Россию и любят, за то, что она является противовесом наднациональным структурам, которые им самим очень не нравятся", - сказал эксперт.

По его словам, наднациональные структуры в Европе - такие, как ЕС и НАТО - сейчас, конечно же, вовсю используют российский фактор для консолидации дисциплины в своих рядах, для наведения порядка, упрека в адрес несогласных, что они усиливают Россию.

"Если в случае с НАТО можно говорить о том, что эта организация просто получила второе дыхание благодаря послекрымскому ухудшению отношений и кризису вокруг Украины, то в случае с ЕС фактор антироссийской консолидации действует не столь сильно, но все-таки действует. Сегодня мы уже видим, что внешнюю политику ЕС во многом определяет коалиция немцев со странами Прибалтики, Восточной Европы, Скандинавии на почве антироссийского консенсуса. В редакции скандинаво-восточноевропейских это более жесткие формулировки, в редакции немцев - смягченные, но суть та же. Есть другие страны - та же Италия настроена более дружественно, но чиновники, попадая на общеевропейский уровень, часто становятся представителями Брюсселя, а не своих национальных государств", - подчеркнул он.

Поэтому фактор российской угрозы используется и будет использоваться Евросоюзом для консолидации, особенно в ситуации тех вызовов, с которыми сталкивается сам ЕС.

Началось это не сегодня: в сфере энергополитики европейцы еще в середине 2000-х годов постоянно пугали друг друга российским энергетическим шантажом, которого не было и в помине, но тем не менее они очень серьезно озаботились тем, чтобы ограничить возможности расширения присутствия Москвы на энергетическом рынке. Помимо энергополитического сдерживания Москвы, было еще и "Восточное партнерство" как проект, направленный на сдерживание РФ на постсоветском пространстве, и многие другие примеры, подтверждающие, что логика геополитического и экономического сдерживания России реализуется в ЕС уже достаточно давно. В этом смысле формулировки после Крыма стали более определенными и жесткими, но суть осталась прежней. И это - более долгая тенденция, чем та, что имеет место в последние два года после Крыма и кризиса на Украине.

Но Россия, по мнению эксперта, должна разделять для себя отношения с ЕС и отношения с европейскими государствами. "Со многими из европейских государств у нас действительно есть много точек соприкосновения и потенциал для диалога. Но если говорить о ЕС как о наднациональной структуре, то она, скорее, препятствует, чем способствует реализации этого потенциала. Наша дипломатия часто этого не признает - либо в силу того, что дипломатия является искусством сокрытия мыслей с помощью слов, либо в силу непонимания", - отметил аналитик.

Так что в целом Евросоюз как структуру надстроечную, наднациональную и надгосударственную стоит воспринимать как фактор, затрудняющий российско-европейские отношения, а не благоприятствующий им, и относиться к его тезисам соответственно.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей