Исламисты ждут ухода Каримова

Экономические проблемы, ухудшающееся из года в год социальное самочувствие, идеологический вакуум и разрыв между элитой и населением способствуют радикализации Средней Азии, уверены эксперты

В связи с ситуацией в Узбекистане и неопределенностью состояния президента страны Ислама Каримова эксперты и наблюдатели заговорили о рисках исламизации региона.

Ислам Каримов. Фото: Михаил Метцель/ ТАСС

По словам директора Института стран СНГ Константина Затулина, существует вероятность того, что радикалы снова попытаются поднять голову и расшатать стабильную систему Узбекистана. "Вообще страны Средней Азии, где существует кричащее социальное неравенство, стали очень уязвимы для пропаганды фундаменталистов. Безусловно, попытки расшатать эту ситуацию могут быть приняты со стороны этих радикалов", - отметил он.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин это мнение разделяет. Как заявил политолог "Утру", есть основания опасаться исламизации всей Центральной Азии, не только отдельно взятого Узбекистана.

"Безусловно, такой риск есть. Экономические проблемы, ухудшающееся из года в год социальное самочувствие, идеологический вакуум, разрыв между элитой и населением и многое другое. Плюс рост внешних джихадистских вызовов - раньше был один Афганистан, теперь добавился фактор ИГИЛ", - перечислил он факторы, способствующие этой тенденции. И в этой связи исчезновение с политической арены Центральной Азии такой сильной фигуры, как Каримов, объективно будет играть на руку джихадистам.

"Каримов очень долго выстраивал Узбекистан в качестве некоего бастиона против воинствующего исламизма. Понятно, что, если он уйдет, любая другая фигура, кто бы ни пришел, будет проигрывать Каримову по многим параметрам - по авторитету, по опыту работы, по степени контроля за элитами и за политической системой Узбекистана. И вообще всегда, когда идет пересменка лидеров, объективно нарушается исполнительная дисциплина, ослабляются административные связи. Это технический сбой, который всегда происходит в таких ситуациях, вне зависимости от каких-то конкретных персоналий", - подчеркнул собеседник "Утра".

Узбекистан за счет своего силового аппарата и опыта борьбы с любыми оппозиционными (особенно исламистскими) группировками занимал в регионе особое место: после попытки мятежа в Андижане ничего серьезного в Узбекистане не происходило, Служба национальной безопасности и силовые структуры в целом достаточно уверенно контролировали ситуацию в Республике. Таким образом, жесткость режима - система контроля и подавления любой, особенно исламистской оппозиции, которую оппоненты называют жестокостью, все-таки приносила определенные и наглядные результаты, считает Грозин.

При этом он призвал не забегать вперед: "Каримова хоронят практически каждый год, а он все не уходит". Но если это случится - а рано или поздно это произойдет в силу объективных обстоятельств - конечно, будет определенный элемент снижения эффективности борьбы с исламистским подпольем в самом Узбекистане. С учетом растущей из года в год исламистской угрозы во всем регионе тенденция получается настораживающая, опасаются российские эксперты.

В недавнем теракте в Киргизии тоже подозревают радикальных исламистов. "Это важный сигнал для государства, что контроль над религиозными учреждениями, мечетями, над медресе все-таки нужно усиливать. Действуют нелегальные мечети и медресе. Что там пропагандируют, чему учат подростков даже власти и правоохранительные органы не всегда могут сказать" - заявил "Вестям" независимый эксперт по Центральной Азии Сергей Кожемякин.

Хотя Узбекистан сейчас по понятным причинам оказывается в "зоне риска", инциденты, подобные тому, что произошел в Бишкеке, в республике маловероятны.

"Ничего такого, всех давным-давно выдавили. По большому счету, исламистов первого призыва, тех, которые там действительно пытались построить исламское государство, не осталось. Служба нацбезопасности действует достаточно эффективно, как и механизмы общественного контроля. Это работает, и того, что произошло в Киргизии, в Узбекистане пока, к счастью, удается избегать", - отметил эксперт.

Но в случае ухода Каримова вопрос упирается в то, как будет происходить передача власти, будет ли это управляемый процесс или в определенном смысле хаотичный. Чем более управляемо и организованно это будет происходить, тем больше вероятность того, что период "междуцарствия" с ослаблением власти и административной системы не затянется надолго. И у исламистов просто не будет времени для того, чтобы реализовать какие-то свои реваншистские проекты, уверен Андрей Грозин.

В любом случае политическая стилистика не изменится, поскольку на смену Каримову придет человек из его ближайшего окружения. Премьер ли, его первый заместитель или кто-то еще, так или иначе это будут люди, которые привыкли работать в той политической парадигме, которая существовала, складывалась и закреплялась при Каримове. Так что вряд ли произойдут какие-то серьезные внутриполитические изменения, либеральные или, наоборот, консервативные реформы: элиты не заинтересованы в том, чтобы раскачивать лодку, полагает Грозин.

Впрочем, ни от чего нельзя быть застрахованными: возможно, какой-то вариант внутриэлитной войны в Узбекистане все-таки случится. Но объективно, исходя из того, что происходит там в последние годы, видно, что большинство финансово-промышленных групп или кланов заинтересованы в сохранении и консервации как сложившейся политической системы, так и себя в этой системе. Никто не склонен к экспериментам, уверен аналитик.

Таким образом, с одной стороны, при любых раскладах местные элиты попытаются сохранить статус-кво, с другой, нельзя списывать со счетов социально-экономические факторы и "внешнюю угрозу". Даже если в данный момент удается в значительной степени контролировать "исламистов" самой Центральной Азии (другой вопрос в методах этого контроля, которые не всегда представляются безупречными), то остается, во-первых, фактор неудовлетворенности уровнем жизни сочувствующего исламу местного населения, во-вторых, влияние внешних сил. Исламистское подполье - как бы с ним ни боролись местные центральноазиатские режимы - в странах ЦА с разной степенью активности все-таки существует. И в случае чего внешний фактор сыграет роль "зажигалки". Ведь там, где есть социальный запрос на перемены, всегда появится и поставщик такого рода услуг.

Ответить:

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей